Сумка сладостей

Страница: 4 из 6

на её лицо.

Ночью Анна проснулась. Она лежала одна в своей постели, куда её перенесли. В комнате было темно, и только луна в окне освещала комнату. Анна попробовала встать, и упала на кровать, внизу всё болело. Но боль душевная была сильнее, физической. Она всё прекрасно понимала, надо выжить, её сестре требуется уход, и пока не важно, что с ней делают эти развратные люди. Главное, чтоб сестре было хорошо. Девочка даже не подозревала, что уготовано, ей и её сестре. Анна встала на колени, и стала молиться. Ей с детства привили понимания того, что всё чем они несколько часов тому назад, занимались, греховно. Такое можно делать только ради детей, и то если нет ни каких запретов, и постов. Она даже не видела, чтоб отец и мать, когда ни будь делали это. И ещё когда, родители были живы, она мечтала выйти замуж за соседнего парня, он был сыном угольщика. Они с ним всегда вместе плясали на вечеринках, которые обычно устраивала община, по воскресениям. И вот теперь Анна, стоя на коленях, всё это передумала. Ей было обидно и противно от всего увиденного за прошедшее время. А самое противно, то, что она в этом участвовала, и её порой было приятно. Девочка начала отчаянно хлестать себя по щекам ладошками рук. Слезы текли по щекам, и Анна не стесняясь плакала, приглушив всхлипы. Наконец, подтирев подолом ночной сорочки, глаза, она встала с колен, и вышла в коридор. Весь дом спал, и коридор освещался единственной свечкой, которой Анна несла в руке. Она ещё плохо ориентировалась в замке, и поэтому с трудом припоминая, расположения комнат, искала комнату Марты. У одной из приоткрытых дверей, девочка остановилась и заглянула внутрь. Картина, увидена там, повергла Анну в шок. Барон сидел в кресле, широко расставив ноги. Панталоны его были спущены, и его могучий член красовался в руках молодого слуги, как позднее узнает Анна это был сын конюха. Парень дрочил барону член, периодически облизывая и засасывая его. Минут пять спустя, барон прикрикнул и парень встал на четвереньки. И тот час член барона оказался в молодой попке парня. По всей видимости барон давно упражнялся в этом, потому, что член барона свободно ходил внутри прямой кишки молодого человека. Да и самому парню это доставляло удовольствие. Молодой член парня, хоть и маленький ещё, но уже довольно вставший и окрепший в сексуальных играх, царивших в замке. Надо сказать, что в замке все были подвержены распутству, слуги имели половой контакт кто с кем хотел. Сам барон поощрял свободу в этих отношениях. Даже дети слуг были распущены до такой степени, что уличные женщины по сравнению с ними были ангелами. Оргазм барона был скорым. Заставив выпить всю сперму, барон выгнал, неудовлетворенного парня в коридор. Парень дроча на ходу член, и придерживая другой рукой панталоны, вышел. Анна метнулась в сторону. Но парень заметил, и схватил. Он был сильнее. И в результате, Анна на полу, а молодой слуга сверху, утешает свою неудовлетворенную страсть. На этот раз боли уже не было, а была одна обида. Сперму, парень выплеснул на лицо девочки, и чмокнув на прощание, ушел в темноту ночного коридора. Анна встал, слезы душили её, она смахнула слизь с лица рукавом, и пошла пробуя на ощупь пространство вокруг себя. Свеча потухла, когда молодой слуга опрокинул её на спину. Наконец Анна дошла до комнаты, в которой была Марта, сестренка спала тихо и по детски свернувшись калачиком. Анна поцеловала сестру и легла рядом. Это было единственным утешением за этот вечер.

Молодой граф Клод де Барак, был истинным красавцем. Его синие глаза сводили с ума многих женщин в округе. А военная выправка, делали его ещё неотразимым. Ему принадлежали несколько поместий и великолепные плантации виноградника. Породнится с ним мечтали чуть ли не пол страны. Но граф не мог найти ту ради которой можно пойти на столь опрометчивый шаг, как женитьба. И он медлил, время от времени навещая барона для увеселительных вечеринок. Вот и на этот раз граф приехал к барону, в надежде получить то наслаждение, ради которого он собственно и был знаком с распутным бароном. Правда он не совсем разделял взгляды барона на свободу секса, и совсем не поддерживал его знакомства с маркизом. Но сам, время от времени грешил, и принимал это всё как неизбежное зло.

Когда Анна, с уже выздоровевшей сестренкой вошли в зал, то первое, что увидела она, это был молодой граф. Высокий, стройный, с вьющимися волосами, цвета, спелого каштана, он сидел в кресле и пил вино. На ремне висела шпага, украшенная камнями, и две лайковые перчатки, лежали перед ним на столике. Синие панталоны, заправленные в высокие сапоги, граф ездил только верхом, кружевной воротник и оборки на рукавах. Он сразу поразил её сердце. Прошло уже три недели, как сестры поселились в замке барона. Анна уже хорошо усвоила уроки Барона и его кузины. Каждую ночь они её имели по очереди. Теперь спустя время, Анна внешне успокоилась, она всё происходящее пропускала мимо. Даже когда к ней, во время игр приходил настоящий оргазм, она не удивлялась и тоже пропускала. Её душа оказывалась не удовлетворенной, хотя физически любовная дрожь, будоражила её каждую ночь. Теперь это был уже не лягушонок, не какой то заморыш, это была молодая симпатичная леди.

Граф сидел и беседовал с бароном, и как только он увидел Анну, то вскочил. Его как громом поразило. Острая вспышка озарила графа. Вот то, что он так долго искал. Он первый, кто сумел разглядеть не раскрытый бутон розы, в густых зарослях чертополоха. Граф подошел к Анне и поцеловал руку. Смущение, красным румянцем выступило на щеках девушки. Клод усалил сестер на софу и сел рядом в кресло. Сердце графа трепетало и рвалась на свободу. Любовное вдохновение вдохнула новую струю в графа.

 — Милый барон. Вы представите меня, этим очаровательным мадмуазелям. — обратился граф к барону.

 — С удовольствием. Это старшая, Анна. А младшая, её родная сестра, Марта. Граф, спешу вас уведомить, насчет планов. Это люди из бедного сословия. Мы с кузиной взяли их к себе на воспитание. Когда воспитание закончится. Вы можете приобрести их у нас. — сказал барон и набив трубку, стал пускать кольца, глядя в глаза графу.

 — Мне всё равно. Добрый день, милая Анна. Вы позволите за вами поухаживать. Что вы хотите. — граф не отрываясь смотрел только на Анну.

 — Они любят сладости. — сказала, входя Виктория.:

 — Добрый день милый Клод.

 — О, Виктория, вы просто само совершенство, я целую ваши руки, и мне кажется я целую руки самой богине — расплылся в любезностях граф, вскочив с места.

Виктория села в кресло, и обратила взор на графа, но он всё время смотрел на Анну.

 — Милые дети идите к себе, вас позовут. — приказала Виктория. Женщина сразу заметила, влюбленные глаза графа и ревность обуяла её.

 — Милая Виктория, зря вы так. Они ещё почти дети. Мадмуазель Анна, мадмуазель Марта, до свидания. Надеюсь ещё вас увидеть. — сердце графа колотилось как бешеное, когда он прощаясь с Анной, взял её руку.

Девушки ушли. Уже в дверях, Анна обернулась и посмотрела на Клода. Все обиды прошли разом. Она готова была простить всех своих обидчиков, лишь бы ещё немного побыть рядом. В глубине Виктории всё кипело. Какая то там малявка, смогла вскружить голову самому Клоду, юноше сердце которого было так холодно ко многим красавицам. Его благосклонности давно добивалась Виктория. Она решила извести бедных девочек при любом удобном случаи. И дикие планы, один страшнее другого зрели в её голове.

 — Жанн, я знаю вас давно. Сколько вы хотите за Анну. — спросил граф барона, как только девочки ушли.

 — Они не продаются — зло сказала Виктория.

 — Что с тобой милая кузина. — барон удивленно посмотрел на Викторию:

 — Ты явно не в духе сегодня. Милый граф, вы знаете, что девочки ещё не готовы.

 — Меня это не волнует. Я спрашиваю ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх