Коллекционер

Страница: 3 из 4

был простым. «Ты прекрасна».

«Да-а». Она медленно застегнула обе застежки на рукавах, плотно затянув кожу на руках. Как бы невзначай коснулась пальцами промежности, поиграла застежкой брюк. «Как у тебя с языком?»

«Хорошо».

«Краткий ответ. До сих пор ты был полон словами, а теперь ты такой смущенный.». Она подступила ближе, наклонилась и положила руки на мои щеки. «Бедная маленькая крошка. И это после того, как ты дал мне то, что я всегда хотела». Она придвинулась ко мне, поднеся губы к моему уху, так что я мог лизнуть языком ее плечо и влажный воротник куртки. «Ты ведь хочешь лизать мамочкин воротник, детка? Так близко, а?»

«Да:»

«Хммм: Я дам тебе попробовать его, пока я буду тебе рассказывать, чего я всегда хотела. Пока что вылижи всю мою куртку дочиста, а потом я позволю тебе расстегнуть мои брюки и попробовать кое-что восхитительное».

Я застонал, когда она опустила руку и расстегнула мои брюки. Медленно, почтительно я начал лизать ее воротник, не чувствуя другого запаха, кроме запаха кожи, влажных волос и тонкого парфюма. Она тихо засмеялась, когда я двинулся вниз по передней части куртки, мягко надавливая языком на ее соски. Каждому из них было уделено особое внимание через кожу куртки, и с каждым вздохом она дышала все глубже и глубже. «Я всегда хотела найти куртку, которую я буду одевать, когда трахаюсь, настолько облегающую, чтобы она запечатала в себе каждый оргазм, который я испытаю, и сохранила его внутри:»

Я знал это. Я прошелся языком вверх и вниз по каждому шву, вылизав под каждой подмышкой и дальше по обеим рукам до застежек на запястьях, которые я почтительно целовал. «Я хотела, чтобы у нее была прямая молния, проходящую спереди ровно между моими грудями, прочерчивающую линию, соединяющую мою промежность и мой рот. И еще я хочу, чтобы она двигалась вместе с моей грудью, когда я иду, так, чтобы я видела, что глаза людей реагируют, когда их взгляд падает на меня: Смотреть, как они отводят взгляд, как они смущаются, представляя себе мои соски, прыгающие под курткой вверх-вниз и трущиеся о подкладку».

Я лизал ее спину, прошелся по бокам и улыбнулся, точно зная, что последует дальше. Пара маленьких метеллических застежек, свисающих со своих тоненьких полосок, призвала меня к себе. «И еще я хочу, чтобы мои любовники сосали эти застежки, ласкали их своими ртами. Чувствовали металл своими языками, скрип своих зубов по нему».

Я знал и это тоже. Металл был холодным на язык и горьковатым на вкус, и она рассеянно провела ноготками по моим волосам. «О, да, это очень мило, детка. Сделай всю мою куртку влажной своим язычком».

Я снова перешел к передней части и осторожно провел языком по всей длине молнии, по застежке и каждой полоске из зубчиков, пока они не закончились у воротника. Она подняла голову и вздохнула, когда я стал ласкать воротник, делая это несколько минут с каждой стороны, заблудившись в запахах кожи, духов и пота. «И еще ты хочешь идти по улице после заката с каплями спермы, блестящими на воротнике, яркими жидкими жемчужинами, постепенно тонущими в черноте кожи твоей куртки, становящимися ее частью».

Она взглянула на меня с застывшей улыбкой, которая затем стала шире. «Расстегни застежку на моих брюках и сделай это. Сделай так, чтобы мамочка затвердела, детка, и пей все, что она даст тебе:»

Я опустил лицо на уровень ее талии, зажал зубами металлическую застежку и стал медленно опускать ее. Девушка расставила ноги, давая мне возможность открыть застежку до самого низа, и аромат, заполонивший мои ноздри, был подобен наркотику, вонзающемуся прямо в мозг. Рукой я протащил застежку по ее попке и нежно прижал губы к киске.

«Сделай так, чтобы мамочка затвердела, детка, и пей все, что она даст тебе:»

Ее вкус был как пряное вино. Как летняя дымка, живой пот темных фантазий. Ее пальцы схватили мои волосы и учили меня ее музыке, ведя меня по танцполу в ритме, который сначала был игривым, но затем медленно начал изменяться. Ее дыхание участилось, стало более глубоким, низким и страстным, и вкус стал сильнее, более сочным и живым.

Да, о да, хорошо:

Я прошелся пальцами вверх-вниз по задней стороне ее бедер, чувствуя, как кожа брюк натягивается на напрягающихся мускулах. Проведя ногтями по каждой из металлических застежек на лодыжках, я ощутил тяжелую кожу ботинок под более тонкой кожей брюк. Она еще сильнее прижалась промежностью к моему лицу, и я подумал о том, что ее пот впитывается сейчас в подкладку брюк. Я сам был уже тверд до предела, но мои руки были гораздо более заинтересованы тем, чтобы ласкать ее ноги и колени, прижавшиеся к моей груди, двигающиеся с каждым ее вздохом. Ее пальцы еще сильнее вцепились мне в волосы, притягивая меня глубже в жаркую влажность ее тела, и я вздрогнул, когда нежная музыка, издаваемая застежками на запястьях куртки зазвучала в дюймах от моих ушей. Куртка сжимала и отпускала ее в своем собственном ритме, массируя ее соски и баюкая груди подобно властному любовнику, и она тихо застонала, когда ритм начал углубляться. Я слушал этот ритм, позволил ему управлять моим языком, ртом и пальцами, в то время как она извивалась, затянутая в кожу.

Хорошо, так хорошо, ты делаешь так хорошо, детка, мамочка сейчас кончит прямо в твой ротик:

Я почувствовал волну чистого, электрического наслаждения. Она прижала мое лицо к своей промежности, жадно целуя мой рот и сжимая мой язык своими влажными нижними губами. Она дрейфовала сейчас еще ближе, лениво отдаваясь другой мелодической линии, которая принесет ее прямо к оргазму. Мне мало что было видно, поскольку мое лицо было зажато между ее ног, но запахов, звуков, ощущений было более чем достаточно. Я был там, где я хотел быть, я знал, что буду здесь, когда я нашел эту маленькую черную куртку. Когда я увидел женщину в прекрасных кожаных брюках. Все совпало в едином ритме.

Закончу прямо в твой ротик, детка.

Она застонала. Пальцы впились в меня, и куртка натянулась, когда она вжала мое лицо в свою киску, заливая мой рот жидкостью, такой прекрасной на вкус, что слезы навернулись мне на глаза. Внезапно она застыла, и не было никакого движения вообще, исключая удары моего сердца. Казалось, прошла вся жизнь, после чего она медленно отклонилась и позволила мне взглянуть на нее. Она была вся влажная от пота, и куртка перетекала по ней подобно черной ртути. Воротник был весь в слюне, и я увидел тонкую, блестящую ниточку слюны, свисающую с ее губы. Она была ошеломительно, бесценно красива. Нежно три раза поцеловав ее киску, я медленно встал и снял эту ниточку пальцем. Она тихонько засмеялась и опустила руку, пробежавшись ноготками вдоль моего жаждущего члена.

«Неплохо», прошептала она дрожащим голосом. «Это было хорошо».

«Я был вдохновлен». Кожа ее куртки была горячей и влажной, когда она прижалась к моей груди. «Твоя музыка: ее легко слушать».

Она снова засмеялась, и скользнула одним из пальцев в мой рот.

«Есть еще одна фантазия, Коллекционер. Я хочу прогуляться по улице сегодня вечером, одетая в эту распутную маленькую курточку, и почувствовать вечерний воздух на своей коже. И знаешь, что еще?»

Я кивнул, и почтительно пососал ее палец. Торопиться не следовало, она сама определяла темп и способ, и это было хорошо. Наконец, одарив меня шаловливой улыбкой, она медленно опустилась на колени и взяла в руку мой напряженный член. Я вздрогнул, и она засмеялась — затем нежно сжала его и, подняв на меня свои прекрасные глаза, медленно и плавно обхватила его ртом.

Ощущение было такое, как будто электрический ток прокачивали через мое тело, из промежности наружу. Ее грудь дрожала и напрягалась, стянутая туго застегнутой курткой, и еще я мог видеть щель между ее ягодицами сквозь расстегнутую на попке застежку брюк. И этот сладкий маленький воротничок, влажный от сока, двигающийся по плечам в том же ритме, что ее рот: Я хотел закрыть глаза, но зрелище было слишком драгоценным, чтобы я мог упустить хоть мгновение его. Мне ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх