Сумка сладостей

Страница: 2 из 6

перед великим собранием. — кузина поставила бокал, и поцеловав брата, вышла вон.

Барон посидев немного в кресле пошел в свою комнату. Между тем, Анна умытая и расчесанная стояла перед служанкой и та одевала в новую одежду. Когда всё было готово, Анна предстала перед глазами в совершенно новом виде. Кружевное платьице, голубого цвета, с оборочками, лежало на худом теле девочки как влитое. Маленькие грудки девочки отчетливо просвечивались сквозь тонкую материю. Панталончики белого цвета, и розовые носочки, предавали девочки восхитительный вид. В её волосы была вплетена розовая лента. На ножках обуты красивые туфельки с металлической пряжкой. Это уже была маленькая леди, а не тот заморыш, который предстал впервые перед бароном.

Анна со служанкой прошли в следующую комнату, это была столовая, где на столе уже было всё накрыто. Анна села на стул. Такого изобилия еды она не когда не видела. Перед девочкой стоял фужер с налитым вином, тарелка с мясом и горошком, в другой тарелке дымился суп, из курицы. Рядом стояли всевозможные салаты. Чуть правее стояли всякие сладости и печенья. Рядом с салатом находилась в небольшом горшочке, овощное рагу. Анна взяла ложку и стала быстро есть. Но служанка, вырвала ложку из её рук, показав как надо правильно держать этот столовый предмет. Теперь Анна уже не спеша стала есть. Но ещё несколько раз, за обед, служанка делала замечание. После обеда Анна вымыла руки в подставленном медном тазике. И теперь служанка повела её куда то через многочисленные комнаты. В одной из них на кровати лежала её сестра. Она вся была укутана в теплый плед, рядом с ней сидела другая более молодая служанка, но одетая как и первая в строгом костюме. Она поила Марту из кружки чаем. Увидев сестру, Марта бросила пить, но не встала с постели. Так она была ослаблена. Сестры обнялись и стали шептаться. И тут в комнату вошли барон со своей кузиной. Увидев их, Анна поклонилась и поблагодарила барона:

 — Спасибо ваша милость. Я очень благодарна вам за все, что вы сделали для моей сестры. И для меня.

 — Я очень рад. Но ты должна поблагодарить мою кузину. Это она нашла вас в поле. — произнес барон.

 — Я так признательна вам, я что угодно сделаю для вас. — девочка упала на колени перед баронессой и поцеловала ей руки.

 — Встань глупышка. я очень довольно за тебя. Но тебе надо усвоить следующее. Если ты хочешь с сестрой остаться здесь, ты должна во всем повиноваться нам. Ты должна доверится нам. Не бойся мы не причиним вам вреда. — Виктория подняла Анну и девочка продолжая целовать руки женщины, продолжила:

 — Я на всё согласна. Вы только скажите, я всё сделаю.

 — Ну для начала, тебе на время придется забыть сестру. Ей займется мой брат. А ты потупишь в моё распоряжение. Вы будите встречаться только по воскресением. Я буду тебя учить и ты должна всё выполнять, что я скажу. Тебе всё понятно милашка. — Виктория наконец вырвала руку из маленьких ручек Анны.

Девочка махнула головой в знак согласия, и посмотрела на сестренку. На глазах Марты были слезы, и она была готова заплакать. Сестры ещё раз обнялись и Анна стала шептать на ухо Марты:

 — Марта, милая, моя сестричка, ты главное не бойся. Господин барон ни чего плохого нам не сделает. Родненькая моя, я тебя люблю. Ты ведь знаешь, здесь нам будет лучше, чем на улице. Нас здесь и накормят и напоят, и потом, здесь тепло. Не надо искать ночлег.

Сестрички разнялись, на глазах обеих были слезы. Виктория взяла Анну, за руку и они пошли на верх в покои баронессы.

Женщина шла и гладила девочку по головке. Её рука скользила по худеньким плечам и шелковистым волосам, спадающим вниз с головки Анны. В комнате куда они вошли, висело много картин. На них было нарисовано женщины и мужчины, абсолютно голые. Они стояли, лежали, обнимались, на некоторых картинах были столь откровенные позы и изображения половых органов, что от увиденного Анна потеряла дар речи. Такого Анна даже представить не могла. Вся комната была отделана в розовых тонах. Даже вазы которые стояли вдоль стен были из розового мрамора. Огромная кровать, стояла на постаменте, устланный шкурами диких животных. А с полога, над кроватью, свешивались шелковые гардины, розового цвета. Даже сама кровать была устлана светло розовым покрывалом. Виктория уселась на софе, которое стояло возле столика, на котором на большом блюде горкой лежали всевозможные сладости. Виктория взяла с блюда конфетку, и стала живать, другой рукой она похлопала по софе, как бы приглашая Анну сесть рядом. Девочка с опаской села рядом. Она слышала, что иногда богатые развлекаются с маленькими девочками, и их родители поэтому, всегда старались уберечь детей от встречи с такими господами. Анна вздохнула и подняла глаза на баронессу.

 — Милая. Да ты вся испугалась, дрожишь вон. Ты меня боишься. Не бойся. Я плохого тебе не сделаю. Хочешь конфетку. — баронесса протянула девочки конфетку, а другой рукой стала гладить её по плечам.

 — Благодарю ваша милость. Я очень признательна вам. — Анна взяла конфетку. Первый раз в жизни она пробовала, такие сладости. Конфетка во рту просто таяла, слюна обильно заполнила рот, и Анне пришлось сглотнуть. Конфетка проскочила сразу дальше в пищевод.

 — Возьми ещё конфетку. Тебе понравилась, кушай не стесняйся, бери. — Виктория протянула руку и подвинула голову Анны к себе:

 — Положи ко мне голову на колени. Видишь так удобнее. Кушай девочка, кушай. — женщина уже не скрываясь гладила по всему телу.

Анна дрожала, двойственное чувство боролось в ней. Во первых она знала от матери, что это грех, щупать там где сейчас, блуждала рука этой леди. Во вторых от того, что рука так ласково гладила, Анне становилось тепло и приятно. Какое-то новое чувство появилось у ней. Почему-то засосало внизу живота. Девочка почувствовала, как между ног у ней вдруг стало мокро. А рука баронессы, уже раздвинула ноги, и через панталончики, гладила промежность девочки. Перед глазами Анны поплыли круги. Она не выдержала, и вскочила с софе. Подойдя к окну она выглянула во двор. Внутренний дворик замка жил своей жизнью. Кучер заботливо смахивал наметенный снег с кареты. Слуги, бегали и носили, что-то в руках. Виктория ухмыльнулась и спросила девочку:

 — Неужели ты не разу не терла себя там.

 — Это грех, ваша милость. — Анна повернулась и опустив голову смотрела в пол. Она чувствовала как горят её уши. Как ей вдруг стало жарко.

 — Бедняжка, ты заблуждаешься. Грех, это когда ты не радуешься жизни. Тебе ведь понравилось, когда я гладила тебя там. Ну признайся, понравилось. Ну иди сюда, съешь ещё конфетку. Не бойся. Я как старшая тебе говорю, это не грех. Ну иди сюда, глупышка. — Виктория протянула руки, зовя Анну.

Анна с минуту колебалась. Она была умной девочкой, и понимала, что если она откажется сейчас, то их с сестрой, выгонят на улицу и опять им придется бродить в поисках еды и ночлега. А так пускай, пусть, эта богатая леди трогает где ей захочется, главное надо закрыть глаза. Девочка подошла и села на колени к женщине. Мягкие женские руки стали уже бесцеремонно ощупывать тело девочки. Анна зажмурилась, чтоб не видеть то, как баронесса одним ловким движением сняла панталончики девочки. Теперь, с ужасом, девочка ощутила, как пальцы женщины стали проникать в её влагалище. Виктория с нескрываемым интересом рассматривала внутреннею поверхность стенок влагалища. Маленькие губки девочки сочились и обильно смазывали поверхность входа в пещерку. Уже не контролируя себя, баронесса, рывком разорвала одежду на девочке. Обнажив таким образом, Анну, баронесса опрокинула её на софе и припала ртом к бугорку счастья. Анна задрожала всем телом. Неописуемый восторг потряс молодое тело. первый в жизни оргазм пришёл так быстро и был таким бурным, что Виктория даже на мгновение ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх