Смерть Донжуана

Страница: 2 из 6

стеклом, отчетливо вырисовывались на фоне ультрамаринового неба. Закурив сигарету, он стоял, любуясь красотой сибирской ночи. Дверь тамбура открылась и, с веником и совком, с красными глазами, словно тень вошла Светлана. От неожиданности Игорь вздрогнул. Но, узнав её, создание милое сердцу, сделал шаг вперед.

 — Не подходи!!! — забившись в угол и замахнувшись веником, зло прошипела она. — Я закричу...

Вскоре ребята угомонились, и в вагоне стало тихо. Только стук колес да размеренное сопение спящих ребят, нарушало тишину. Игорь лежал на нижней полке и думал о Свете. Приметил он её давно, еще в институте. Красивая стройная, он с первого взгляда влюбился в неё. Но как-то не было повода познакомиться ближе. А тут такая удача. Но коварный друг и здесь опередил его. За те двадцать минут, проведенные в тамбуре, он много узнал о ней. Тяжелая сложилась у неё судьба. С десяти лет, став круглой сиротой, воспитывалась у тетки, родной сестре её матери, у которой своих сорванцов было трое. Несмотря на это, тетка любила её как родную дочь. Постарше, Света стала заботливой няней, этим маленьким сорвиголова. В семье всегда не хватало денег. Тетка жила без мужа, и Света, на протяжении летних каникул, работала на почте, сортируя письма. Но, несмотря на трудное детство, успешно окончила среднюю школу и, по настоянию тетки, поступила в железнодорожный институт.

 — Ничего, выживем, — говорила та. — Многие еще хуже живут. А тебе обязательно, как никому, нужно образование.

И Света старалась. Даже четверок не было в её зачетке, одни «отлично». Всю жизнь мечтала встретить принца и, вот подвернулся один.

Словно призрак, Сергей спустился со своей полки и на цыпочках, словно тень заскользил по темному коридору. Сердце Игоря сжалось до боли. Он повернулся головой к проходу. Напряженно всматриваясь в темноту, слышал, как удары сердца заглушают стук колес. Но вот из тамбура донеслись какие-то звуки, казалось, что Света просит о помощи. Игорь быстро вскочил, но вовремя заметил, что Сергей той же тенью, возвращается назад.

 — Сучка! — зло выругался тот, забираясь на свою полку. — Ну, ты стерва еще поваляешься у меня в ногах, — для него это был первый удар ниже пояса.

У Игоря было страшное желание встать и придушить этого подлеца. Первый раз в жизни он призирал своего друга. «Один-один», — подумал он и, удовлетворенно улыбнувшись, мгновенно заснул.

Поезд шел по крутому повороту, огибая громадную гору. С левой стороны дороги протекала извилистая горная река, то вплотную подбиравшаяся к самой кромке насыпи железнодорожного полотна, то убегающая прочь, образуя широкую пойму, заросшую, низкорослой ивой и мелким кустарником. С правой стороны дорогу прижимал к реке каскад высоких гор, заросших хвойной растительностью. В основном, это пихта и сибирский кедр. Иногда поезд проносился вдоль отвесной скалы, с защитной сеткой на верху, предохраняющей полотно от падения крупных камней. Замысловатые изгибы, часто встречающиеся пороги и водовороты, делали реку чрезвычайно красивой. Противоположный, правый берег, тоже состоял из каскада высоких гор. Иногда между гор появлялись заснеженные вершины «великаны», поражающие воображение даже видавших виды людей. Сотни больших и малых мостов, переброшенных через многочисленные ручейки и речки, десятки тоннелей, пробитых в горной породе, множество разъездов и перегонов говорили о грандиозности таёжной магистрали. Только редкие крошечные селения при разъездах говорили, что и здесь кипит своя жизнь.

Ребята стояли у раскрытых окон, завороженные увиденной картиной и полной грудью вдыхали хвойный аромат сибирской тайги. Радостные лица, восхищенные возгласы, что еще нужно советским студентам. И только Света, сидящая в своей маленькой комнатке, не разделяла всеобщего ликования. Минут через пять, она останется совсем одна. И скорый поезд понесет её дальше. Дальше от родного дома, от этих милых ребят, от своей мечты и надежды. Как жаль, что она не поехала с ними. А ведь ей предлагали...

От лагеря до места работ и обратно, бригады доставляли на дрезине. Был жаркий, солнечный день и Сергею с товарищем захотелось пойти пешком. До лагеря всего шесть километров, полтора часа хода. Мелкими шагами, семеня по шпалам, они молча шли и любовались поистине девственной природой, вдыхая дурманящий аромат тайги с едва уловимым запахом креозота, исходящего от нагретых палящим солнцем, шпал. Уж раз десять они проезжали по этой дороге, но так и не смогли в полной мере насладиться красотой первозданной природы. Если б не магистраль, узкой полоской пересекающей бескрайнее море тайги, можно было подумать, что здесь не ступала нога человека.

Прошла почти неделя, как студенческий десант, высадился у небольшой станции, состоящей всего из трех домиков для обслуживающего персонала. Палаточный городок был разбит у излучины реки. В этом месте, она была особенно хороша. Вынырнув из-за высокой горы и преодолев каскад порогов и перекатов, она вновь терялась в распадке меж величественных гор, унося с собой хрустально-чистые воды. На запасных путях, в вагончиках, была устроена столовая. Низкое, деревянное строение без крыши и с перегородкой посредине, с большой алюминиевой бочкой наверху, являлось душем, где после трудового дня, ребята могли помыться в нагретой солнцем воде. Была здесь и небольшая деревенская баня. По соседству, метрах в двадцати, располагался отряд СМИчей, тоже работающих на ремонте путей, только в горном туннеле. Несмотря на разные ВУЗы, ребята жили одной дружной семьей. Вечерами, свободные от работы ребята, а они работали в две смены, под звуки магнитофона, благо электричество было под боком, на большой, хорошо расчищенной поляне устраивали танцы. Жаркий костер, тоже был обязательным атрибутом после трудного дня. В общем, для романтиков, большего и не нужно.

Любуясь ландшафтом, Сергей шел и вспоминал прошедший день. Они работали при въезде в тоннель. Там хорошо, не то, что на разъезде. За час меняешь пролет и ждешь, пока два-три состава, с интервалом минут в десять промчатся мимо, перевозя груз, необходимый народному хозяйству. А на разъезде, от звонка до звонка, с перерывом на обед, да несколько коротких перекуров. Работа шла хорошо, он был доволен собой и прошедшим днем. Настроение омрачал лишь один инцидент, произошедший в тоннели, когда дорожный мастер послал его забрать инструмент для измерения ширины колеи. Осторожно передвигаясь по едва освещенному тоннелю, он наткнулся на какую-то девушку, не заметив её на фоне яркого света, идущего от рабочей площадки.

 — Ты что, офонарел! Смотреть надо... — в сердцах выругалась она, вставая на ноги. — Ну вот! Опять разлила...

 — Нечего раком стоять посреди прохода. Чай, не на свидании...

 — Что? Недоносок... — медленно процедила она, окинув презрительным взглядом, что даже у него, у Сергея, мурашки побежали по коже. Похожая на старую бабу, с головой, наглухо завязанной пестрой косынкой, в не по размеру большой грязной робе, со следами глины на угловатом лице и отвратительной родинкой над верхней губой, при тусклом свете одинокой лампы, она больше походила на ведьму, на метле спустившуюся с окрестных гор, чем на лучшее творение природы. Но мнение некрасивых девчонок, его интересовало меньше всего.

«Еще раз встретишь в темном переулке, точно инфаркт хватит», — подумал тот и зашагал прочь по длинному коридору.

 — Хоть бы извинился... — донеслись до него слова случайной незнакомки.

Теперь он шел и переживал о случившемся.

«Не нужно было так грубо» — думал он, шагая по узкой тропинке вдоль полотна. «Нам еще долго вместе работать. Что обо мне подумают СМИчи? У них неплохие девчонки.» — мечтательно размышлял он. Но дело сделано, ничего не поделаешь. Но все равно, происшествие не давало ему покоя. Скоро их догнала дрезина, возвращавшаяся со второй группой ребят. Пройдя метров десять,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх