Холодной, тёмной ночью в Аграбе

Одиночество стало нежеланным другом Жасмин в тёмные зимние ночи в Аграбе. Днём, еще было тепло, но ночами, хлад пустыни скользил по улицам и дворцу с жестокостью, напоминавшей принцессе улыбку визиря Джафара.

Бывшего визиря, напомнила она себе. Он сейчас был джинном, всесильным и беспомощным, погребённым под тоннами песка в своей собственной Пещере Чудес, где, она надеялась, он будет оставаться следующие несколько тысячелетий.

Принцесса вздохнула, и плотнее обернула шерстяные одежды вокруг своего тела, глядя вниз, на город, в котором она нашла мужчину своей мечты, ее возлюбленного Аладдина. Со смертью её отца, он стал называться Султаном Аграбы, и одной из печальных последствий его коронации явилась необходимость засвидетельствовать почтение окрестным Султанатам; и, разумеется, утвердить свою позицию.

Естественно, вряд ли могла быть война. Аграба была хорошим городом, люди любили её; в последнее десятилетие, засухи уничтожили много городов в окрестностях, но Аграба пережила этот период, хотя и значительно потеряла в результате снижения торговли. Зато теперь у неё не осталось реальных врагов.

Принцесса с усилием толкнула тяжёлые врата, решив зайти внутрь, во дворец. Закрыв замысловатую дверь своих палат, она разожгла камин; через несколько минут, пламя весело гудело, согревая комнату. Позади послышалось шуршание, один из гобеленов, что хранили тепло в комнате, колыхнулся. Низкое ворчание подсказало Жасмин, кто присоединился к ней; догадка её подтвердилась, когда тигр коснулся её затылка холодным носом. Она повернулась, обхватив его голову руками. «Раджа,» последовал вздох. «Его нет уже так долго...»

«Мммроу,» печально согласился Раджа. Он свернулся у её ног, возле самого камина; снежинки медленно таяли на его шерсти, которая скрывала молодые мускулы. Жасмин часто думала, был ли Раджа чистокровным тигром потому что, по очертаниям спины он больше напоминал гепарда.

«Мррррм?»

«Я знаю, что он скоро вернётся,» улыбнулась она. «У него быстрый Ковёр, с ним Абу... А у меня только ты, слуги не в счёт кто из них понимает, что теперь, когда папа умер, он весь мир для меня. Кроме тебя, никто не понимает. Мне почти хочется, чтобы Яго был рядом...»

«Гррррмх», — выразил своё несогласие Раджа.

«Я знаю, он был таким же, как Джафар, но он отлично понимал мои чувства, когда я с ним разговаривала...» Жасмин снова вздохнула. «Я говорю глупости. Конечно, я не хочу чтобы кто-нибудь из них вернулся; хорошо бы, мы о них ничего не слышали до конца жизни.» Она пересекла комнату и легла на кровать... слишком большую для одного человека. Раджа подтянул к себе поближе коврик из овечьей шкуры, явно намереваясь провести остаток ночи в тепле у камина.

Жасмин лежала в постели, пытаясь вспомнить ощущение тела Али рядом со своим, его тёплое дыхание и гладкую кожу. В её воображении, он как будто был рядом с ней: вот сейчас она протянет руку и потрогает его шелковистые волосы... Она была рада, когда Аладдин бросил носить этот дурацкий тюрбан с пером; его волосы были очень красивы.

Её руки пробежали по животу, вспоминая, как ласкала это место у Аладдина... Ощущение было совершенно другим. Его кожа всегда была гладкой, сухой, мускулы живота придавали ему твёрдость, силу такие же, какие были у его рук. Она внезапно вспомнила брачную ночь, когда чувствовала себя такой испуганной, — да и он тоже. Но после небольшой боли, когда он вошёл в нее, она посмотрела на его обеспокоенное лицо и прижала его руки к своим. Он улыбнулся, и они занялись любовью как муж и жена. Счастье, переполнявшее её, часто изливалось слезами... А он так беспокоился, видя, как она плачет!

Она ощупала пальцами свои рёбра и провела ладонями вокруг грудей, что отозвалось слабой волной удовольствия, пробежавшей по телу. Когда он прикасался к её грудям, он был таким нежным! Глаза его были полны счастьем и неким озорством: он напоминал мальчишку, исследующего новую, любимую игрушку.

Она провела кончиками пальцев по своим ключицам, обтянутым смуглой кожей, и по бокам, вспомнив первый шок, когда она увидела его обнажённым. Размер его естества поначалу испугал её; она не верила, что сможет принять его до самого первого раза... Она достигла ладонями своих бёдер и ощутила мягкие завихрения волос большими пальцами, припомнив и ощущение его внутри себя, когда она, наконец, поняла, что значит быть женщиной. Стоило ей поймать взглядом мальчишескую улыбку Аладдина, как она снова изнывала от желания.

Её ноги сами собой раскинулись шире, как только пальцы достигнули внутренней стороны бёдер. Аладдин всегда был столь... наивным, как и она сначала, когда они исследовали друг друга. Она часто провоцировала его заниматься любовью в самых неожиданных местах и в самых неожиданных позициях, хотя не было ничего лучше, чем просто увидеть его лицо, почувствовать его тело на своем и его самого внутри неё.

Она словно наяву ощутила его влажные поцелуи на своих губах, шее, груди. Как ей не хватало Аладдина! Её пальцы несколько углубились внутрь, — в попытке обмануть реальность и на секунды вернуть его назад. «О, Аладдин!», — выдохнула она, когда наслаждение волной захлестнуло её тело и разум.

Она привстала на кровати, полусидя. Её натура была отчасти удовлетворена, но она знала, что никогда не получит полного удовлетворения: до тех пор, пока Принц Аладдин не очутится в её объятьях. Она почувствовала желание снова помечтать о нём, лаская себя. «Скорее бы он вернулся...»

«Мрррроу?» Раджа приподнял голову.

«Говорю сама с собой, Раджа. Скучаю по Принцу...»

Жасмин услышала, как Раджа едва слышно поднялся на лапы. Его торс был обрисован бликами пламени, и Жасмин обнаружила, что снова восхищается красотой гигантского тигра. Её первый и единственный друг, он всегда был рядом, когда она была огорчена или расстроена. Тигр пересёк комнату и взобрался на постель. «Раджа! Кровать не выдержит!»

«Рррроу,» мягко ответил тигр.

Принцесса протянула руку и коснулась его шеи.

«Мнмрррроу?»

Жасмин прижалась к его теплому, пушистому телу, чувствуя тугие мускулы, такие же, как у Аладдина. С его отъездом, её желания захлестнули разум, а присутствие Раджи напомнило о Принце. Она не стеснялась своих желаний и грёз для неё, они были знаками её любви к Принцу. Она ни о ком не мечтала, пока не встретила его. Жасмин немного отодвинулась от Раджи, не желая его беспокоить своим невольным дрожанием и вскрикиваниями, которыми сопровождалось очередное путешествие её рук по телу.

Раджа немного повернулся во сне, одна из его задних лап коснулась её лодыжки. Внезапно, принцесса ощутила то озорство, которое, в конечном счёте, привело к встрече с Аладдином в трущобах. Она вновь взглянула на тигра. Тигр открыл свои глаза и поглядел на нее, повернув голову так, что его влажный нос касался её шеи. Он медленно опустил голову, коснувшись её твердеющего соска шершавым языком. «Раджа!»

«Хррррм?»

«Зачем... О...» Она села на кровати, обняв тигра своими руками. «Ты просто хочешь напомнить мне об Аладдине, так?»

«Мммрррхммр,» утвердительно ответил Раджа.

Она снова откинулась на подушки, лаская один сосок, в то время как Раджа заботился о втором. Её рука скользнула между бёдер, играя с разгоряченным естеством. «Раджа, мне так его не хватает,» её точеные пальцы ласкали то место, которое давало ей наибольшее наслаждение. Её руки двигались всё быстрее, но Раджа имел другое мнение. Он потянул носом воздух и головой отодвинул пальцы принцессы. «Раджа! Что ты делаешь?»

В ответ, Раджа прошёлся языком по тем местам, где только что были её пальцы. «Раджа...» В его горле родилось вибрирующее рычание, больше похожее на громкое мурлыканье. Он прижался головой к ней, его длинные жесткие усы щекотали её, а язык дарил блаженство. «Да», простонала она почти неслышно. «Да, Раджа, да!». Знакомое чувство наслаждения вздымалось в ней, набирая силу, словно песчаная буря в разгар лета. «Да...» вздохнула она последний раз. «Спасибо, Раджа. Ты чудесный тигришка!» Она шутя толкнула его; он аккуратно (кровать жалобно заскрипела... столь знакомый звук для Жасмин кровать часто скрипела, когда Аладдин не был в отъезде. Но еще никогда он не уезжал так надолго) упал на спину, Жасмин крепко его обнимала.

«Спасибо,» еще раз прошептала она, легонько касаясь губами его мордочки и почёсывая его уши.

Она ощутила, как что-то коснулось её ноги, и бросила взгляд вниз. Раджа явно возбудился её извиваниями и оргазмом. «Раджа... а ты когда-нибудь занимался любовью?» спросила она неожиданно.

«Мммммррррр,» последовал грустный ответ.

«А хочешь, я кого-нибудь тебе найду?»

«Айррр?» тигр взглянул на неё с озадаченным выражением. «Мммараррр», — ответил он секунду спустя, касаясь её носом.

«Я знаю, что у тебя есть я, Раджа, но я не это имела в виду. Я же не тигрица.»

«Мрр?»

«И что?» повторила она. «Ты мой лучший друг, Раджа. Ты заслуживаешь всего, что принцесса может дать тебе.»

«Мррхрмхр?»

«Ну конечно я могу сделать это для тебя», — сказала она, улыбнувшись. «Я люблю тебя, глупый тигришка!»

Она повернулась, вновь коснувшись его ногой, и скользнула по его телу. Она с радостью заметила, что несмотря на гигантские размеры тела, в одном он был схож с Аладдином. Она начала легонько двигать пальцами вокруг возбуждённого тигра. По мере того, как её движения усиливались, Раджа мурлыкал-рычал всё громче. Его лапы вытянулись в воздух, спиной он упёрся в смятые простыни. «Раджа,» её тон был озорным. «Ты же пользовался языком, да?» Она склонила голову и коснулась кончика его своим языком. Странный вкус, немного терпкий, но приятный, словно высушенные фиговые листья. Она приоткрыла рот, и взяла его внутрь, ощупывая, пробуя на вкус. Раджа громко зарычал с одобрением.

Жасмин осторожно играла с тигриным началом, чувствуя, как его тело напрягается. Вскоре, её челюсть устала и она стала использовать руки, скользя вверх-вниз, иногда нежно сжимая яички. Раджа словно взорвался, его рычание перешло в рёв, густая струя белой жидкости взметнулась в воздух, покрывая его мех. «Раджа!» принцесса осознала, что случилось.

«Мрррррри», — ответил он мягко.

«Все в порядке,» произнесла она, поглаживая его вздымающуюся грудь, где часто билось большое сердце. «Надеюсь, тебе лучше.»

Раджа лизнул Жасмин в щёку и вернулся к камину. Принцесса свернулась в клубочек, и вскоре заснула.

Утро едва забрезжило, первые лучи солнца только начали разгонять ночной холод и туман, когда она сквозь сон почувствовала руку, упавшую ей на плечо: «Жасмин? Жасмин?» Её глаза раскрылись. «Аладдин!» вскрикнула она, потянув его на себя. «Мне тебя так не хватало!»

«А мне тебя, принцесса,» отвечал он, Жасмин почувствовала, его эрекцию. Она почти немедленно вновь воспылала желанием, несмотря на прошедшую ночь. «Пожалуйста,» простонала она, глядя на него. «Возьми меня, Аладдин!»

«Принцесса,» белая туника полетела, разорванная надвое, в сторону. Они накрылись одеялами: камин уже погас, утро было холодное. Несмотря на это, тело Жасмин было горячим, а Аладдин, после столь долгого отсутствия, тоже не заставил себя ждать, заполнив её полностью, приводя её в экстаз.

Она взглянула на его смуглое лицо, поглядела ему в глаза. Он улыбнулся своей обычной улыбкой:

«Мне так не хватало тебя, принцесса.»

Их движения наполнились новой страстью; её ноги обвились вокруг его бёдер, удерживая его внутри. «Никогда больше не уходи, Аладдин.»

«Не уйду, Жасмин, обещаю.»

«Я... верю...» она прошептала, почти задыхаясь.

Их сплетённые тела задрожали, они соединились в глубоком поцелуе, растворившись в наслаждении...

Через некоторое время солнце уже выползло из горизонта Жасмин прошептала: «Али?»

«Да, любимая?»

«Спасибо, мой принц.»

Он обнял свою жену: «... принцесса.»

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх