Наказание мочевого пузыря

Страница: 5 из 6

пукнула, но боль и давление в её животе были слишком сильные, и девочка не смогла сдержаться из-за резкого выхода газов, поэтому, спустя секунду, из промежности Келли вырвалась струйка мочи. На лосинах появилось влажное пятно примерно 5 сантиметров в диаметре, а из глаз Келли брызнули слёзы от боли, когда она напряглась до предела, снова сжав сфинктер. «Я проиграла. Пожалуйста, я намочила лосины, пожалуйста, разреши мне теперь сходить в туалет, пожалуйста...», — её голос затих, и Мег поняла, что Келли сейчас описается. Мегги в это время гладила пальцами промежность Келли, но теперь она поняла, что девочка может обмочить ей всю руку, поэтому Мэг передвинула руку, стала гладить внутреннюю часть бёдер Келли и снова взяла видеокамеру, направив её на лицо девочки. Когда Мегги увидела в видоискателе выражение лица девочки, ей даже стало её немного жаль: по щёкам Келли текли слёзы, её глаза были широко открыты от боли и напряжения, а губы дрожали.

Мегги поняла, что эта девочка может описаться в любую секунду, поэтому она направила объектив на влажное пятнышко между ног Келли, а через несколько секунд отошла, чтобы снимать её в полный рост. «Итак, Келли, я могу простить тебе эту струйку и сделать вид, что ничего не заметила, но до конца оговоренного часа ещё почти полчаса. Ты думаешь, что сможешь выдержать ещё 27 минут?» — с усмешкой спросила Мэгги, решив продолжить «интервью». «Не-е-ет, умоляю, я не смогу выдержать ещё полчаса, я больше не могу терпеть! Я не стерплю, мне ужасно хочется пи-пи, мне нужно пописать!!!» — громко закричала Келли дрожащим голосом, сдавливая бёдра изо всех сил и сжимая кулаки, хотя её руки были пристёгнуты. Через секунду Келли почувствовала самый сильный в её жизни позыв к мочеиспусканию и самую сильную сильную боль в мочевом пузыре. Её мышцы промежности не выдержали, и она выпустила ещё одну небольшую струйку, которая сразу увеличила пятно на лосинах почти вдвое. Почти сразу бедная девочка не удержала вторую подряд струйку, расплывшуюся пятном на внутренней части бёдер Келли, но через секунду ей удалось сжаться, хотя Келли знала, что это бесполезные усилия, и ей не удастся вытерпеть намного дольше.

Мэг подошла к ней и раздвинула её ноги, после чего увидела влажные потёки на лосинах. Внезапно, Келли громко вскрикнула, поскольку невыносимая волна боли прошла через её живот, и замученный мочевой пузырь девочки начал терпеть поражение. Келли не была в туалете немногим более 4 часов, но более двух часов назад она выпила полтора стакана газировки, примерно в то же время — литр Пепси в парке у магазина, а полчаса назад — литр холодного чая. Её мышцы промежности, даже напряжённые до предела, больше не могли противостоять огромному давлению в мочевом пузыре, и Келли начала выпускать одну за другой короткие сильные струйки мочи. Девочка из последних сил пыталась остановить их, и ей это почти удавалось, но каждый раз, когда она сжимала сфинктер и струя прекращалась, её мочевой пузырь пронзала вспышка боли, от которой Келли снова непроизвольно открывала сфинктер, и новая струйка вырывалась на свободу. Келли очень быстро поняла, что не сумеет остановиться и закричала в панике: «Нет! О, Боже, не-е-ет!» — всё же пытаясь хоть немного замедлить поток. Она отливала без остановок, горячая и почти прозрачная моча вырывалась из её промежности с такой силой, что по виду струи даже нельзя было сказать, что она проходит через трусы и лосины, казалось, что этих преград просто не существует.

Внутренние части бёдер девочки были полностью мокрые, лужа мочи растекалась между девочками по полу. Келли неподвижно стояла в луже собственной мочи, по её лицу текли слёзы, её глаза были круглые от стыда и ужаса, но она продолжала мочиться через одежду. В луже мочи, на полу отражались светильники на потолке комнаты. Мэг снимала всё это на плёнку, хотя от такого зрелища её собственное желание пописать становилось всё сильнее. Также ей очень хотелось обмочиться как Келли, чтобы почувствовать, что это значит — надуть в одежду (последний раз Мэг обмочилась то ли в 5, то ли в 6 лет, и уже почти не помнила об этом), но она хотела описаться не специально пустив струю в трусы, а так, чтобы это произошло нечаянно из-за слишком полного мочевого пузыря. Её собственный пузырь внезапно начал болеть и требовать опорожнить его, но Мэгги терпела, потому что ей было бы стыдно обмочиться перед Келли, которую она только что так унизила. Наконец, мочевой пузырь Келли опустел, и на полу осталась лужа больше метра в диаметре. Последние капли стекали с лосин Келли и падали на пол, девочка рыдала от стыда, понимая, что обоссалась перед Мэг, а та всё это сняла на плёнку. Если раньше Келли очень злилась на Мэг и пыталась держаться более или менее гордо, то теперь она понимала, что не выдержала, и тем самым сама себя унизила в глазах своей мучительницы, поэтому теперь Келли напоминала школьницу младших классов, которая описалась у доски на уроке.

Мэг отстегнула её от шведской стенки и сказала, погладив промежность Келли: «Иди, переоденься, тебе нужно помыться». Келли, покраснев, пошла в ванную, оставляя мокрые следы на полу, и встала под душ. Через десять минут она вышла из ванной, переодевшись, и стыдливо подошла к Мэг, которая спросила её: «Чувствуешь себя лучше после душа?» Келли, смущаясь, сказала: «Да. Я надеюсь, что ты теперь не сообщишь моим родителям ни о краже, ни о том, что произошло в этой комнате?» Мэгги лишь усмехнулась и сказала: «Почему это? Тебе оставалось терпеть ещё чуть больше двадцати минут, и ты не сумела сделать это, значит, ты не выполнила уговор. Ладно уж, я не буду говорить про случай в этой комнате, так как ты действительно старалась терпеть, но насчёт кражи я молчать не буду». Мэг подумала, что Келли выглядит очень сексуально в белой миниюбке и тонкой джинсовой рубашке, которые она одела после душа. Также Мэгги заметила. что девочка не одела лифчик, и её твёрдые сосочки отчётливо проступали через ткань рубашки. Келли ничего не сказала, и просто пошла на тртий этаж, где была её комната, Мэгги пошла за ней и незаметно включила камеру, снимая сзади и чуть снизу всё, что было у Келли под юбкой. Мэг с удивлением заметила, что Келли не одела не только лифчик, но и трусы, а её промежность была гладко выбрита. Они поднялись к комнате Келли, и Мэг вошла туда за девочкой, подумав, что у Келли действительно почти совершенное тело.

Мэг выключила камеру и положила её на кровать, сказав: «Хорошо. Я ничего не скажу твоим родителям, но через неделю мы повторим всё это. Я возьму несколько видеокассет, мы поедем в супермаркет, только ты ничего там не будешь воровать, ты снова выпьешь литр газировки, потом мы приедем домой, я пристегну тебя к лестнице, дам выпить столько же жидкости, сколько сегодня, и ты должна будешь вытерпеть час. И, если ты сумеешь сделать это в следующий раз, я обещаю, что отдам тебе записку от продавца, хотя оставлю себе кассеты на память. Я соглашаюсь на это только потому, что хочу следующий раз заснять всё это от начала и до конца, а не только последние пятнадцать минут». «Нет! Я не буду делать это ещё раз», — закричала Келли. «Ну что ж, тогда я отдам записку твоим родителям, как только они приедут», — последовал ответ Мэгги. Келли задумалась на секунду, и, как ей казалось, придумав, как можно попытаться выйти из этой ситуации победительницей, сказала, улыбнувшись: «Ну хорошо, мы повторим это через неделю с условием, что потом ты отдашь мне записку от продавца. Будь уверена, следующий раз я выдержу до конца часа, и выиграю записку». Мэгги, ничего не заподозрив, сказала: «Договорились. Сиди здесь, мне нужно в туалет и под душ, я вернусь через некоторое время». Мэгги взяла с собой кассету из камеры, спрятала её в свой рюкзак, после чего снова пришла в гимнастическую комнату, сняла с лестницы наручники, после чего села на табуретку.

Теперь она сама ужасно хотела в туалет, но решила терпеть как можно дольше, чтобы самой испытать те же ощущения, что и Келли перед тем, как надула эту лужу....  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх