Коллекционер

Страница: 2 из 4

минут».

«А, это хорошо». Она развернула свою куртку и скользнула в нее, потом взяла шлем, лежащий на сиденье. Я зачарованно наблюдал за тем, как движется ее тело, как ее пальцы с рассеянной грацией играют с застежкой шлема, и думал о том, как те же самые пальцы играют с застежкой на ее промежности. Открывая молнию на всю ее длину и выпуская сок, выдавленный из ее губ, будто из влажного цветка.

«Тебе точно нужно кожаная куртка».

«Ну да, а то. А ты разве здесь не для этого?»

Образ: она стоит на коленях. Где? Я не знаю, тени такие неясные: но это было горячо. Воздух был плотным и смуглым, пахнущим смазкой и теплом. Она была на коленях, лицо покрыто бусинками пота, тело горит под кожаной курткой, которая на ней одета. Молния на куртке застегнута до уровня груди, под курткой нет никакой другой одежды, и ее грудь поднимается и опадает под кожаной одеждой при каждом вдохе.

Я глубоко вздохнул. Да-а, у меня есть для тебя отличная куртка.

Мотоцикл ожил с легкой дрожью, и я почувствовал его удовольствие, когда гладкие кожаные брюки девушки прижались к его телу. Она зацепилась каблуками за подножки, и я знал, как это ему понравилось. Музыка двигателя дрожью отдалась через раму, синхронизируя ритм наших тел, когда я выезжал на улицу. Поездка на самом деле была недалекой:

«О Боже», прошептала она, уставившись на стеллажи с кожаными куртками в моей квартире. Я не хранил их в шкафу — произведения искусства не должны быть спрятаны в темноте. «Они все Сироты», сказал я тихо. «Разных сортов. Отброшенные, забытые тени чьих-то моментов сексуальной жажды. Каждая из них имеет историю, только немногие могут это чувствовать».

«А ты можешь?»

Я протянул руку и, коснувшись рукава длинного плаща, улыбнулся. Его хозяйкой была студентка колледжа искусств. Она купила этот плащ, зачарованная тем, как гладкая кожа струится по ее телу, пульсируя, подобно поверхности черной нефти. За эти годы она одевала его ровно семьсот сорок шесть раз, восемьдесят три из них — не одевая ничего больше, девять из них — на публике. Затем она вышла замуж, и ее ритм изменился — стал немного другим, и плащ в конце концов стал просто одеждой. Это происходило медленно, но неуклонно, и постепенно плащ потерял свою способность танцевать на ее коже так, как это было когда-то. В итоге она послала объявление в газету, и я пришел, зная то, что она уже забыла.

«Я могу. Вот: Дотронься. Закрой глаза и пусть он споет тебе».

Она выглядела неуверенной. «Ты знаешь, это все немного странно. Забавно: но странно».

Я усмехнулся ей и провел рукой по другим плащам. Каждый раз, когда мои пальцы скользили по гладкой коже, образы зажигались в моем мозгу — изображения тел, ожившие в огне и бриллиантовых каплях пота. В конце концов я нашел то, что искал, и вытащил это.

Я хочу найти куртку, которую я буду одевать, когда трахаюсь. Я хочу, чтобы она облегала меня, как моя собственная кожа, чтобы она запомнила каждый оргазм, который я испытаю, впитала бы все их в себя и сохранила в свей гладкой, простроченной, черной коже:

Она пригляделась поближе, и я увидел, как ее брови приподнялись. «Я помню такие куртки — начало восьмидесятых, да? Они мне всегда нравились, с этими маленькими молниями и застежками по бокам: ты уверен, что она мне подойдет?»

Я уже знал, что да.

Я хочу, чтобы она облегала меня, как моя собственная тень.

Кожа, из которой была сделана куртка, была гладкой и черной, скроена коротко, так что куртка как раз доставала до верха ее брюк. Металлические молнии, такие же, как и на брюках, были на запястьях и карманах, а передняя застежка: Я хочу прямую молнию, проходящую спереди ровно между моими грудями, прочерчивающую линию, соединяющую мою промежность и мой рот. И еще я хочу, чтобы она двигалась вместе с моей грудью, когда я иду, так, чтобы я видела, что глаза людей реагируют, когда их взгляд падает на меня: Она проходила от нижнего края до воротника. Сам воротник был маленькой дерзкой штучкой, лежащей поверх куртки, и если бы кто-нибудь пригляделся поближе, он бы заметил легкое обесцвечивание на коже этого воротника. Едва различимое.

Я хочу идти по Янг Стреет после заката с каплями спермы, блестящими на воротнике, с яркими бусинками жидких жемчужин, постепенно тонущими в черной коже куртки, становящимися ее частью:

На каждом боку была пара тонких полосок, едва ли три дюйма длиной, каждая прикрепленная изящной латунной заклепкой. Эти полоски предлагали возможность еще больше затянуть куртку на талии владелицы, хотя, по правде сказать, они здесь были больше для красоты. Но:

И еще я хочу, чтобы мои любовники сосали эти застежки, ласкали их своими ртами. Чувствовали металл своими языками, скрип своих зубов по нему.

«Это мило», сказала она тихо. Я посмотрел на ее лицо, изучая едва различимые движения губ, щек, рук. Ее тело дрожало, настолько незаметно, что это можно было увидеть лишь если взглянуть на ее брюки: вы бы увидели едва заметное подрагивание застежек на молниях. «Я бы не прочь ее примерить».

«Ну, в этой куртке есть секрет», ответил я тем же тоном. «Все кожаные куртки имеют свою историю, свою душу. Большинство людей либо об этом не знают, либо им все равно. Я подозреваю, что ты не относишься ни к тем, ни к другим».

Она медленно посмотрела на меня и осторожно взяла куртку. Держа ее в одной руке, она нежно провела ноготками по передней застежке, потом улыбнулась. Кожа казалась живым существом, дрожащим от желания женского тела, желания обернуть его и ласкать подобно любовнику.

«Я всегда хотела особенную куртку:», сказала она тихо, и, поднеся ее к губам, дотронулась ртом до воротника. Медленно и беззвучно она провела языком вокруг воротника, оставляя на нем влажный, поблескивающий след. Были слышны лишь поскрипывание кожи и металлический звон застежек на молниях. Она улыбнулась мне исподлобья и ловко расстегнула одной рукой свою влажную блузку, позволив ей упасть на пол. Соски ее грудей были подобны темному мрамору, а сами груди совершенно восхитительно колебались и перекатывались под кожей. Ее обнаженная кожа как будто бы наэлектризовала воздух, она казалась ошеломляюще нежной в сравнении с толстой черной кожей брюк и тяжелыми ботинками. Она слегка вздохнула и, наконец, взглянула на меня с расслабленной улыбкой. «Ты прав, Коллекционер. Я думаю, это именно то, что мне было нужно».

Я улыбался, и мой член болезненно твердел и увеличивался в размерах. «В тебе есть этот ритм. У меня было чувство, что эта вещь для тебя».

Она снова улыбнулась, и со вздохом скользнула в куртку. Когда та оказалась на плечах девушки и приняла форму ее тела, она задрожала от удовольствия. Нижний край куртки как раз доставал до пояса брюк, и рукава облегали руки гладкой кожей, образуя легкие складки. Молнии на запястьях качались, как латунные браслеты, и она взглянула на них с усмешкой. «Подходит отлично».

«Нет, до тех пор, пока ты не застегнешь молнию спереди».

«Я знаю. Но есть ритуалы, Коллекционер. Я думаю, ты сам это знаешь».

И очень медленно кивнул. «Да».

Ее улыбка поблекла. «Ты хочешь, чтобы эта куртка ласкала меня перед тобой?»

«Да», ответил я внезапно ослабевшим голосом. «Мы оба жаждем почувствовать твое тело, дотрагиваться до него и поклоняться ему».

Улыбка вернулась, став еще шире, и она слегка вздохнула. «Встань на колени».

Я упал коленями на пол, и взглянул вверх, на ее прекрасное лицо. Не отрывая глаз, она осторожно соединила половинки молнии и медленно потянула ее кверху, запечатывая свое тело в куртку. Я смотрел, как складки перемещаются по поверхности кожи следом за ее рукой, двигающей застежку, как две тонкие латунные линии становились одним целым. Ее груди были полностью прижаты, когда она наконец остановилась и глубоко вздохнула. Маленький воротник лежал на обоих плечах, и поблескивающий след ее слюны был еще виден. «Да-а, это классно. Тебе нравится?»

Ответ ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх