Одна на троих

Страница: 2 из 3

Юра и Слава. Аня лежала на кровати под одеялом, раздевшись донага. Она сказала, что уже ложится спать, а привыкла она спать голой. Кровать ее была «этажерка», т. е. на самом деле это были две кровати одна под другой, и она лежала на нижней. (Вообще-то это было место нашего четвертого соседа, который уехал домой сразу после сесси) Верхняя кровать была спальным местом для Юры, и туда он залез по приходе, потому что время было уже позднее, и он тоже уже собирался спать. Наши же со Славой кровати были обычные кровати и стояли «в линию» вдоль противоположной стены. Пока свет был еще не выключен, мои соседи успели заметить лежащие на стуле анин лифчик и сарафан и понять, что она под одеялом по крайней мере частично голая. Особенно большое впечатление почему-то вид висящего на стуле лифчика произвел на Юру — он даже явно выпучил глаза, когда его увидел. Потом свет был потушен, но начались разговоры. Всем не спалось — Ане потому, что она хотела «еще», как я уже знал (и как вскоре узнали и Юра со Славой), а нам, потому что спать в одной комнате с женщиной было для нас непривычным делом и возбуждающим, само собой разумеется. Разговоры были вначале совсем ни о чем, но уже через пару минут свернули на интересную тему. К сожалению, полностью восстановить тот разговор я не могу. Помню только, что с какого-то момента мы болтали об отношениях мальчиков с девочками, о любви и сексе, о верности и том, нужна ли она. В общем, разговор шел «на грани фола», если не совсем за гранью. Основным говоруном был Юра — его роль в отношениях с его Таней, а именно, роль ухажера, не имеющего пока права на обладание, давалась ему тяжело, и после посещения ее он всегда был немного «заводным», а тут к его возбуждению после общения с его пассией добавился еще неожиданно новый источник — голая женщина под ним. Мы со Славой в основном разбавляли его речи отдельными репликами, а Аня весело подхихикивала, давая понять, что такие разговоры вполне ей по душе.

Не знаю точно, что ощущали в это время ребята (Юра, впрочем, был очевидно возбужден, на его счет у меня сомнений не было, но по репликам Славы понять, как он относится к происходящему, я не мог), но меня мысль о том, что рядом лежит голая женщина, заводила, и мой член был уже опять готов к бою. Но просто пойти сейчас к ней в постель было как-то неудобно перед ребятами. По крайней мере Юра был тоже не прочь развлечься с Аней, а вероятно, и Слава тоже, хотя их возбуждение и не было достаточно сильным, чтобы победить их робость и побудить их к каким-то действиям. Тем не менее, мне соврешенно не нравилась перспектива того, что все так и закочнится пустыми разговорами. Аня явно была готова на многое, и упускать такую возможность было глупо. Поэтому, когда разговор свернул в нужное русло, я взял инициативу на себя, и просто и прямо спросил Аню: «Ань, а Юра тебе нравится?» «Да», был мне ответ. «А хочешь, чтобы он к тебе сейчас спустился?» «Хочу». «Ну что, Юра, если женщина хочет, то нехорошо отказываться. Спускайся!», сказал я. «Да?» — нескольно неуверенно отозвался он. «Конечно!», заверил его я. « Я не кусаюсь», подбодрила его Аня. Юра сполз со своего второго яруса вниз, на пол, нагнулся над Аней и откинул одеяло. «Димка, включи свет», попросила она. «Зачем», раздался удивленный и даже немного испуганный голос Юры. Идея быть наблюдаемым ему, видимо, не очень понравилась. Зато, похоже, Ане как раз захотелось, чтобы мы могли на них смотреть. «А то ведь и промахнуться можешь», хихикнула она. «Не волнуйся, Юра. Я включу лампу. Сильно светло не будет,» сказал я. Я включил настольную лампу. В ее тусклом свете я увидел стоящего рядом с голой Аней Юру. Аня запустила руку в нему в штаны, вытащила его уже вовсю стоящий член и потянула его к себе. Он еле успел стащить штаны, прежде чем рухнуть сверху на нее. Попасть в широкую анину щель было бы легко и в полной темноте, сейчас же шансов промахнуться не было, и юркин член с первой попытки легко вошел в нее.

Юра продержался ненамного дольше, чем я, вероятно, по тем же причинам. Уже через минут 6—7 он шумно кончил, замер на секунду, потом встал и пересел на славину кровать. Аня вздохнула. Ей было все еще мало, но говорить об этом вслух ей было неудобно. Но это было и ненужно — я ее понял. «Ну что», сказал я, «теперь твоя, Слава, очередь!» «Моя?» «Конечно. Правда, Аня?» «Да», отклинкулась она, «иди сюда, Славик». Славик послушно занял место на Ане. Несмотря на то, что из всех нас Слава обладал наименьшим сексуальным опытом, не кончал он намного дольше — прошло не менее 15 минут с начала их «попрыгушек», когда он дернулся и шумно выдохнул воздух, подводя итог их с Аней первому близкому знакомству. Вероятно, дело было не столько в его стойкости, сколько в том, что Аня была теперь уже не просто мокрая, у нее внутри уже был маленький бассейн после того, как в нее кончили я и Юра. Слава встал с нее и отправился обратно к своей кровати, где сел рядом с Юрой.

«Теперь, Дима, твоя очередь!», весело заявила Аня. Меня не надо было упрашивать. Я подошел к ее кровати, взял ее за руку и сказал: «Пошли на мою кровать, там удобнее.» Она послушно последовала за мной, оставил после себя на полу мокрую дорожку — из ее щели изрядно капало. Она легла на спину, а я лег на нее сверху. Рядом, на соседней кровати сидели ребята и пялились на нас. Слава еще, похоже, не вполне отошел от акта с Аней и витал где-то в мире своих грез, но Юра уже успел отдохнуть, и его член уже потихоньку, но явно, наливался силой. При взгляде на его член мне пришла в голову интересная идея. «Аня», спросил я ее, «а как ты насчет в рот взять?» Аня игриво спросила «что именно?». «Ну, ты же понимаешь сама. Член!» ответил я. «Как же я смогу, если он внутри?» продолжила она в том же тоне. «Так не мой, а Юры.» Юра при этих словах удивленно посмотрел на меня.

Аня же повернула голову, чтобы видеть Юру и его достоинство, перевела взгляд пару раз с его лица на его органы и обратно, а потом молча поманила его пальцем. Юра перелез на нашу кровать, встал на ее краю на колени и направил свой ствол в сторону аниного рта. Она опытным движением притянула его к себе, высунула язык и принялась облизывать его головку. Юра закрыл глаза и тихо млел. Облизав его головку со всех сторон по нескольку раз, она открыла рот пошире и медленно всосала в себя сначала головку, а потом и еще часть члена, так что снаружи осталась едва ли треть от общей длины. После чего принялась играть с членом, то выпуская его ненадолго изо рта, но надеваясь на него снова, то перкатывая его во рту, то вообще вытворяя фокусы, которые я не в состоянии описать. Юрка стонал с таким явным удовольствием, что я даже ему позавидовал. Впрочем, мне тоже было неплохо. Аня была настолько смазана внутри нашей спермой и своими соками, что трения почти не было, но в этом был как раз свой кайф. Я тоже старался разнообразить движения и то и дело вытаскивал член полностью, а потом вгонял его снова обратно, что сопровождалось неизменным хлюпающим звуком. Время от времени я переставал гонять член туда-сюда, а просто массировал головкой всю ее мокрую промежность, от клитора вверху до ануса внизу. В одну из таких прогулок моего члена он сполз совсем вниз и уперся прямо в эту ее узкую дырку. Довольно машинально и не задумываясь, что я делаю, я надавил немного членом, и моя головка удивительно легко вошла в ее попу. Вероятно, она уже пробовала такой вид секса, и дырка была не такой уж узкой, или просто сыграло роль то, что все было так хорошо смазано вытекающей из влагалища сверху жидкостью. А скорее всего верно было и то, и другое. По крайней мере, головка была там, а Аня при этом ни малейшим образом не продемонстрировала своего отношения к происходящему, как будто ничего не произошло. Я на секунду остановился и не двигался, потому что мне вспомнилась одна сцена из недавно прочитанной книги «Эммануэль» (которую тогда уже можно было достать, хотя это была еще запрещенная литература), а именно последняя сцена, в которой Эммануэль отдается трем мужчинам сразу....  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх