Сися

Страница: 1 из 5

Эпизоды, которые вы прочтете, не досужая выдумка. Они списаны и слегка домыслены с исповедальных рассказов моей ближайшей подруги, которые я по журналистской привычке, скрытно записала на магнитофон. Надеюсь, что если она когда-либо прочтет эти страницы, то простит, ибо все равно никто не узнает:

С отрочества у Маши сложились непростые отношения со своим бюстом. Она стеснялась его, хотя втайне и гордилась. Уже к 15 годам Маша носила лифчики пятого размера, черные платья и блузки чтобы скрыть свои быстро растущие груди. Они достались ей по наследству от бабушки, которая гордо носила свой необъятный бюст. Маша сутулилась, пытаясь скрыть мощно выпирающие дары природы. Но даже в темной упаковке они вызывали искренний интерес мальчишек во дворе и в школе. Девчонок прозвали ее — Бюст, а мальчишки — Сися.

Бабушка улыбалась на переживания Маши и говаривала —

«Вырастешь — поймешь, как тебе повезло. Еще великий Бальзак писал — « женщина без груди, что постель без подушки.»:. И горделиво встряхнула могучими грудями. В 60 ее лет они были мощны и упруги, как у нерожавшей. Летом Маша с интересом наблюдала как необъятные арбузы бабушкиных грудей буквально гипнотизировали мужчин на улице.

Нередко перед сном Маша долго изучала свои «подушки», которые мощными холмами упругой плоти возносились от основания шеи и завершались нежными куполами сосков. Трогать их было приятно — соски напрягались и твердели.

В остальном Маша была ничем особенном не выделялась. Если судить по бабушке, копией которой Маша повидимому становилась, то Маша должна была стать достаточно крупной дамой с полными бедрами и выраженной талией. Личиком она смахивала на женщин с картин Брюлова — бюронетка с живыми карими глазками и округлым овалом. Милашка, но не красавица.

* * *

Тем летом на даче вместе с Машей, которая уже перешла в 10 класс, и ее родителями обосновалась мамина сестра с сыном Яшей, хорошеньким, как девочка, мальчонкой 9 лет. У Яши была смазливая в кудряшках круглая мордочка с живыми карими глазками. Он был мельче своего возраста и обижался, когда спрашивали, ходит ли он в школу.

Яше поставили раскладушку в комнате Маши и она воспринимала его как сестренку. Не стесняясь раздевалась, переодевалась и с любопытством рассматривала худенькое тельце Яши. Так впервые она увидела «письку», о которой много читала. Маша была начитанной барышней и прочла все, что можно про «это». «Писька» была маленькой и смешной и вовсе не походила на могучие члены, которые она видела в журналах.

Как-то в июне резко похолодало и под тонким пледом было прохладно.

 — Машенька, — пропищал с раскладушки Яша, — жуть как холодно, где бы еще одеяло раздобыть?

 — Поздно уже искать — залезай ко мне, — и Маша подвинулась на широкой кушетке.

Яша в одних трусиках нырнул к ней под одеяло.

Бедная крошка, — подумала Маша и прижала мальчонку к себе. Яша стал понемногу согреваться и оба задремали.

Маша проснулась от странного сладко-томительного ощущения в области соска. Сквозь приоткрытые ресницы она увидела, как крошка Яша, обхватив ручонками ее левую грудь, с азартом посасывает большой как слива сосок. От удивления Маша окончательно проснулась, но решила притвориться спящей. Упоительное ощущение в соске нарастало и сладко отдавало внизу живота. Вскоре Яша принялся за другую грудь и Маша как бы невзначай повернулась, чтобы было удобнее. Невольно, будто во сне, она прижала Яшу к себе и: вдруг почувствовала, как нечто твердое упирается ей в бедро. Машина рука наткнулась на горячий столбик: Она мгновенно поняла что это за предмет и удивилась — надо же, писька малыша Яши казалась такой крохотной:

Яша испуганно замер и перестал сосать. Машина рука обхватила тонкий но твердый членчик и он начал робко двигаться — вперед — назад. Маша поняла, что происходит и ей начинало нравиться как в ее кулачке ритмично елозит затвердевшая Яшина писька. Нравилось ей и то, что Яша с удвоенной энергией принялся всем ртом засасывать ее крупные соски обжимая двумя руками налитые груди.

Вдруг Яша как-то быстро — быстро задергался, всхлипнул и затих. Маша догадалась — кончил. И тут она почувствовала, что необыкновенно возбудилась. Сна как не бывало. Внизу живота нарастала тяжесть и сладкое томление... Ее пальчик окунулся в щелку и обнаружил — мокро, очень мокро. Маша вдруг осознала, что ей нужна разрядка.

Она положила руки на худенькие плечики Яши и стала сдвигать его книзу. И вот кудрявая Яшина головка оказалась внизу живота.

 — Яшенька, пожалуйста, найди там, между ножек ну... мокрое местечко. Поцелуй туда — жарким шепотом попросила она. Маша взяла ручку мальчика и направила туда, где томило. Яша быстро сообразил, что надо « тете Маше» и вобрал в ротик все мокрое и горячее. Стал засасывать и Жанна уже не смогла сдержать стон. Яша замер. — Ну, Яшечка, давай, давай, кушай ее, кушай... еще, еще, сильнее, вкуснее — навзрыд горячо зашептала Маша. Вдохновленный Яша ускорил чмокание и тут Машу охватил первый в ее жизни оргазм. Мощные сладкие судороги накатывались одна за другой и померкло сознание. С последним полуобморочным содроганием наступило облегчение, и по телу разлилась сладкая истома. Маша притянула Яшину головку и поцеловала его в лобик.

С тух пор, когда ночью в комнатах родителей все успокаивалось, крошка Яша перебирался на машину кушетку. Обеими ручками он еле обхватывал упругую тяжелую грудь, приподнимал ее и жадно всасывал шоколадку соска. Прихватывал его зубками, теребил и разминал пальчиками. Затем принимался за вторую грудь. Возбуждение Маши быстро нарастало и когда ощущения становились невыносимо сладкими, она клала руки на плечи мальчика. Яша понятливо сползал вниз к «мокрому местечку». Скоро он научился безошибочно находить головку довльно крупного клитора и ловко обрабатывал его язычком и губами. С каждым разом Маша осваивала какие то новые ощущения, а оргазмы становились чаще, мощнее и разнообразнее. Истощенная очередной серией сладких судорог она захватывала в кулачок напряженный членчик Яши и через пять минут он уже перебирался на свою раскладушку.

* * *

Незаметно пролетело лето и дома Маше стало очень не хватало нежного кудрявого мальчонки, его сладкого ротика и столбика «письки». Из книжек она быстро постигла приемы самоудовлетворения — особенно ей нравилось «делать это» струей теплого душа.

На Новый год сестры с мужьями собрались в гости и Яшу привезли переночевать. Как только за родителями закрылась дверь, Яша оказался на коленях у Маши и быстро расстегнул кофточку и обнаружил лифчик, перед которым несколько растерялся — на даче его не было..

Маша, девушка крупная для своих теперь уже 16 лет, взяла Яшу на руки и отнесла в спальню родителей. Там они рухнули на широкую двуспальную кровать. Маша сама расстегнула застежку на спине, и пышные белые шары грудей вывалились наружу. Яша жадно обхватил двумя руками левую грудь и всем ртом впился в сливу соска. Маша закрыла глаза. Ощущения нарастали и вот уже ее руки как бы сами стянули юбку. А потом, полностью раздевшись, она быстро раздела Яшу. Который уже хорошо знал что делать — его курчавая головка тут же оказалась между ее ног. На этот раз Яша не просто обсасывал клитор — он просунул свои музыкальные пальчики в мокрую щелку и стал разминать изнутри. Он, видимо, прочел книжки про «это». Сначала было немножко больно — Яша, видимо, сильно растянул плевру, но скоро болезненность прошла. Новые ощущения захлестнули Машу. Ее оргазм был внезапным и сокрушительным — она закричала и ее затрясло как под напряжением. Сколько длилось это сладчайшее беспамятство она не помнила. Но почувствовала как восставший членчик Яши стал толкаться внизу живота.

Тогда Маша опрокинула Яшу на спину и неожиданно для себя смело обхватила губами столбик его детской плоти. Вспомнилось ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (2)
наверх