Рита

Страница: 1 из 2

Рита училась в одиннадцатом классе. Для ее возраста у нее была не самая лучшая фигура. При, вроде бы, приличных формах, грудь ее едва-едва тянула на первый размер. Возможно именно на этой почве у Риты и образовались комплексы. Пусть уже половина девчонок в классе понаходили себе парней, и почти все с ними успели переспать, Рита еще близко не общалась ни с одним молодым человеком. Причем страдания ее по этому поводу словами не описать! Рита мечтала, чтобы ее кто-то соблазнил, как в романе, и даже — пусть! — бросил потом! Ведь все равно она бы почувствовала, что может кому-то понравиться! А пока все мальчишки от нее только нос воротили. Усугубляло проблему еще и то, что Ритины родители придерживались очень строго ортодоксальных взглядов на воспитание девочки. Любые гулянки допоздна, приглашения друзей в гости, ночные разговоры по телефону и все прочие типично подростковые развлечения были Рите строго запрещены. Отец Риты, Виктор Валерьевич, женился на ее матери, Римме Михайловне, когда той только исполнилось 18 и счастливо жил с ней в браке уже 17 лет. До него у Риммы мужчин не было, после, разумеется, тоже. Оба они выросли в очень «правильных» семьях, да и сосватали их друг за друга родители. Но, тогдашние дети, они и не думали воспротивиться! Дочь у них родилась в первый же год брака, и больше детей не было. Так что, над Ритой тряслись как над хрустальной вазой, холили, лелеяли и оберегали от всего на свете. В частности особо переживали за дочкину «честь». В связи с этим Рите и запрещались все «сомнительные» по мнению родителей развлечения. Ей разрешалось рисовать, вышивать, читать предлагаемые родителями книги, смотреть некоторые (!) фильмы и... все. Больше ей практически ничего не позволяли.

В этот день Рита дежурила в классе. Они всегда убирались вместе с Ленкой Модяевой, но сегодня ее напарница не пришла в школу, так как слегла дома с температурой. Следующим за Ленкой по списку шел Вовка Никифоров, поэтому именно его и назначили Рите в пару. Вовка был из разряда школьных «хулиганов», которым «все по барабану» и которые «плевать хотели на всякие уродские дежурства». Классная руководительница, Ольга Николаевна, прекрасно это знала, поэтому лично привела Вовку в класс, велев Рите запереть дверь и не выпускать «этого оболтуса», пока он пол не вымоет. Рита честно повернула ключ в замке, после чего спрятала его в карман.

 — Володя, ты, если не хочешь убираться, посиди просто так, ладно? Я быстренько подмету, пол протру... Это недолго. Ольга же велела тебе здесь сидеть, так что надо просто вместе выйти...

Вовка оторопел от подобной Ритиной тирады — он уже приготовился с боем вырывать себе право на «заслуженный отдых» — а тут такое! Поэтому он только и смог, что сесть, да выдавить...

 — Ну ладно, Ритка...

Рита быстро вымыла доску, и принялась поднимать стулья... все, кроме того, на котором сидел Вовка. Когда Рита взялась за веник, ретивая душа Никифорова взяла свое...

 — Ритка, ну далась тебе эта уборка!

 — А что?

 — Не, ну неужели ничем поинтереснее заняться нельзя? В картишки там...

 — Я не умею. К тому же нам потом от Ольги влетит.

 — Ну, Ольга... Да ничего она не заметит! Подмела и хватит!

 — Как же хватит?! — взвилась Рита, — Ты погляди, какая здесь грязь! Вон, все плинтуса в пылище! Под доской мел накрошили — видишь?!!

 — Ну, вижу. Но фигня же это все! Ольга никогда под ноги на уроках не смотрит! Она только выглядывает не списывает ли кто, или на парте рисует... Слушай, если тебе так уж вздрючилось эти полы хреновы вымыть, открой дверь, я домой пойду. Задрало меня уже здесь торчать!

 — Ага, а Ольга что скажет?!

 — Да забей ты на Ольгу! У меня стрелка с народом в парке, пиво стынет, а ты... «Ольга...»! — передразнил Вовка и поднялся со стула, — Слышь, ты ключ по-хорошему отдай, а то я и отнять могу!

 — Ннуу... Попробуй только отнять! — Рита не ожидала от Вовки такой реакции.

Никифоров поднялся во весь свой немаленький рост и двинулся к Рите, постоянно приговаривая... «Отдай, лучше будет!». Девочка остолбенела от неожиданности и растерянности, а также от странно сладостного чувства, вызванного предчувствием, что сейчас Вовка полезет в верхний кармашек ее блузки, где ни с того ни с сего начал проступать бугорок сосочка ее небольшой груди. Видимо Вовка это тоже заметил и не то потупился, не то наоборот обрадовался. Рита точно не поняла. Во всяком случае, он все еще приближался, а девочка была не в силах пошевелиться. Она судорожно вспоминала, как изящно получалось у Ленки не отдавать Сереге Андриенко яблоко, как она от него улепетывала с радостным хохотом, а он ее догонял, пытался отобрать яблоко, а Ленка его за спину прятала... И как тогда Рита мечтала, чтобы кто-нибудь вот так же побегал за ней... Рита мысленно сжалась в комок, а Вовка уже стоял перед ней. Вот он протянул руку к кармашку, вот Рита почувствовала, как его пальцы проскальзывают вглубь, пытаясь нащупать... ключи?... Рита сама не заметила, что прикрыла глаза и вздохнула. Зато Вовка как раз эту реакцию отсек, и вот его вторая рука приобняла Ритку за талию. Рита смертельно испугалась, но мысленно одернула себя, не давая воли комплексам и отчаянно стараясь вернуться на волны того сладостного течения, что захватило ее минуту назад. Вовка притянул ее к себе и коснулся губами ключицы. Рита застонала. Девочка еще ни разу не ощущала ничего подобного. Вовка ласкал языком ее шею, затем перешел на ушко. По Ритиному телу пробежал озноб. Она задрожала, но не от холода, а от этого нового для нее потрясающего чувства. Вовкины пальцы ласкали сквозь тонкую блузку ее грудь, не нуждавшуюся в лифчике. Вот он аккуратно расстегнул верхнюю пуговку и немедленно впился губами в ложбинку между ее ключиц. Рита еле сдерживалась, чтобы не застонать громче — она понимала, что кто угодно может услышать, постучать в дверь... А ей так не хотелось, чтобы Вовка останавливался! Тем временем он уже расстегнул ее кофточку и скинул ненужное шелковое препятствие с плеч девушки. Вовка стянул с себя футболку и прижался к ней разгоряченным телом. Проведя рукой между грудей, он слегка толкнул ее на парту, и Рита, подчинившись ему, легла голой спиной на холодный пластик. Впрочем, она даже не почувствовала его температуры. Тем временем, Вовка задрал ей юбку, приподнял ноги и начал потихонечку стаскивать трусики. Ее дурацкие трусики в цветочек, купленные мамой. Но Рита уже забыла и об этом. Мгновением позже она ощутила у себя между ног Вовкины пальцы. Он ласкал и мял маленький бугорок примерно там, откуда она обычно писала, рождая в девочке невероятное ощущение, наполняющее ее целиком, заставляющее прерывисто дышать и постанывать. Внезапно Вовкины пальцы спустились ниже и проникли в ее абсолютно мокрое влагалище. Рита уже не могла сдерживать стонов. Тут она почувствовала между ног что-то горячее. Она подняла голову и поняла, что Вовка ласкает ее языком. Ощущение было столь сильным, что Рита едва сдерживала крик. Внезапно, когда Рите показалось, что еще чуть-чуть и она окажется на вершине блаженства, Вовка остановился.

 — Подожди, малыш, я сейчас.

 — Ты куда? Что-то случилось?

 — Все в порядке, ты, подожди, подожди. Просто... Эээ... Ведь просто так нельзя... Надо... Но ты не волнуйся, у меня все есть.

И он извлек из сумки маленький пакетик с презервативом. Рита следила, как Вовка избавился от штанов с трусами, как аккуратно надел презерватив. Когда он вернулся, Рита была возбуждена еще сильнее. Во-первых сказалось увиденное, а, во-вторых, теперь Вовка стоял перед ней совершенно обнаженным. Рита никогда не видела голого мужчины! И сейчас это зрелище особенно возбуждало. Вовка снова откинул ее на парту, раздвинул ей ноги и провел пальцем по клитору.

 — Скажи....

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх