Нинка

Страница: 3 из 4

защипало. Мы посидели, остывая. Нинка вылезла из ванны, стараясь не поворачиваться ко мне и завернулась в полотенце — я удивился про себя «чего теперь стесняться-то!» Я тоже вытерся и вышел за ней из ванной на свежий воздух, Нинка ушла в другую комнату, а я натянул одежду и лег на диван, я устал, как после кросса, но был доволен, что сделал выдержал до конца. Я еще подумал, что надо сказать Нинке, что я никому не скажу, и чтоб она тоже не говорила, но заснул.

Когда я проснулся, уже пришли родители и все было как обычно. Нинка и не смотрела в мою сторону — может, обиделась? Я все думал, что бы ей сказать, но так и не придумал. Член у меня в штанах саднило, яйца болели. Я заперся в туалете и подрочил — было больно дотрагиваться, я никак не мог кончить. Когда кончил, сам удивился, сколько спермы выдал, пришлось даже вытирать бумагой унитаз. Ночью, слушая как храпит отец, я все вспоминал, как засовывал член в сестру — даже удивительно, я почти что ебался!

На следующий день Нинка была ужасно злая, она даже не смотрела на меня. Я понял — она раскаивается, что разрешила мне скрестись. Потом она ушла, к подруге, наверное, а я все думал, разрешит она мне еще, или нет, я же видел, что ей самой хотелось!

На следующий день, еще когда я шел из школы, при мысли о Нинке у меня встал так, что было неудобно идти. Сестра была дома, но опять прошла мимо, не замечая меня. Я поел, помаялся над уроками, но не мог не думать о Нинке — я чувствовал себя несправедливо обиженным, мне хотелось бы повторения, но было стыдно и разговор завести об этом. Наконец, я решился, и заглянул в комнату к Нинке. Она снова куда-то собралась — стояла одетая перед зеркалом и красилась. Я посмотрел на ее совсем взрослую фигурку, надо же — она была со мной совсем голая и я запихивал в нее, как по-настоящему, я невольно сказал:

 — Какая ты красивая!

Нинка обернулась, совсем не злая, и польщенно сказала:

 — Подхалим! Ну, что тебе?

 — Да ничего...

Она посмотрела на бугор на моих школьных брюках:

 — Ну ты даешь, акселерат! Родную сестру совращаешь!

Я смущенно улыбался, ликуя в душе — дело шло на лад!

 — Ты самая красивая! Я бы на тебе женился, если бы можно...

Нинка покраснела и странно посмотрела на меня:

 — Еще хочешь?

 — Очень!

 — Ладно, выйди, я сейчас приду.

Я выскочил и побежал наполнять ванну, от предвкушения меня даже знобило. Я сидел в воде, когда вошла Нинка, она сняла платье, но зачем-то надела футболку. Нинка перелезла через бортик — трусов под футболкой не было. Я с готовностью вылез на фанеру, выставив член. Нинка подошла, но не стала залезать, а схватилась рукой за мой член и стала мять его. Мне хотелось, чтобы она тоже разделась, я взялся за подол футболки — Нинка придвинулась животом к моей руке и сказала:"Потрогай.» Я понял и сунул руку дальше. Пальцами я нащупал горячую влажную расщелину между ее ног и стал водить по ней вверх-вниз. Я не знал, правильно ли делаю и посмотрел Нинке в лицо, но та была поглощена моим членом — одной рукой она держала ствол, а ладонью другой двигала яйца, это было довольно приятно. Я двигал рукой во влажной мякоти у нее между ног, Нинке это явно нравилось — она раздвинула ноги пошире и немного подавала задом навстречу моей руке. Потом я нащупал дырочку и осторожно стал засовывать в нее палец, тот входил легко — Нинка замерла, но еще шире расставила ноги. Я осмелел и засунул палец на всю длину, внутри было очень горячо и скользко, я крутил пальцем, ощупывая Нинку изнутри. Та вцепилась в меня так, что стало больно, но я был поглощен исследованием. Я решил попробовать засунуть сразу два пальца — они залезали с трудом. Тут Нинка схватила меня за руку и сказала:"Нет, так не надо. Пойдем, здесь жарко.» Она вылезла из ванны и оправила на себе футболку, я незаметно вымыл пальцы в воде и вылез за ней.

В дверях комнаты Нинка вдруг сказала:» Если кому скажешь, убью!» Я не успел ответить как она толкнула меня на диван и взгромоздилась сверху. Она быстро заправила член в себя и принялась скакать и крутиться. Во второй раз было гораздо лучше — я чувствовал, как мой член с хлюпом входит в Нинку и движется внутри нее. Футболка задралась, и стало видно, как блестящий член ходит между ее грасных полных губ — от этого зрелища мне захотелось кончить, но я вспомнил, что говорил сестре и постарался сдержаться. Я вдруг подумал, что так и не выяснил, чем наше «скребление» отличается от настоящего, вот если я кончу в нее — могут быть дети или нет? Я почувствовал, что не могу сдержаться и, как ни старался, выпустил в Нинку свою жидкость. Но член оставался почти таким же твердым и она ничего не заметила. Тут Нинка стащила через голову мятую футболку и прижалась ко мне полными грудками. Я взял рукой сначала одну, потом другую — Нинка не возражала. Я погрузился в новые ощущения — мять ее прохладные груди с твердыми сосочками было очень приятно, мой член снова стал твердеть внутри.

На этот раз мы занимались любовью не спеша и гораздо больше. Спустив разок, я уже мог терпеть и двигать им в такт Нинкиным движениям, что явно нравилось сестре. Мы посидели, соединенные, на диване, потом сползли на пол, на ковер. Мне больше нравилось быть сверху, втыкая в разметавшуюся сестру свой член, но Нинка норовила сесть сверху — ей нравилось самой крутиться. Она попробовала даже встать на четвереньки, чтобы я запихивал сзади, но так было сложно двигаться — член все время выпадал из нее.

Через час усиленных упражнений мы лежали на ковре обессиленные. Я тихонько мял Нинкину грудь, а она держала меня за член. Нинка взглянула на часы и вскочила:"Ой, я уже опоздала!» — и побежала в ванную. Я тоже встал, несколько обиженный — мне бы хотелось больше нежности. Нинка быстро помылась и голышем побежала обратно, на ходу хлопнув меня по попе. Ополоснувшись, я тоже голышем вышел из ванной — было приятно охладиться и проветрить болтающегося толстой колбасой дружка. Сестра одела давешнее платье, уже причесалась и уходила. Она посмотрела на меня, взъерошила мне волосы и сказала:» Ты чего надулся?» — потом быстро присела, чмокнула дружка прямо в красную головку и улыбаясь сказала:"Очаровашка!» — и хлопнула дверью.

Мы провели с сестрой прекрасную неделю, ежедневно занимаясь любовью, и я предвкушал еще более долгое и приятное времяпрепровождение, как тут заявилась бабушка. «Присматривать», — видите ли! Все стало значительно сложней — бабка весь день толклась по квартире и даже ночью было невозможно спокойно подрочить — меня выложили на раскладушку, которая ужасно скрипела. С другой стороны, меня это, может, и спасло, потому что от интенсивных упражнений я похудел и засыпал на уроках.

Занятия в школе кончились, я злой слонялся и придумывал, как бы нам с Нинкой уединиться. Нинка, вроде совсем все забыла, я часто с тоской думал, может, она теперь и не хочет со мной? Бабушка даже заставила ее не носить футболку — «неприлично, ты совсем взрослая девочка» — Нинка ходила в халате, в котором совсем ничего не было видно.

Ночью я никак не мог заснуть, хотелось подрочить, и я уже совсем решил пойти в туалет, когда в дверь увидел — по коридору в туалет прошла Нинка. Я осторожно вылез из раскладушки и вышел в коридор. В туалете спустили воду и вышла Нинка. Я подождал, когда она выключит свет и, схватив ее за руку, потащил на кухню. «Ты чего, сдурел!» — шептала Нинка, я прижал ее к подоконнику и запустил руку под ночнушку. «Нельзя, услышат, давай завтра!» — шептала Нинка, но я быстро нащупал знакомую щелочку и тер ее, а другой рукой хватал через сорочку ее груди. Нинка еще чего-то говорила и отталкивала меня, но замолчала, как только мой палец оказался в ее дырочке. Я ужасно возбудился, сопел и тискал сестру. «Погоди,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх