Шантаж

День начался удачно. Обычно до обеда в кафе посетителей-то не бывает, но эти трое погуляли на славу. Закуски, шашлык, спиртное. Дело пойдет, и через полгода можно будет рассчитаться с долгами.

 — Танюша, доча, — крикнула Елена Ивановна, — если хочешь, возьми себе кока-колы в подсобке.

Получив счет, один из тройки, прыщавый молодой человек, достал из кармана калькулятор, долго тыкал в кнопки и наконец радостно заявил:

 — Ну вот, товарищ майор, обсчитала ровно вдвое.

Другой, вроде молодой, но с морщинистым лицом, предъявил побелевшей женщине удостоверение, а его помощник подошел к двери, перевернул табличку и щелкнул замком.

 — Будем составлять протокол.

 — Не надо, товарищи, — захлебнулась слезами Елена Ивановна. — Ну пожалуйста. У меня дочка иждивенка, мужа нет, долги огромные. Если меня уволят, мы пропадем...

 — Да тебя не просто уволят, ты у меня сядешь. А дочку твою — в интернат, там из нее человека сделают.

Ноги у Елены Ивановны подкосились, и она рухнула на стул.

 — Ладно, — смягчился майор. — Можем договориться.

 — Я все-все для вас сделаю...

 — Да ты-то нам на кой сдалась... — перебил ее третий, доселе молчавший брюнет с усиками.

Таня вприпрыжку вбежала в бар и остановилась как вкопанная, увидев мать в слезах.

 — ... Танечка, милая, ты должна сделать, что велят эти дяди. Я тебя умоляю, сделай все, что прикажут.

 — Зачем?...

 — Все-все делай, так надо. Иначе меня посадят в тюрьму.

Елена Степеновна погладила ее по голове и вышла в подсобку. Таня вопросительно посмотрела на незнакомцев.

 — Ну что стоишь, как дура? Раздевайся!

 — Мама, мама! — закричала Таня.

Раскрылась дверь, женщина вошла широкими шагами и закатила дочери звонкую пощечину:

 — Заткнись, стерва! Тварь неблагодарная! Будешь артачиться, морду разобью.

Таня окаменела.

 — Иди-иди, теперь она будет послушной. Ведь будешь? — обратился к девочке майор, нагло осклабившись. — Да не боись, целкой останешься.

Таня кивнула.

... Когда на девочке остались одни трусики, она вопросительно подняла глаза.

 — Тоже снимай, — подтвердил прыщавый.

Она стояла голая, как лягушонок. Недоразвитые грудки, и едва пробивающиеся волосики на лобке.

 — Стань на колени, — велел брюнет. Они все трое сняли брюки и выпростали свои разбухшие члены.

Она подчинилась.

 — Открой рот. Вот так, умница.

 — Да она все умеет, — весело подхватил прыщавый. — Ты что, уже порнуху смотрела?

Не выпуская член, девочка что-то промычала и потрясла головой.

 — Врешь, смотрела. Теперь яйца заглоти, только нежно...

Морщинистый первый кончил ей в рот. Сперма потекла по подбородку.

 — Глотай, сука, это полезно.

Закапало на пол.

 — Вылизывай быстро, и чтоб пол был чистый.

 — Сначала мне ноги оближи, я их давно не мыл, — вставил прыщавый, и троица заржала.

Когда Таня все сделала, прыщавый обхватил ее голову бедрами, так что его обвисший член лег ее на лоб, и желтая дорожка мочи побежала по лицу девочки, перемешиваясь со спермой и слезами.

 — А теперь иди сюда, — приказал морщинистый. — Будешь лизать мне жопу.

Он откинулся в кресле, высоко задрал зад, и она робко коснулась его ануса язычком.

 — Да глубже, сука, — вспылил мужчина и отвесил ей оплеуху.

Девочка повиновалась.

 — Ой, братва, — через минуту сказал он. — Надо облегчиться.

Они сразу смекнули, железной хваткой уложили ее на пол, несколько раз ударив по шее и в висок. Девочка обмякла, и морщинистый старательно испражнился ей на лицо.

 — Зачем вырубили?

 — Так рыпаться будет, ее держать, а ты нам на руки насрешь?

 — Милтонс, ты нам продукт испортил, — зажимая нос, посетовал брюнет.

 — А вы ее помойте.

И они стали мочиться на нее, размывая коричневую жижу.

Когда Елена Ивановна вернулась, Таня лежала недвижима на полу в луже мочи, совершенно голая и избитая до кровоподтеков. Ее лицо было перемазано калом.

«А ведь менты-то настоящие, не липовые,» — некстати подумала женщина. И ей почему-то стало легче.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх