Мой самый жуткий Хэллоуин

Страница: 2 из 2

того, она сказала, что парни всегда стараются заглянуть девочкам под юбки, и те девочки, кто разрешают это делать — плохие. И начались бесконечные тренировки сесть-встать, но каждый раз, когда я садился, подлое платье немедленно ползло вверх, задираясь слишком высоко. Мои просьбы сделать платье чуть подлиннее оказались тщетными. Когда у моей матери окончательно кончилось терпение, она бросила «бессмысленную затею научить слона изяществу», и мне пришлось, жутко краснея, надеть ярко красные кружевные женские трусики. «Так ничто не испортит впечатления от твоего костюма», — одобрительно сказала она, осматривая меня со всех сторон.

Ну, а настоящим coup de grace оказалась завершающая часть моего костюма. За день до вечеринки моя мама с торжественным видом преподнесла мне коричневую коробку. Лукаво посмотрев на меня, он сказала, что сейчас я получу то, о чем мечтает каждая девочка — пару больших красивых грудей. Открыв коробку, я обнаружил там просто шедевр искусства. Они выглядели как настоящие, были мягки на ощупь, и заканчивались большими красными сосками. К тому же они были регулируемого размера. Мама, подмигнув, сказала, что мне в отличие от женщин жутко повезло, так как я могу регулировать размер в зависимости от одежды, или от настроения. Они крепились с помощью специального клеящего состава, так что мне не нужно было одевать бюстгальтера.

Не дожидаясь разрешения, она приспустила вверх моего платья до талии, и начала обрабатывать мою грудь составом. Надежно прикрепив этот «фальшборт», она накачала груди до среднего размера. Я сразу почувствовал вес моей новой груди. Он нарушил прежний баланс, и мне пришлось скорректировать посадку тела, чтобы не увалиться вперед. Это было странное чувство — так реально ощущать свою грудь, ее вес, объем. Мама натянула мое платье обратно, и сказала перед сном попрактиковаться в ходьбе с учетом дополнительного веса, ибо завтра она хочет видеть меня на высоте.

Большую часть следующего дня мы привели в сборах. Я ужасно нервничал, ведь что не говори, это был не совсем обычный костюм. Но моя мама, казалось, позаботилась обо всем: о платье, о макияже, даже о груди, — и все выглядело прекрасно. Но вот наступил вечер. Я надел чулки, прикрепил их к поясу. Залез в свое жутко тесное платье. И тут моя мама решила подправить размер моей груди. Она накачала их еще больше, чем в прошлый раз, так что они раздались настолько, что мне показалось, чуть-чуть и они разорвут платье на клочки. Увеличившись в размерах, они прибавили и в весе. Да, теперь я по-настоящему понял, что ощущают большегрудые девки! Я с трудом удерживался на своих высоких каблуках. Без бюстгальтера мои немаленькие соски беззастенчиво выдавали себя, защищенные лишь тонкой тканью платья. Поправив на мне парик, моя мама с наигранной торжественностью подвела меня к большому во всю стену зеркалу. Я был шокирован представшим предо мной видом, я просто не верил своим глазам. Передо мной стояла самая сексапильная девушка, какую я когда-нибудь видел. Не знаю, может быть в 60-ых так и выглядели «go-go girls», но в 90-х так выглядят шлюхи... первоклассные шлюхи. Особенно выдавались мои раздутые до неприличия груди.

Вечеринка должна была проходить в одной школе. Хотя там у меня не было знакомых, но мы каждый год принимали в ней участие. Это была одна из самых лучших вечеринок сезона. По дороге мы должны были заехать за Ронни и миссис Шумэйкер. Когда наша машина въехала на дорожку перед их домом, по моей спине забегали мурашки. Они будут первыми, ну, за исключением моей матери, кто увидят меня в таком виде. Как они на это отреагируют? Что они скажут?... Тревожные мысли овладели мною. Но не собираясь терять время, моя мама немедленно послала меня за ними, сама решив остаться в машине. Холодный октябрьский ветерок сразу же залетел мне под платье, как только я вылез из салона. Не желая замерзнуть, я быстро заковылял на своих любимых каблуках к входной двери. Мои груди с каждым шагом подпрыгивали вверх-вниз, вверх-вниз. Ужасно волнуясь, я нажал на дверной звонок. Через некоторое время дверь открылась, и передо мной появилась миссис Шумэйкер. И тут у меня окончательно пересохло в горле, и все что мне удалось сделать — это выдавить из себя неуверенную улыбку.

«Я вас слушаю», — сказала миссис Шумэкер, вопросительно смотря на меня.

«Привет», — наконец-то родил я.

«Боже мой!» Ее глаза широко распахнулись. Видимо, она, наконец, поняла, кто перед ней. «Бобби, это в правду ты?!» Опомнившись от небольшого шока, она жестом пригласила меня войти. Я робко переступил порог ее дома. А она все еще не могла успокоиться: «Вот это да. Ты выглядишь великолепно. Ну-ка покрутись. Дай посмотреть на тебя со всех сторон». Миссис Шумэйкер все больше и больше удивлялась, как прекрасно удалась моя трансформация. Походка, манеры, голос — все стала таким женственным, что ей пришлось признать, что моя мама сделала настоящий шедевр.

Через пару минут к нам спустился и Ронни. Он уже был готов к вечеринке, на нем был тот же костюм, что и в прошлый раз. Увидев меня, он, ухмыльнувшись, сказал: «Ну, ты крутая телочка».

Потом мы все вместе поехали на вечеринку. Наши матери всю дорогу обсуждали наши костюмы и хвалились друг перед другом своими достижениями, но, как я понял, так и не пришли к единому мнению, кто же из них все-таки выиграл. Я же был вообще не в состояние о чем бы то ни было говорить, весь скованный внезапно напавшим на меня напряжением. Наконец, мы прибыли на место, и сразу пошли в зал. Он уже оказался почти заполненным, и как только мы вошли, я сразу почувствовал десятки взглядов, устремленных на меня. И это меня окончательно добило, — я начал контролировать буквально каждое свое движение. Старался идти как можно более плавно, чтобы мои груди не подпрыгивали уж слишком сильно. Лишь добравшись до свободного столика рядом с танцевальной сценой, смог вздохнуть свободнее. Но я рано радовался — через пару минут наши матери, перемигнувшись, извинились перед нами, и сказали, что им нужно освежиться. Я и Ронни остались совершенно одни.

И тут же немедленно пара парней подскочила к нашему столику, и пригласила нас танцевать. Они были старше нас, уже выпускники, знаете, такие накаченные футболисты. Я нервно взглянул на Ронни, он нервно взглянул на меня. Молчаливая пауза казалось раздавливает нас. Наконец, он взглянул на парней, и сказал несколько дрожащим голосом: «Ok».

«Классно!» — в их прозвучавших в унисон голосах послышались звуки победного марша. Они взяли нас за руки и повели в центр танцующей массы. Да уж, я то думал, что будет мучением — ходить на каблуках в обтягивающем коротком платье. Наивный! Это было ничто по сравнению с танцами. С каждым притопом и прихлопом мои груди подпрыгивали и виляли из стороны в сторону. Мне казалось, что чуть-чуть и они вывалятся из декольте наружу. И это на глазах всего танцпола, который уставился на меня с уже нескрываемым вожделением с мужской стороны и нескрываемой ненавистью с женской.

Но и это было не все. В один момент, когда Ронни оказался совсем рядом со мной, он успел шепнул мне: «Твое платье просвечивается насквозь».

«Что?» — не сдержавшись, воскликнул я. Взглянув на себя, я обнаружил то, что ввергло меня в состояние шока. Лазерные лучи, используемые в световом оформлении, каждый раз падая на мое платье, делали его совершенно прозрачным. Черт возьми, из чего оно было сделано? Что за ткань использовала моя мать? Я тут же рванулся в спасительный полумрак нашего столика, но большая орава парней обступила меня кольцом и не отпускала с танцпола. Дико смеясь и беснуясь, они начали скандировать: «Давай, потанцуй. Давай, потанцуй». Мой партнер, не давая опомниться, подхватил меня за талию и увлек в безумный танец. С каждым импульсом музыки лазеры, пересекаясь под немысленными углами, падали на площадку, оставляя мое тело совершенно обнаженным перед взглядами толпы.

«Давай, давай еще, потряси ими. Потряси ими для меня», — подбадривал меня мой партнер. Вращая своими бедрами в такт музыки, он пытался прижаться ко мне. Я был ошарашен своей внезапной обнаженностью, и эффектом, произведенным на всех самцов в зале. В голове у меня все закружилось. Теперь, казалось, я танцевал не столько с ним, сколько с каждым парнем, смотрящим на меня. И я крутил бедрами, и тряс грудями, и вертелся из стороны в стороны — я давал настоящее шоу. Это было какое-то помутнение.

Когда музыка закончилась, мой партнер, не давая мне опомниться, схватил меня за руку и потащил прочь из зала. Все еще находясь в тумане, я автоматически последовал за ним по пустому темному коридору, затем вниз по лестнице ведущей в подвал. Мы как будто куда-то спешили, я, наконец, вырвал свою руку и, остановившись, решил таки осведомиться целью нашего похода. Но он прервал меня, сказав, что мы уже на месте. Открыв дверь, он зашел в какое то помещение. Я осторожно последовал за ним. Тут в темноте он крепко обхватил меня, и начал страстно целовать, пытаясь засунуть свой язык мне в рот. Я попытался протестовать, борясь изо всех сил, но он был старше и крепче меня. Его объятие были железными. В довершении всего он начал лапать мой зад и мои фальшивые груди. Как бы не оторвал — мелькнуло в голове. За такой подлог отметелит меня как котлету! Я понимал, что при разоблачении шуткой мне не отделаться. Наконец, славу Богу, он отпустил меня и отошел на шаг назад. Но мне что-то не очень понравилась подозрительная ухмылочка, появившаяся на его лице. Он опустил руку вниз и начал растягивать ширинку. БОЖЕ МОЙ! Что же делать, что же делать — запульсировало у меня в голове. Решать нужно было немедленно. Еще чуть-чуть и он начнет искать у меня то, чего у меня нет и никогда не было. Я весь задрожал. И тут страшная мысль пришла мне в голову. Но я уже понимал, что это было то единственное, что еще могло спасти меня. Я упал перед ним на колени. И приблизил свой рот к его ширинке.

Он медленно вытащил свой член. Такого большого я никогда не видел. Хотя, по правде говоря, в реальности я видел только свой член, а этот был гораздо больше моего. Восемь дюймов в длину и толстый как бревно. Парень, продолжая улыбаться, опустил одну руку мне на затылок, и другой схватил основание члена. Он направил его прямо мне в рот. «Открывай рот, шлюшка. Пососи его». Содрогаясь, я открыл рот и обхватил его орган губами. «Да, так, правильно. А теперь соси, маленькая сосательница». Говоря все это, он начал медленно двигаться им вперед-назад. Теперь обе его руки лежали на моем затылке, и он управлял головой, насаживая мое горло на свой громадный фаллос. Мне пару раз перехватило дыхание, но вскоре я разобрался (жить то хотелось) и начал вдыхать в тот момент, когда головка его члена покидала гортань. А из его рта в это время сыпались длинные серии ругательств о том, что я шлюха, и он использует меня как дешевую проститутку. Тут он начал трахать мое горло все сильнее и сильнее, и вдруг заревев, как медведь, выпустил мне в рот огромную струю горячей и густой жидкости. Пришлось глотать, чтобы не подавиться. Кончив, он приказал облизать свой член до стерильной чистоты. С трудом я заставил себя сделать и это, постоянно сглатывая, пытаясь избавиться от специфического привкуса. Наконец, он принял работу, и я уже собрался подыматься, как он сказал кому-то: «Все, парни. Теперь она ваша».

Онемев, я в изумлении поднял вверх на него глаза. Он смотрел куда-то мне за спину. Все еще продолжая стоять на коленях, с растрепанными волосами, с размазанной по лицу помадой, с задранным почти на талию платьем, я обернулся и увидел большую группу парней около двери, уже направляющуюся ко мне.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх