Это теплое лето судьбы

Страница: 1 из 2

Стоял жаркий летний день, я слонялся по городу, не зная куда идти. Мне было скучно. Большая часть моих друзей разъехалась на каникулы, а те, что остались мне уже надоели.

Ни к кому, ни к чему не относясь, разгоняя пыль ногами и пытаясь скрыться от жары, я все размышлял. Куда деть свое уже довольно перегретое тело. Скука, словно большой и ядовитый червь прогрызала меня словно яблоко. Пойти в Кино? — да денег нету, на речку тоже идти одному совершенно не хотелось. Что ж мне делать?

И словно в ответ на мою просьбу раздался зычный голос откуда-то слева — Эй парень молока хочешь с медом? Если представить, что по вашему телу пропускают электрический ток, и оно, ваше тело содрогается в конвульсиях вторя импульсам в «надцать» герц, со мной произошло аналогичное. Я был полностью поглощен своим незавидным положением, а тут на тебе, по мозгам, МЕД — МОЛОКО. Я уже собрался послать, того кто мне это предложил, так далеко на сколько позволяло мне мое воображение:. НО любопытство, вот это да! Не даром говорят, что любопытство погубило кошку. Какое молоко и мед? И кто меня звал из-за кустов?

Оглядевшись, я опешил и долго еще не мог сообразить, что произошло. Вроде бы я весь город знал, вдоль и поперек его исходил, но именно в этом месте я не бывал ни разу. Среди громадин из стекла и бетона и прочих современных построек, приютился бревенчатый домик такой красивый, такой игрушечный, весь утопающий в зелени яблонь и кустарников неизвестной породы. Я сделал шаг назад и увидел распахнутую калитку, дорожку, выложенную причудливыми булыгами серого камня. Крыльцо на ступеньках, которого сидел паренек, вернее не паренек, а почти взрослый молодой мужчина. Он сидел на крыльце, рядом стояла большая трех литровая банка молока. Сидел и смотрел на меня, из под его соломенного цвета «волосяк», на меня уставились серые пытливые глазки. Несуразица какая-то, парень как парень шорты, майка не совсем подстрижен, босой и с банкой, да еще на крыльце этого домика. Я собирался что-то ответить, но мой мозг застопорился, челюсть отвисла и все::: Послать его послать его, сказать что-то ехидное и противное и:, но я по прежнему стоял и не мог ничего вымолвить меня просто околдовала его физиономия такая довольная и такая радостная.

Ну Так эй как тебя Там? — крикнул он, приподнимаю банку молока.

Молоко то хочешь? Да и рот закрой а то простудишься? — он поставил банку, приподнялся, повернулся ко мне спиной собираясь войти во внутрь этого домика:

Ну последний раз говорю если хочешь, то пошли молоко «задавим»! — сказал он поднимая банку молока и бросая на меня косой взгляд.

Не то чтобы я хотел молока, да еще мед, просто мне хотелось попасть во внутрь домика. И посему я согласился, громко гаркнув пересохшим горлом Ага, но получилось АХАЙХа!

Парень чуть не выронил банку, засмеялся, и направился в домик громко говоря так чтобы я слышал, — Ну народ нынче пошёл умирает от жажды, речь теряет, а на простое предложение попить молоко ничего ответить не может.

Я поднялся по крыльцу за этим молодым мужчиной, первое, что меня поразило — это аромат, который шибанул меня в нос, такой странный, но до такой степени родной. Я стоял на пороге принюхивался и пытался разделить на составные части, этот манящий запах трав, это запах дерева, и еще многое, что просто не поддавалось ни какому определению.

Я двинулся дальше в комнату почти ничего, не видя и не соображая, ожидая увидеть красивые занавески, кровать с пирамидой подушек, круглый столик накрытый вязаной скатеркой, часы с кукушкой, ну все то, что мы себе можем представить, когда думаем о «домике» и о деревне. Вы мне не поверите, я сам не поверил то, что увидел. Увидел я то, что и ожидал. Сон, это сон такой странный сон. Я замотал головой, но видение не исчезло, я ущипнул себя за руку, но и это не помогло. Меня поразило то как было прохладно и уютно в этом домике.

Меня зовут Виталик, а тебя? — вопрос хозяина домика, ну того самого что меня позвал, меня вывел из оцепенения.

Андрей. — сказал я, наблюдая за тем как Виталик быстро расставляет кружки ставит большую тарелку с сотами из которых сочится мед истекая солнечными «тягучками». Расставляет узловатые стулья, такие старые и замысловатые, что нельзя понять, как такое можно сделать с деревом.

Я подошел к столу, уселся на предоставленный в мое распоряжение этот стул и подивился, на сколько может быть удобен стул.

Это мой Дед Ваял! — с нескрываемой гордостью сказал Виталик, ВЕЩЬ!

Ага, не то слово просто я и не мог подумать, что такое можно с деревом сотворить, — ответил я, разглядывая странные глиняные кружки и вдыхая приятный медовый аромат, что источали соты.

Мы пили молоко, чокаясь глиняными кружками и произнося какие-то фразы, я давно не пивал такого вкусного молока. Да и мед с сотами ни ел. Жуешь эти соты, а потом выплевываешь уже опустошенную вощину, так здорово. Мы выпили почти всю банку молока.

Мы разговаривали довольно долго, а я все ловил себя на том, что не знаю, почему, но мне совершенно не хочется уходить, и скука моя совсем выветрилась. Да и какой нормальный человек пойдет жарится в это пекло когда можно сидеть в прохладном месте. Я с нескрываемым любопытством изучал все что окружало меня, и меня все не покидало чувство, что может это сон. Но молоко что мы выпили с таким удовольствием, быстро нашло дорогу наружу, и опровергло мои мысли о сне.

Виталик, а где здесь писают? — спросил я.

Здесь Андрей не писают, а «ссут» вон там. — он махнул в сторону двери рукой, и приподнялся и направился к двери.

Пойдем покажу мне тоже не мешает, отлить излишки. — он направился в сени широко распахнув дверь.

Я последовал за ним.

Мы прошли в сени, затем прошли их на сквозь и вышли в противоположную дверь относительно входа, и оказались в саду. Для меня это было словно попадание в страну сказок. Зеленая травка такая пушистая, солнечные блики на ней и пятнистое покрывало тени от деревьев, я почти забыл зачем я пошел:..

Эй тормоз, Очнись штаны промочишь! — раздалось из глубины садика.

Я пошел на голос Виталика и вскоре очутился возле сортира, довольно большого для одного человека. Дверь была открыта и я видел как Виталик из своего массивного «шланга» поливает прямо в «очко». Желтоватая струйка искрясь, распадаясь на массивные капли улетала во тьму и где-то в глубине ударялась с громким рокочущим «трр трр трр».

Я смотрю ты прям как мешком стукнутый Андрейка, то стоит соображает пить ему или нет, а теперь обратная ситуация, писать или нет «Вот в чем вопрос.», — Виталик посмотрел на меня улыбнулся вышел и подтолкнул меня к «очку».

А ну покажи класс!!! — громко крикнул он.

Я самый искусный в этом деле! — крикнул я и сдернув шорты с трусами принялся поливать из своего инструмента.

Так давай еще мощнее, Андрейка давай! — кричал Виталик.

И я старался выдавить из своего организма все с подобающим напором.

Я не заметил как Виталик приблизился ко мне с зада вплотную, как его рука уже держала мой пенис и направляла его совсем не туда куда надо, нам было весело, мы смеялись. Это мое — мое, кричал я, но он отвечал нет и нет. Ну вот последняя капелька упала. Неожиданно другая рука Виталика заползла мне меж ягодиц, и его пальчик нажал на мой анус. Ты такой красивый — прошептал Виталик. Он меня повернул к себе лицом и поцеловал меня в губы. Я не знал что делать. Кричать или плакать, радоваться или грустить. Мне было приятно, и страшно того что будет дальше. Он поцеловал меня еще раз и еще, меня давно ни кто не целовал, а в губы уж и подавно. Во мне словно что-то сломалось, взорвалось, по телу пробежала дрожь. Мне стало так хорошо так приятно. А он только целовал меня и целовал. И что-то говорил своим срывающимся от волнения голосом. Я ничего не мог разобрать. В моем животе и пояснице разгорался огонь, мне было так странно, страшно ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх