Клуб МИГ-21

Страница: 5 из 8

искренность раскаяния. Если он слишком мягок к себе, рекомендуется выдать ему столько, сколько он реально заслужил, плюс еще немного в назидание. Если он, напротив, слишком суров к себе, вы имеете право снизить наказание, хотя это и необязательно. Иногда подопечные хитрят и специально имитируют раскаяние, назначая слишком строгое наказание и надеясь на ваше снисхождение. В этом случае рекомендуется выдать столько, сколько подопечный запросил, и, опять-таки, добавить в назидание. Таким образом, после нескольких процедур девушки научаются правильно и адекватно оценивать свои проступки. Что касается тебя, Вероника, то я верю в твою искренность. Ты молода и легкомысленна, но ты неплохая девушка. Твой проступок объясняется легкомыслием и влюбленностью, но не испорченностью. Ты раскаялась искренне, поэтому я своей властью снижаю наказание до одного удара.

Он ударил, затем опустил бляху ремня на уровень лица Вероники, и та поцеловала ее.

 — Благодарю за снисхождение, господин председатель, — с искренним чувством сказала она.

 — Теперь двигаемся дальше. Слушайте правила, Олег. Обычно во время процедуры разбирается какой-либо интимный эпизод. Как бы хорошо девушка вам не послужила, всегда можно найти моменты, заслуживающие критики. Заметьте, что ваш моральный долг — не предаваться благодушию и лени, а помочь девушке совершенствоваться. Методика такая. Вы не высказываете критику напрямую. Девушка вслух вспоминает эпизод и анализирует его. Вы ударами и наводящими вопросами помогаете правильному ходу анализа, подводя ее к осознанию свих ошибок. Вы сами увидите, каким просветлением сопровождается это осознание. После этого девушка облегченно и радостно назначает себе наказание, как вы это только что видели.

 — Профессор, я заинтригован, но не чувствую себя готовым к такой роли. Мне не хватает ни опыта, ни знаний, ни хладнокровия.

 — А я пока и не предлагаю вам, молодой человек. Не каждый может быть исповедником. Представьте, например, в этой роли нашего друга Акифа.

Мы оба рассмеялись. На расстоянии Акиф казался персонажем комическим.

 — Ладно, теперь шутки в сторону. Слушай внимательно, Вероника. Допрашивать и бить тебя буду я, но думать ты должна об Олеге и ответы адресовать ему. Ясно?

 — Да, господин председатель.

Мы с профессором расположились по разные стороны от Вероники, она повернула голову в мою сторону и устремила на меня преданный взгляд. Она волновалась. — Начнем с того места, когда ты подмылась и я предложил Олегу распоряжаться тобой. Что было дальше?

 — Вы обняли меня и поставили перед собой на колени, — сказала Вероника, обращаясь ко мне.

 — Почему на колени, по-твоему?

 — Вы хотели, чтобы я приняла вас в рот.

 — Ты уверена, что Олег хотел именно этого?

 — Да, уверена, — ответила она, тут же получила удар и вскрикнула.

 — Подумай хорошенько. Ты должна быть предельно искренней. У женщины всегда есть возможность навести мужчину на ту или иную мысль, так что он этого даже не заметит.

 — Да, это так. Когда вы повернули меня к себе лицом, я провела по губам кончиком языка.

 — Значит, ты сама навела хозяина на эту мысль. А ты уверена, что это был наилучший для него способ?

 — Да, уверена.

 — Почему?

 — Я слышала, хозяин, что предыдущая женщина не удовлетворила вас своей смазкой. Я хотела предложить вам самое влажное и теплое отверстие, потому что моя женская смазка была в этот момент смыта.

 — А какую задачу я перед тобой ставил?

 — Господин председатель приказал мне показать вам, хозяин, как выделяется мой женский сок.

 — А какой способ был для этого наилучший?

 — Принять вас как женщина, чтобы влажнеть, пока вы во мне.

 — Почему же ты так не сделала?

Вероника молчала. Председатель нанес ей удар. На глазах у нее показались слезы, но она продолжала молчать, закусив губу от напряжения.

 — Отвечай, черт возьми, не зли меня!

Она заплакала, повернула голову к профессору и тихо сказала:

 — Господин председатель, я служила хозяину.

Председатель хлопнул себя по лбу:

 — Ах, я старый маразматик! Не сам ли я учу девушек носить хозяина в себе? Показать смазку — это был мой план. Во мне говорило уязвленное профессиональное самолюбие. Не факт, что это так же сильно волновало и вас, Олег. Черт возьми, эта крошка права! Какая умненькая девушка! Заметьте, она столкнулась со сложной моральной дилеммой: следовать духу моего приказа или служить вашим интересам. Ее решение было глубоко нравственным, ибо служить всеми силами хозяину — это как раз и есть вопрос совести, как мы ее понимаем. А я, идиот, чуть не наказал ее за это!

Я наклонился к Веронике и прошептал ей на ухо: «Я горжусь тобой, сладкая». Мы поцеловались, и ее слезы просохли.

 — Не отвлекаться, не отвлекаться, — заворчал председатель, но было ясно, что он тоже тронут. — Итак, Олег поставил тебя на колени. Что было дальше?

 — Я спросила, разрешите ли вы проглотить вашу сперму, хозяин.

 — Почему ты так спросила?

 — Одни мужчины любят, когда сперма попадает женщине на лицо или грудь, другие любят, когда ее проглатывают. Я хотела быть уверенной.

 — Но бывают мужчины, которым противна идея проглатывания. Твой вопрос мог быть противен Олегу.

 — Нет, хозяин, я была уверена, что мой вопрос не будет вам противен.

 — Это теперь мы в этом уверены. А достаточно ли ответственно ты спросила тогда?

Вероника задумалась, и председатель слегка хлестнул ее.

 — Отвечай быстрее.

 — Не знаю, хозяин, не уверена. Наверное, меня следует наказать за необдуманный вопрос.

Я рискнул вмешаться:

 — Ты слишком строга к себе, дитя. Я-то уверен, что ты действовала ответственно, хотя и неосознанно. Ты ответственно положилась на свою интуицию. Женщины вообще должны полагаться на интуицию. Когда они пытаются действовать исходя из одного лишь разума, это катастрофа. Так что я отменяю наказание.

Председатель не обиделся на меня за посягательство на его полномочия. Напротив, он одобрительно покачал головой. Вероника тепло и благодарно поцеловала мне руку.

 — Продолжаем, — сказал председатель. — Что было дальше?

 — Потом я стала ласкать вас.

 — С помощью какой техники?

 — Руками я ласкала ваши яички, а ртом делала так (она продемонстрировала на большом пальце моей руки): так: так: еще так: и вот так: и потом еще так:

 — И как ему понравилось больше всего?

 — Так: и так: В конце я только так и делала.

 — А ты ничего не забыла? Все возможности испробовала?

 — Я не брала в рот ваши яички.

 — Почему?

 — Их берут, когда хотят дать мужчине передышку. Например, когда темп оказался слишком высоким и он не смог кончить. Вы же, наоборот, были очень возбуждены.

 — Это верно, умница, — похвалил я.

 — Но все-таки ты кое-что забыла, — сказал председатель.

 — Кажется, нет. Я применила все, что знала.

Он слегка хлестнул ее.

 — Думай!

Она старалась, но ничего придумать не могла. Председатель ударил ее по-настоящему.

 — Ну!

 — Причмокивать! Я забыла причмокивать, — воскликнула Вероника, и ее лицо просветлело.

 — Конечно, детка! При той технике, что ты применяла, у тебя были все возможности ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх