Лето одного дождя. Часть 1

Страница: 1 из 11

Часть I. Натуристка.

Приезд.

«Пшш-шш-шш» — сказала электричка своими дверьми у меня за спиной, и покатила дальше, отбивая ритм на стыках рельсов. Рельсы протянулись из одной стороны в другую, исчезая за поворотом. Они протянутся на многие километры в обе стороны от того места, где стоял я. Они зажаты между двух тупиков.

На платформе было пустынно. Громко лаяла собака, привязанная её хозяином к черной чугунной изгороди. Мимо пробежали двое карапузов — их позвала мама.

«... ево» — гласила табличка, приделанная давным-давно к изгороди. Под ней сидела старушка и продавала семечки. Я хотел купить, но внезапно передумал. Вместо этого я расстегнул рюкзак и достал бутылку пива.

«Теплое», — с огорчением подумал я. Но другого у меня не было, и я открыл бутылку и отхлебнул.

«Не так уж и плохо, когда хочется пить», — подумал я.

Мимо прошли цыгане, потом двух девушек я проводил взглядом. Подъехала ещё одна электричка, и мне пришло в голову, что я застоялся на этой платформе. Поэтому я повернулся и зашагал в сторону леса. Спускаясь по бетонной, с торчащими из неё стальными прутьями лестнице, точнее, спустившись с неё, я увидел ещё одно зрелище, которое на секунду заняло мое внимание. Под лестницей сидел мужик со спущенными штанами и, зажмурив глаза, срал. Но это зрелище меня не прельщало, и я зашагал дальше, потягивая пиво.

Кстати, вас, наверное, интересует, зачем я поехал, и куда. Если не интересует, то пропустите этот абзац и читайте дальше. Мог бы чего получше придумать, скажет кто-то, но я сюда приехал не нефть искать или клад выкапывать. Даже не расследовать дерзкое убийство или ограбление. Дело в том, что есть у меня бабушка. Она немного не от мира сего. У неё хобби — рисовать при помощи современных программных средств. «А он, наверное, позировать приехал...» — протянет кто-то из читателей. Нет. Я даже не компьютер сюда привез. Он стоит целехонький у бабки на даче. Все дело в том, что он только и стоит, а бабка на нем только рисовать и умеет. Ну, а чтобы установить какое-нибудь ПО (тот же Windows), нужен её любимый внук. Вот я и иду прямо на дачу, стуча дисками и пивом в рюкзаке.

Сухая дорога пылила, однако на ней ещё не просохли особо глубокие лужи. Скорее всего, не так давно был дождь. А свежий ветер, игравший в кронах деревьев, предвещал новый. Постепенно солнце пропало за дымкой, а потом потемнело. Когда я прошел небольшую березовую рощу и вышел на поле, пошел мелкий противный дождик. Пить пиво стало не так приятно. Я допил бутылку и зашвырнул её в поле. Потом повернул кепку козырьком вперед, чтобы дождь не щелкал по носу. Надо сказать, что я этого терпеть не могу. Когда я подошел к лесу, дождь зарядил вовсю. В лесу капало не так сильно, но дорога промокла и стала скользкой. Так что пару раз я поскользнулся, раза три споткнулся о корни деревьев. Каждый раз при этом я падал, а, вставая, поминал чьих-то родственников.

Вокруг не было ни души. Я углублялся в лес. Я точно знал дорогу, но почему-то вокруг все было незнакомо. Теперь я окончательно промок. Несложно представить, что я думал про одну художницу. Правда, я не столько думал, сколько кричал. Я не буду приводить в данном тексте все слова, сказанные мной тогда, но могу утверждать, что они схожи с вашими, произносимыми в подобной ситуации. Больше всего мне хотелось оказаться в теплом доме, где не надо смотреть под ноги, а ещё лучше посидеть. Моя квартира подходила для этого больше всего, хотя тот домик, огороженный какими-то палками поставленными без разбору, тоже подойдет.

«Постучу, а если никого нет — дверь вышибу», — подумал я, и помесил грязь, направившись прямо к дому.

Отъезд.

Я запустила руки маме под юбку и нащупала резинку трусиков. Я потянула их вниз и опустила красный кружевной материал до маминых коленей. Потом я снова залезла левой рукой маме под юбку. Указательным пальцем я нашла дырочку её ануса. Я провела вокруг него, постепенно возбуждаясь. Затем я засунула палец наполовину внутрь. Я смотрела на маму, которая стояла передо мной в одной юбке. При этом я сидела на кровати абсолютно голая, и мой указательный палец блуждал в мамином анусе. Я сделала несколько толчков пальцем внутрь, а затем поворочала им из стороны в сторону. Потом я вынула палец и повела им по тому месту, где мамины ноги сходились вместе. Я повела ладонью по её бугорку — там пока ещё было сухо. Потом я поиграла в густых маминых волосках на лобке. И мне и ей нравилось, когда я проводила рукой по её волоскам. Я вынула руку из-под маминой юбки и продолжала смотреть на маму.

Мама расстегнула сзади молнию на юбке и стала медленно спускать её вниз. Мой взгляд скользил по маминому телу вместе с верхней полоской её юбки. Сначала был виден её живот, потом, посередине, показалась линия черных жестких волосиков. Эта линия постепенно сужалась. Наконец, передо мной открылись мамины половые губы, которые сейчас представляли собой розовое пятно, окаймленное коричневой каймой. Мама отпустила юбку, и она беззвучно упала на пол. Она сняла трусики и осталась полностью обнаженной, как и я. Мама села рядом. Мы поцеловались в губы. Мы всегда так делаем, когда собираемся немного расслабится. Она обняла меня и положила на кровать. Сама она, тесно прижавшись, легла сбоку и стала целовать мои груди. При этом её губы оставляли яркие отпечатки на моих сосках и вокруг. Маме нравилось, когда на моих грудях остаются следы помады. Впрочем, ей нравятся ещё и отпечатки моих губ на её грудях. Поэтому перед тем как придти в спальню мы с мамой накрасили губы в несколько слоев дешевой помадой.

Мама закончила и подалась немного вперед, так что её аппетитные груди закачались перед моим лицом. Я приподняла голову и поцеловала один из сосков. Потом я слегка укусила его, а потом целовала и лизала мамины груди, покусывая то один, то другой сосок. При этом я провела рукой по маминым половым губам. Они были уже достаточно влажными.

Мама слезла с кровати и села на пол, засунув ноги под кровать. Она взяла мои ноги и пододвинула меня к краю, так, что моя передняя дырочка оказалась перед её лицом, а ноги лежали у неё на плечах. Она запустила язык внутрь меня и лизала. Она то проводила языком вокруг дырочки, то посасывала клитор, то пускала слюни внутрь меня. Мне это безумно нравилось и я, закрыв глаза, тихо постанывала. Наконец она прекратила и села на кровать. Я легла так, что моя голова была примерно посередине кровати. Сверху она опустила свои губки на мои. Я стала затягивать их внутрь рта губами, впитывая при этом мамин вкус и вдыхая её аромат. Этот запах я уже хорошо знала и от него я возбуждалась ещё сильнее.

 — Тебе нравится моя дырочка? — спросила мама.

 — О, да, — сразу же ответила я.

 — Почему? — спросила мама.

 — Я появилась из неё, — снова ответила я.

 — Тогда оближи её как следует, — сказала мама.

Мы часто устраивали подобные диалоги. От них мы сильнее возбуждались, и это добавляло чувства в наши отношения. Но сейчас я молчала, так как мой язык скользил внутри маминой плоти. Моему языку было приятно, ибо вокруг него было очень тепло. Мама закинула голову и постанывала. Потом она остановила меня и легла спиной на подушку, так что она и не лежала, но и не сидела. Она развела ноги и, согнув их в коленях, поставила на кровать.

Я поставила напротив подушку и тоже заняла такую же позу. Наши зады соприкоснулись. Я просунула свои ноги под мамины и скрестила их у неё на животе. Мы теперь представляли одно целое. Потом мама погрузила два пальца в мое влагалище. В это же время мои три пальца оказались внутри мамы. Мы стали двигать их друг в друге. Как только я замечала, что мама учащает темп, я сама прибавляла темп. И я, и мама уже текли. Нам было очень приятно. Пальцы рук ходили вверх-вниз в бешеном темпе.

Мы обе вспотели. Я видела, как по маминым ляжкам стекают капельки ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх