Клуб МИГ-21

Страница: 3 из 8

— Опять сморозишь глупость. Твой лимит речей на сегодня исчерпан. Убирайся к врачу, он на втором этаже: Стой, куда!? Ползи на четвереньках. Раз уж все равно от нее никакого толку, пусть хоть создает общую атмосферу для публики, — пояснил он мне.

Когда она открывала дверь, чтобы выползти в коридор, мне очень захотелось отвесить ей хорошего пинка. Неужели председатель заразил меня своим раздражением?

 — Стой! — вдруг закричал председатель. — Замрите оба!

Мы замерли, Татьяна от страха, а я от неожиданности. Профессор открыл хитро замаскированный стенной шкаф, где я увидел разнообразные цепи, ошейники и прочий подобный инвентарь, порылся там и швырнул мне пару футбольных бутс.

 — Одевайте, Олег!

 — Мы что, в футбол будем играть? — удивился я.

 — Не совсем. Можно обойтись одной правой и не зашнуровывать. А теперь, послушайте, молодой человек. Девиз нашего клуба: «Делай, что хочешь!» Вы человек образованный и знаете, что мы его не сами придумали, а перевели с французского. Удивительно, что девизу несколько веков, но лишь немногие понимают его правильно. Обычно думают, что это разрешение творить все, что заблагорассудится. Но это отнюдь не разрешение. По крайней мере, не только и не столько разрешение. Это суровое моральное обязательство. Следовать ему куда сложнее, чем соблюдать запреты, табу и условности. Так вот, я призываю вас выполнить свой долг!

 — Но как вы догадались, чего я хочу? — изумился я.

 — Я достаточно опытен, чтобы читать по глазам и жестам. Да это и неважно! Выполняйте же долг, сударь!

Я разбежался и ногой, обутой в бутсу, от души пнул девушку. На ее заднице четко проступили следы шипов. Я мысленно подивился прозорливости Акифа, не тронувшего ее ягодицы. Видимо, он приберегал их именно на подобный случай.

Когда спасенная мной из лап злого дракона прекрасная дама, всхлипывая, исчезла в полумраке коридора, мой учитель желчно прокомментировал:

 — Жаль, что по правилам ФИФА шипы пластмассовые, а не титановые. Ну, слава богу, мы от нее избавились. Большего извлечь из нее было невозможно. Не из всякого дерьма можно приготовить конфетку, вы уж поверьте старику.

2. Смазка и совесть.

По телефону председатель приказал принести закуску и вино, что и было исполнено так быстро, будто разносчик стоял за дверью. Мы закусывали и вели светскую беседу на общие темы. Затем он сказал:

 — Мне, право, неловко, что в первый же свой вечер в клубе вы нарвались на самую бездарную нашу девицу. Если честно, я специально велел подставить ее мяснику-Акифу, а в том, что вы перепутали номер комнаты, моей вины нет. У нас тут, конечно, клуб, а не публичный дом, и наши члены вольны разгуливать везде, где им вздумается. Но на первых порах все же стоит прислушиваться к рекомендациям.

Я заверил профессора, что номер комнаты перепутал исключительно по собственной глупости, а не по злому умыслу, что очень доволен новым опытом, польщен его обществом и что получил достаточно пищи для чувств и ума.

 — Надеюсь, что с вашей стороны это не простая вежливость, — ответил он. — Но все же я хотел бы увериться, что у вас не останется неприятного осадка где-то в глубине души. А для этого я предлагаю пригласить новую женщину. Ведь у вас, полагаю, еще непочатый край энергии?

Я согласился, и он по телефону приказал прислать нам Веронику.

 — Я видел, что половой акт с дурехой Таней не принес вам особого удовлетворения. Полагаю, дело, в частности, в качестве смазки?

Я кивнул.

 — Это, конечно, позор для заведения, — сказал он. — Наши женщины обязаны исходить соком сами, если это требуется клиенту. Анна иногда слишком мягкосердечна. Думаю, это она посоветовала Тане искусственный лубрикант, отправляя к Акифу. Но сейчас вы убедитесь, что смазка у наших женщин самая натуральная.

Пришла Вероника. Ей было не больше шестнадцати. Она остановилась у входа и сделала реверанс. Повторю, на всякий случай, что нагота была стандартной формой в клубе.

 — Это Олег, сегодня он будет твоим хозяином, — представил меня председатель. — Подойди-ка ко мне и раздвинь ноги.

Он протянул руку к ее интимному органу, потрогал, схватился за голову и рассмеялся.

 — Я что-то сделала не так? — испуганно спросила Вероника.

 — Я обещал Олегу показать, как выделяется твоя смазка. Сам процесс. А у тебя там уже море! Вот, полюбуйтесь.

Я тоже ощупал ее. Смазки было так много, что она покрывала внутреннюю поверхность бедер.

 — Простите меня, — смущенно сказала Вероника, — я не была влажной, когда шла сюда. Я помокрела, когда вы сказали, что Олег будет моим хозяином. Ведь он такой красивый:

Она потупилась и покраснела. Боюсь, я тоже.

 — Ну ладно, голубки, — сказал председатель, — любовь с первого взгляда — это прекрасно, но ты поставила меня в неудобное положение. Как я теперь докажу Олегу, что ты не ввела искусственную смазку там за дверью? Твои предложения?

 — Я могу подмыться и помокреть заново, господин председатель.

 — Верное решение.

Он позвонил и приказал принести тазик воды со льдом и спринцовку. Затем он отрегулировал кондиционер так, чтобы струя холодного воздуха попадала на Веронику.

 — Будешь подмываться при нас. А лед, чтобы тебя остудить.

Принесли тазик. Вероника изящно присела над ним и начала подмываться. Нелегкая задача, учитывая температурный режим, но под строгим взглядом председателя она не рисковала проявлять слишком сильных реакций.

 — Тщательнее, тщательнее, — покрикивал тот.

Ее кожа покрылась мурашками, соски затвердели и вытянулись. Моя эрекция, возникшая еще когда я ее ощупывал, расцвела пышным цветом. Заметив это краем глаза, профессор приказал Веронике:

 — Отвернись от нас и думай о постороннем: Ладно, достаточно, теперь замри.

Жестом он пригласил меня подойти и ощупать ее. От смазки действительно не осталось и следа. Девушка дрожала, кожа была холодной и упругой. Я был готов кончить ей на спину.

 — Теперь приказывайте вы, Олег. Вы — ее хозяин.

Я поставил Веронику на колени перед собой и погладил по губам.

 — Разрешите в конце проглотить вашу сперму, хозяин? — спросил она, лаская мне рукой мошонку и слегка касаясь краем губ головки моего члена.

Я кивнул, и она принялась за дело. Я кончил быстро, но еще раньше почувствовал, что ее кожа согрелась, а дрожь от холода сменилась дрожью возбуждения. Она проглотила сперму со вздохом восхищения.

 — А теперь для порядка проверьте ее соки, хотя это и пустая формальность.

Я проверил, хотя и был согласен с тем, что это формальность. Я и так понимал, что такое возбуждение невозможно имитировать.

Дав мне передохнуть, председатель продолжил беседу:

 — Попытайтесь теперь сформулировать, Олег, в чем разница между этим случаем и предыдущим?

Я пожал плечами:

 — Талант. Обстоятельства.

 — Так. Но не в первую очередь. Тогда что же главное? Подсказка: еще одно существительное с приставкой «со».

Я напрягался и так и этак, но ничего не мог придумать.

 — Сдаюсь, профессор.

 — Вы будете смеяться, но это совесть. Это трудно понять или легко понять превратно. Но вы, мне кажется, готовы воспринять это эзотерическое знание. Прикажите Веронике перестать гладить ваши ноги и отойти в сторонку, а сами попробуйте сосредоточиться. Ответьте, случайно, по-вашему, или нет слова «совокупляться» и «совесть» начинаются на «со»?

 — По-видимому, нет. И в том, и в другом случае речь идет ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх