Китти-Кэт

Страница: 1 из 2

Глава 1

Иллюзии

... В сгущающихся летних сумерках Кэтрин мчалась на юг по федеральной дороге 95 из Вашингтона в направлении Ричмонда. Было уже поздно, а путь предстоял неблизкий. С учетом ограничения скорости в штате Вирджиния (55 миль — около 90 км/час) и строгих местных полицейских Кэти не рисковала слишком сильно давить на педаль газа, и получалось, что она окажется в пункте назначения не раньше, чем через два часа. Кэтрин взглянула на приборную доску своего рубиново-красного «Корвета» — часы показывали половину десятого. Завтра — 4 июля, День независимости, который приходился на пятницу, поэтому вечером в четверг, накануне трехдневного «длинного уикенда», автомобильные пробки на выезде из американской столицы были просто убийственными.

Зато когда она миновала базу морской пехоты в Куантико, солнце село, можно было отключить кондиционер и опустить откидной верх автомобиля-кабриолета. Обычно удушающий июльский ветер казался не таким влажным, как днем, светлые волосы Кэти, подстриженные в безупречное каре, теперь развевались подобно вымпелу на боевом корабле.

Кстати, о кораблях. Отец девушки Чарльз Грэйсон III-й командовал базой ВМС США в Норфолке, и именно туда она направлялась, чтобы сделать родителям сюрприз. Кэтрин была намерена объявить им, что собирается уехать в Париж. Хотя она всего два года отучилась в Джорджтаунском университете, и ей было всего 19 лет, Кэтрин чувствовала себя вполне взрослой, благо родители, всегда мечтавшие о сыне, воспитывали ее почти как мальчишку. Девушка уже практически оформила свой перевод в Сорбонну по программе обмена.

Однако говорить родителям об истинной цели своего отъезда Кэт пока не собиралась. Дело в том, что она рвалась в Париж, прежде всего потому, что несколько месяцев тому назад туда уехал ее возлюбленный, Жорж де Сан-Тур, советник посольства Франции. Она познакомилась с Жоржем во французском посольстве на приеме в День взятия Бастилии 14 июля прошлого года. Она тогда работала стажером-добровольцем в одном из сенатских комитетов, и ее начальник — руководитель аппарата председателя комитета отдал ей свое приглашение.

Жорж сразу привлек ее внимание — смуглый статный брюнет с веселыми зелеными глазами, среднего роста, но удивительно широкоплечий. Смокинг отлично смотрелся на нем. Вокруг него стояло с полдюжины очень эффектных женщин разного возраста, внимательно ловившие каждое его слово и смеявшиеся после его шуток так громко, как будто одна пыталась перехохотать другую, надеясь хоть на мгновение привлечь внимание красавца-француза к себе одной.

Поймав на себе молниеносный и заинтересованный взгляд незнакомца, Кэт сразу почувствовала приятное тепло в промежности, и румянец на ее щеках стал еще ярче. Она пружинистой походкой продефилировала мимо собравшихся к бармену и попросила бокал красного вина. Девушка чувствовала, что взгляды всех мужчин были прикованы к ее спине, талии, бедрам, загорелым икрам и тонким точеным щиколоткам. Что ж природа, действительно, очень щедро оделила ее! Когда-то ее мать считалась первой красавицей Вирджинии (и между прочим, единственной наследницей одного из крупнейших состояний Восточного побережья), да и отец в молодости был весьма недурен собой.

В тот вечер на ней было бирюзовое платье из тончайшего шелка и босоножки на высоком остром каблуке из узких шнурков в тон платью. Декольте было не слишком откровенным — все-таки это был дипломатический прием, зато шелк так облегал ее грудь и живот, что рельеф сосков был не просто виден, а ощутим почти наощупь, так же как безошибочно угадывалась ямка пупка. А уж сзади становилось совершенно ясно, что под платьем на ней не было ничего, кроме загара. Она никогда не надевала белья под вечерние платья.

Разрез на платье был сзади — единственная откровенная деталь — он доходил практически до промежности, и если бы кто-нибудь осмелился встать на колени, то могло бы показаться, что между ног Кэт светится какая-то золотая искорка. В первый же месяц самостоятельной жизни в университете она удалила в косметическом салоне все волосы на лобке и половых губах и вставила себе золотое кольцо в складку над клитором.

Взяв у бармена бокал с вином, она повернулась и нос к носу столкнулась с тем самым брюнетом.

 — Жорж де Сан-Тур, — представился он с улыбкой.

 — Кэтрин Грэйсон, — ответила она, и ей показалось, что ее клитор начал наливаться теплом, а влагалище как будто мгновенно вспотело.

В этот момент французский посол подошел к микрофону и начал полагающуюся торжественную речь. Именно тогда, пристально взглянув в глаза Кэтрин и безошибочно разгадав ее состояние, Жорж решительно взял ее под руку и увлек за собой в коридор. Миновав охранников, они вошли в какой-то кабинет. Сердце девушки учащенно забилось, сладкая истома внизу живота стала практически нестерпимой. Она сама протянула руку к ширинке своего нового знакомого, но он опередил ее, и пальцы Кэти наткнулись на что-то твердое, теплое, даже горячее, и наощупь гладкое, шелковистое. Она опустила глаза и, хотя в комнате было темно, в отблеске лунного света явственно разглядела самый красивый хуй, который ей когда либо приходилось видеть. Ствол длиной около 8 дюймов (20 сантиметров) и диаметром около 2-х дюймов венчала головка величиной с плотно сжатый кулачок 10-летнего ребенка. Крайняя плоть уже сползла с нее и из отверстия показалась капля прозрачной жидкости. Очевидно, что француз был возбужден не меньше ее.

От вида столь ошеломляющей картины ноги девушки задрожали, колени сами начали сгибаться, закружилась голова, и она опустилась на четвереньки.

Надо сказать, что Кэти уже имела кое-какой сексуальный опыт... рано начала мастурбировать, давая выход девичьему темпераменту, а потом регулярно занималась откровенными ласками со своим другом Джоуи, который учился в старшем классе. Она позволяла ему делать с собой почти все, кроме полового акта. Парень не просто гладил ее руками и ласкал пальцами ее пизду, но и языком доводил ее до умопомрачения. Ему нравилось вылизывать ей клитор, половые губы, вход во влагалище, до тех пор пока ее напряженное тело не начинало содрогаться в пароксизмах оргазма.

В благодарность за это Кэтрин дрочила хуй Джоуи и с интересом наблюдала, как брызги извергнутой спермы падали на его живот. Парень неоднократно умолял ее сделать ему минет, но психологически девушка тогда была еще не готова. Однажды они занимались ласками у нее в спальне, в то время как в видеомагнитофоне крутилась кассета с порнофильмом про анальный секс. После семяизвержения Джоуи вымазал палец спермой и, гладя Кэтрин по заду, ловко засунул его ей в анальное отверстие. От неожиданности девушка вскрикнула и попыталась освободиться, но ее друг крепко держал ее за талию другой рукой. Палец Джоуи вошел на максимальную длину в ее зад и начал двигаться вперед-назад и из стороны в сторону. Неожиданно Кэт почувствовала, что ей это нравится, и она чуть было не попросила парня вставить ей еще один палец, но тут на нижнем этаже дома ее родителей, послышался какой-то шум (потом оказалось, что просто повар уронил кастрюлю), и эксперимент прекратился.

К несчастью юноше с девушкой не удалось продолжить подобные опыты, так как на следующей неделе Джоуи, как и многие сыновья друзей отца Кэти, уехал учиться в военно-морскую академию в Аннаполис. Почти год девушка ублажала себя сама, а потом уехала учиться в Джорджтаун, так и не встретившись с Джоуи.

В университете она сразу стала предметом вожделения всей мужской половины студентов и преподавателей, еще не связанных узами сердечной привязанности, но Кэтрин так и не успела кого-то выбрать, вспоминая о Джоуи. К тому же она боялась, что если с кем-нибудь из однокашников у нее дело зайдет до любовных ласк, она не сможет устоять перед искушением и попросит вставить ей в анус палец, а может быть даже член. Кто знает, как прореагирует ее партнер — можно в одну ночь стать посмешищем ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх