Лето одного дождя. Часть 1

Страница: 2 из 11

пота. Мне тоже было очень жарко. Постепенно подходила волна, которую я всегда жду, когда мы с мамой делаем это. И вот она захлестнула меня. Я прекратила двигать пальцами в маме. Я вынула их и поднесла ко рту. Приятный мамин вкус был сокрыт в жидкости, покрывавшей мои пальцы. Мама тоже прекратила двигать пальцами во мне.

 — Я кончила, — произнесла она со сладострастием.

Я не ответила ей, а просто улыбнулась. Мама развела мои ноги и нагнулась над моей пещеркой. Она облизала её ещё раз, впитав мои соки. Я сделала то же самое с её пещеркой.

Немного уставшие, но довольные мы легли на кровать. Мама накрыла нас легкой простыней. Что может быть приятнее летним вечером, как лечь спать голой, рядом с голой мамой, накрывшись легкой простыней. Мы часто ложились с мамой спать в одну кровать с тех пор, как от нас ушел отец.

Мы лежали, уснуть сразу не получалось. Я осмотрела на маму и заметила, что она чем-то озабочена.

 — Мам, что-то случилось? — спросила я.

 — Да, — с легкой грустью ответила она. — Завтра тебе придется уехать на дачу.

 — Почему? — спросила я.

 — У нас мало денег, и я решила сдать твою комнату на лето, — сказала мама. — Я должна работать, а у тебя каникулы.

 — Я там буду совсем одна? — спросила я.

 — Я буду приезжать к тебе на выходные, — сказала мама.

Я слегка взгрустнула, но потом подумала, что в выходные на даче с мамой можно придумать много интересного.

 — Ты же у меня большая девочка, правда? — спросила мама.

 — Правда, — тихо ответила я.

Мама протянула руку под одеялом к моему телу. Она стала гладить и ласкать меня между ног. Через некоторое время я кончила, поблагодарила маму и заснула.

На следующее утро все мои вещи погрузили в машину, и я поехала на дачу. Дом стоял на отшибе от всего поселка. Вокруг него росли деревья. Мама дала наставления по хозяйству, пообещала, что в пятницу вечером приедет, и уехала. Я осталась одна.

Прошло три дня. Я ходила в поселок за водой несколько раз, но не видела никого из сверстников. Единственное место, где я увидела людей — это в магазине, куда я ходила за хлебом. Хотя, неудивительно, в будние дни мало кто живет на даче. Я вернулась домой из магазина как раз вовремя. На улице деревья зашелестели листьями, предвещая дождь. Я села в кресло. Надвигающаяся туча закрыла солнце, и в доме стало сумрачно. Я отломила кусок хлеба и стала хрустеть свежей корочкой. Вместе с сумерками в мою душу закрадывалась грусть. Сегодня только среда, а мама приедет в пятницу вечером. Казалось, что мне вечно сидеть в этом доме.

По крыше и по подоконникам застучал дождь. Мне стало жутко в темноте, и я решила зажечь свет. Щелкнув выключателем, я убедилась, что электричество отключили. Значит, и телевизор мне сегодня не посмотреть. Я снова села в кресло. Было скучно. Тогда, чтобы хоть как-то развлечь себя, я решила немного помастурбировать. Я задрала платье. Надо сказать, что мне нравиться ходить без нижнего белья. Так что теперь мои дырочки были обнажены. Я взяла со стола карандаш и, проведя по нему пальцами убедилась что его поверхность ровная. Тогда я приставила его тупой конец к своей задней дырочке и, надавив, просунула его внутрь. Чтобы не закричать, я открыла рот и стала втягивать в себя воздух. Хотя чего я испугалась — можно и кричать и плакать — никто не услышит. Я задрала ноги повыше и стала гладить свою пещерку. Сначала я делала это одной рукой, а потом опустила и вторую. Я то сжимала, то растягивала в стороны маленькие складочки у себя между ног. Иногда я складывала ладонь лодочкой и делала круговые движения на своем бугорке. Это доставляло мне особенное удовольствие. Ещё я засовывала пальцы себе во влагалище. Я приближалась к концу, как вдруг кто-то застучал в дверь.

Сначала я подумала, что это мама. А вдруг, не мама! На этот случай я вынула карандаш у себя из задницы. Его кончик пах моим калом. Я спрятала его в ящик стола. Из окна я увидела, что какой-то парень стоит на крыльце и стучит в дверь. «Наверное, он промок, — подумала я. — Надо его пустить».

Первая встреча.

Я уже пять минут тарабанил по двери. Ещё чуть-чуть и я вышибу её. Но тут она открылась. На пороге стояла девушка лет 17—18. Я объяснил ей что промок и спросил, не пустит ли она меня пока дождь не кончится. Она согласилась. Я вошел. Она сразу же растопила маленькую железную печку и поставила чай. Я попробовал зажечь свет, но девушка сказала, что электричество опять отключили. Она зажгла керосиновую лампу, и я смог, наконец, разглядеть её.

Русые волосы спадали по её спине почти до бедер. Её лицо запоминалось сразу, и казалось, после этого нельзя было его забыть. Оно было слегка смуглое. Под ресницами, такими же русыми, как и волосы, были прекрасные голубые глаза, как два озера. Небольшой носик пуговкой. Её губы... слегка пухлые, они сами просились на поцелуй. Однако при всем при этом она смотрелась достаточно просто в своем цветастом платьице.

Чайник вскипел. Я заметил, что девушка тоже изучает меня. Когда наши взгляды встретились, он сказала:

 — Ты промок. Сними рубашку и джинсы. Я принесу полотенце, чтоб ты вытерся. А то ещё простынешь.

И она вышла в другую комнату. Я скинул рубашку и джинсы и остался в одних плавках. Я уже думал, что сегодня мне перепадет. Тут вернулась она и вручила мне желтое махровое полотенце. Я вытер голову и все тело. Тем временем маленькая хозяйка прикрепила мою мокрую одежду над печуркой. Мы сели пить чай. Пару раз я ловил её на том, что она рассматривает меня. Надо сказать, что я старался хоть немного держать себя в форме, а посему представлял собой среднее между дистрофиком-ботаником и самодовольным жиртресом. Постепенно затеялся разговор. Она спросила, зачем я приехал. Я все рассказал. Потом чай кончился. Я предложил ей выпить пива, небольшой запас которого имелся у меня в рюкзаке. Она согласилась. Вы только не подумайте, что я решил напоить бедную девушку, чтобы потом воспользоваться ею. Я просто решил отблагодарить её за гостеприимство. Я спросил, почему она здесь одна. Катя, так её звали, рассказала, что её мать очень много работает, а на даче надо ухаживать за растениями. Поэтому она всю неделю живет здесь, а на выходные к ней приезжает мама. Мы ещё много говорили.

Вдруг в окно ударил луч солнца. Ха! Время то — еще семи вечера нет. Это от дождя так стемнело, а сейчас дождь кончился, и стало светло. В нашем разговоре повисла пауза.

 — Ну, я должен идти, — наконец сказал я. — А то меня ждут.

Катя сняла мою одежду, которая почти не высохла. Я оделся, ещё раз поблагодарил её за гостеприимство, и вышел.

Сейчас, когда кончился дождь, я увидел, что до дачи моей бабки — рукой подать. Я пошел туда.

Художница. — А, Женя приехал! А я тебя заждалася, — лицо моей бабушки расплылось в улыбке, а руки вытянулись, чтобы обнять меня.

Я мужественно перенес церемонию встречи.

 — Ты все привез? — осведомилась «художница».

 — Да, вроде все, — ответил я.

 — Ну, что же я тебя все во дворе держу. Пойдем чай пить!

Мы зашли в дом. Бабушка напоила меня чаем с вареньем и печеньем. У неё этого всегда в изобилии. Потом она отвела меня в свою комнату на втором этаже и усадила перед компьютером. Черненький Notebook. Хе-хе.

 — Устанавливай мне все тут. А то тут такие пейзажи...

 — Хорошо, сейчас все будет сделано, — заверил её я.

 — Я пойду ужин готовить. Чего бы тебе хотелось? — спросила она.

 — Мяса, — коротко ответил я.

 — Ну, работай, работай, — и она вышла.

Я покосился на иконы в углу. Не то, чтобы я выступал против церкви. Просто эти иконы мне ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх