Сися

Страница: 4 из 5

в руке у Маши — после начального подрачивания. Отец Китов принес полотенце и заботливо стер подтеки спермы. Потом старший зажал двумя руками Машины огромные груди и вставил между ними свой багровый член. Перед ее глазами из мякоти грудей стала выныривать пурпурная головка. Через пару минут Китов младший застонал, и Маша с интересом увидела как из головки члена потек белок спермы. Пригодилось полотенце. Затем младший тоже втиснул член меж машиных обширных грудей. Кончал долго, со стонами и крутым матом. Все это время старший Китов стоял рядом и смотрел, чтобы «хорошую деваху» случаем не обидели. Напоследок показал ей висящий бананом член и попросил еще «немножко потрудиться». Маша уже привычно зажала колбасу мягкой плоти в кулачок и стала быстро — быстро водить рукой. Папаша Китов, возбуждая себя «доением» ее пышных грудей и матерщинкой, спустил довольно быстро.

 — Ну, дочка, ублажила старика, ну ублажила — причитал папа Китов. Потом почему-то поцеловал Машу в лоб, отвел к умывальнику и дал чистое полотенце. А затем принес из подсобки банку меда, большой жбан молока и огромный ломоть свежеиспеченного ржаного хлеба.

 — Это тебе, Машура. Силы подкрепи, нам еще они пригодятся.

Китовы ушли, а Маша молоком умыв лицо и, пожевывая хлеб с медом, еще долго сидела в конюшне, осмысливая произошедшее. Наконец то она увидела настоящие хуи взрослых мужиков и притом в действии. Ничего такого особенного. Но как такая штука помещается там внизу?

В сосках и в низу живота нарастало знакомое возбуждение. Сейчас Маша знала чего хотела и даже кого. Конечно милого Витечку Лапина, из ее группы, давно и безнадежно в нее влюбленного. Витечка вернулся с поля к вечеру. Маша взяла его за руку — Пошли на речку, помоемся. Темнело. На берегу у большого стога остановилась.

 — Слышишь, как бьется мое сердце, — таинственно прошептала Маша и приложила Витину руку под свою пышную грудь. Бедный Витя остолбенел.

Знаешь, почему так бьется — Маша сделала драматическую паузу и выдохнула — потому что я, я... тебя люблю.

Жанна расстегнула кофточку и сказала — вот послушай как колотится. Витя встал на колени и руки у него дрожали.

Да, бьется, — хриплым голосом подтвердил он, и ладони подхватили горячую тяжелую и объемистую грудь снизу. На этом он остановился и замер.

Тогда Маша взяла непонятливого Витеньку за уши и уткнула его лицо в свой сосок.

 — Ну же, поцелуй его, шоколадку эту пососи.

Витя осторожно облизал сосок и замер.

 — Еще, еще, ну сильней же, — слегка рассердилась Маша и подумала — совращать так совращать... Кофточка полетела в сторону и ошарашенному Вите предстали две мощные молочно белые дыни Машиной плоти... Маша буквально впихнула Витину голову между грудей, а ладони положила на вздувшиеся соски.

Восставший Витин член оказался не таким ядреным как у Китовых, но длинным. С ним — ручками и ротиком — она управилась быстро. Витечка быстро кончил и стал объясняться в вечной любви. Сложнее было объяснить ему как ублажить «мокрое местечко».

* * *

Бурный роман с Витечкой продолжался все лето и весь первый семестр — пока его родители были за рубежом. Трехкомнатная квартира превратилась в большую спальню, а точнее «сексодром». Это был ускоренный курс «молодого секс бойца». Молодые совокуплялись что называется non — stop. Без устали ежедневно и везде — от коврика в прихожей до ванной Маша попробовала все, о чем можно было прочесть в обширной и ныне доступной литературе. Витечка похудел, но держался стойко. Маша расцвела и явно похорошела. Она вполне поняла аксиому — сперма необходима организму женщины. Поэтому, попытки Витечки попробовать аннальный секс Маша не поощрила. Но зато научилась получать первый оргазм от ласки грудей, когда они поднимались на лифте, а последний, двадцатый, через час от ласкового язычка обессилевшего Витечки. Особенно Маше полюбилась поза «раком» — при этом длиный Витин член затрагивал какие то особенно чувствительные точки. Накатывался быстрый и могучий оргазм. При этом Маша любила видеть себя и Витечку в зеркале — свои огромные качающиеся в ритм груди и искаженное страстью лицо партнера.

Но из загранки вернулись Витины родители и сексульный «рай» по существу закончился. Витечка тут же предложил выйти за него замуж, но его разговор с родителями закончился скандалом. Кроме того, Маша, как девушка практичная, не торопилась на втором курсе стать замужней дамой.

Как говорила ее лучшаяподруга Вера: «ебля еблей, а брак — браком.»

Были нечастые встречи на «хатах» друзей — на отдельную квартиру денег не было.

Первую педагогическую практику Маша проходила в элитной школе, недалеко от дома. В школе Маша, а теперь теперь Мария Петровна, была популярна. По двум обстоятельствам. Во-первых, по причине приятной внешности и незаурядного бюста. На ее уроках даже самые буйные восьмикласники были овечками и не отрывали от «англичанки» глаз. Точнее от шевелений ее пышных грудей, которые в лифчике под батистовой кофточкой жили как бы своей самостоятельной жизнью. Во-первых, все хотели знать английский, который она преподавала, и от частных уроков не было отбоя. Одно из занятий она вела с тремя своими учениками из восьмого класса — недалеко от школы в обширной квартире, родителей Коли. Была средина мая, родители укатили на дачу и в просторной гостиной Мария Петровна терпеливо объясняла мальчикам употребление английских артиклей. Услужливый Коля, крупный четырнадцатилетний пацан, принес всем апельсиновый сок.

Учительнице — в большом хрустальном стакане. Май выдался жарким и Мария Петровна с удовольствием почти залпом выпила сок. Коля ринулся на кухню доливать ее стакан, который тоже скоро опустел. Через несколько минут как-то неожиданно Мария Петровна почувствовала слабость и не было сил поднять руку. По телу разлилась слабость и: она отключилась.

Когда они увидели Марию Петровну без сознания то растерялись,. Коля, однако, спокойно пояснил — — это клофелин подействовал. Он объяснил, что добавил в хрустальный стакан с соком лекарство клофелин, который его отец принимал для снижения артериального давления. Добавил просто так, посмотреть, что будет. Коля любил экспериментировать. И потом — ему очень не хотелось заниматься английским в этот жаркий майский день.

Отнесем ее на кровать — предложил Коля — пусть отойдет. А я крутой видак поставлю.

Мальчики не без труда перенесли обмягшее и отяжелевшее тело Марии Петровны в спальню на большую двуспальную кровать родителей Коли. Она распростерлась на обширной кровати и ее дыхание мерно вздымало гору грудей. На этих двух обширных холмах сразу сосредоточилось внимание мальчиков. Роскошные сиси, с колыхания которых они не спускали глаз в классе, теперь были так близки:

 — Давай немножко посмотрим — робко предложил Олег и начал расстегивать кофточку. Под ней открылся розовый кружевной лифчик, в котором покоились огромные шары. Через кружева просматривались крупные коричневые соски.

Ух ты! — не мог сдержать восхищения Петя — вот это сиси! Невольно он дотронулся до выпиравшего из лифчика могучего бюста и рука его отдернулась. Мальчики замерли в немом восхищении.

Давай посмотрим в натуре, — нерешительно предложил Коля, — и Олег стал ковыряться с застежками лифа. Совместными усилиями лифчик был убран и из него выпали пышнейшие белые полушария с широкими кругами сосков. Груди слегка свисали в стороны и поражали размерами. Впервые мальчики видели голую женскую грудь, поистине необъятных габаритов. Зрелище завораживало.

 — Вот это супер — сиси, — опять выдохнул Петя,

Он осторожно обнял в обе ладони одну нежную упруго-мягкую грудь, приподнял ее и ртом жадно обхватил большой упругий сосок. Другой грудью занялся ...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)
наверх