Клуб МИГ-21

Страница: 6 из 8

для этого. Покажи, как.

Вероника продемонстрировала на моем пальце. Это было действительно возбудительно.

 — Что ты можешь сказать в свое оправдание?

 — Я была дурой. Я просто забыла. Мне нет оправдания. Простите меня, хозяин.

Она трогательно ловила мой взгляд. Председатель молчал, передавая инициативу мне.

 — Правила тебе известны, — строго сказал я. — Назначай наказание.

 — Хозяин, прошу вас, назначьте сами столько, чтобы я была уверена, что вы простили меня!

 — Правила тебе известны, — повторил я жестко.

 — Десять: нет, пятнадцать ударов!

Я не смог больше притворяться и сдерживать нежность. Я погладил ее по волосам и сказал:

 — Хватит тебе и трех, сладкая.

Председатель, раскрутив ремень, обрушил удары на ее нежные ягодицы. Я видел, что он старался не попадать в одно место дважды. Он дал ей поцеловать бляху ремня и торжественно произнес:

 — Аминь, твои грехи отпущены.

Она вскочила и бросилась мне на шею, осыпая лицо поцелуями и заливая грудь слезами радости.

 — По ритуалу ты должна благодарить нас за наставление, — проворчал председатель, но снова было заметно, что он сердится не всерьез.

Вероника попыталась опуститься передо мной на колени, но я ей не позволил. Тогда она бросилась к председателю, облобызала его ступни и звонко сказала:

 — Спасибо за назидание! Спасибо, что снизошли до меня!

 — Ладно, ладно, — добродушно проворчал председатель. — Ладно, голубки, не буду больше навязывать вам свое общество. Одна просьба к вам, Олег: когда насытитесь, не уходите сразу. Загляните к старику поболтать еще немного.

3. МИГ-21: взлет

С председателем я увиделся через несколько часов. Я добрел, едва волоча ноги после урагана любви под названием «Вероника».

 — А, Олег Владимирович, — рассеянно приветствовал он меня. — Ну как, теперь вы довольны?

 — Доволен — не то слово, господин председатель. Я счастлив.

 — Так-так.

Казалось, он думал о чем-то своем. Я решил, что по закону вежливости следует откланяться, но он, в своей манере, опередил мое намерение:

 — Очень прошу вас не уходить, Олег. Анна просила меня задержать вас до ее прихода. Она сейчас занимается Акифом, но есть мнение, что скоро освободится. По крайней мере, он уже дремлет у нее на коленях, а она поет ему колыбельную. На тюркском, заметьте, языке. Анна — гений.

«Вот бы дорваться как-нибудь до его телесистемы», — с завистью подумал я.

 — Анна — мой друг, жена и любовница, — продолжал председатель. — Нет, не так. Анна для меня — это Анна. Она королева, и я требую, чтобы окружение ее играло. Впрочем, я зря вам это говорю, поскольку вы и так джентльмен до мозга костей. Анна работает с клиентами только по собственному желанию, и я ей никогда не запрещаю, но это бывает редко. Удивительно, что она сама вызвалась умиротворять Акифа. Похоже, у нее какие-то виды на вас, и это заставляет меня почти ревновать. Так что давайте просто выпьем и подождем.

Пришла Анна, и мы оба встали, приветствуя ее.

 — Я восхищен тем, как вы нейтрализовали Акифа, — сказал я, пожимая протянутую руку.

 — Это было совсем несложно, — ответила она. — Работала не я, а мой статус. Статус — идол восточного мужчины.

Она внимательно посмотрела мне в глаза и взвесила мои руки, как бы проверяя их тонус.

 — Вы, наверное, были с Вероникой. Она слишком пылкая и слишком много думает о своем удовольствии. Нельзя так утомлять хозяина и пренебрегать восстановительными процедурами.

 — Она влюбилась в него, — подал голос председатель. — Я чуть ли не пробкой от них вылетел, как третий лишний.

 — Не будьте, пожалуйста, строгими к Веронике, — взмолился я. — Она спросила у меня разрешения получать оргазм от наших занятий. Я разрешил, и сам предложил стать равными партнерами по наслаждению.

 — Другими словами, она вас поимела, — сказала Анна. — Очень романтично. Боюсь, придется оградить наших девушек от вас, пока вы их не избаловали. В любом случае, вы нуждаетесь в массаже. Как же ты не догадался вызвать ему массажистку, голубчик?

 — Позвать теперь?

 — Теперь я сама им займусь. Ложитесь-ка на живот, Олег.

Она приподняла подол платья и села на меня сверху. Под платьем у нее ничего не было, так что когда она меня массировала, ее женская плоть касалась моей кожи. Массаж она делала прекрасно, я почувствовал себя ожившим. Она заботливо завернула меня в простыню и сказала:

 — Не буду скрывать, Олег, что вы понадобились мне для одного важного дела. Оно касается меня и моего любимого. Моего единственного любимого. (Она обняла председател) Садитесь-ка оба и слушайтесь меня. Сначала я кое-что покажу Олегу.

Она приблизилась ко мне и быстрым движением сняла платье. Я громко выдохнул. Это было прекрасное тело, но сплошь покрытое рубцами, шрамами, следами заживших ран. Я разглядел несколько татуировок и выжженное клеймо на правой груди. Анна отслеживала направление моего взгляда и приближала к моим глазам тот участок тела, который наиболее интересовал меня в данный момент. Чтобы не мешать мне осматривать ее, она сложила руки за головой. Затем она медленно повернулась, чтобы я осмотрел ее со спины. Я увидел старые рубцы от плети и еще одно клеймо на ягодице. По форме оба клейма напоминали эмблему клуба.

 — Вы можете трогать, если вас что-то заинтересовало.

Оправившись от первого изумления, я изучал ее тело с огромным интересом. Я пришел к выводу, что если шрамы располагались, в общем, бессистемно, то татуировки были выбраны с большим вкусом. Так, множество шрамов концентрировалось возле соска левой груди. И там же был татуирован серп, который подрезал эти шрамы на манер колосков.

 — Вы сами ее выбрали? У вас замечательный вкус, Анна, — сказал я, проведя пальцем по изгибу серпа.

 — Вы очень любезны, благодарю вас.

Татуировка на внутренней стороне бедра изображала истребитель-перехватчик, выпускающий ракету «воздух-воздух». Продлив пальцами ее траекторию, я оказался у входа во влагалище. Под истребителем была подпись «МИГ-21».

 — А почему именно МИГ-21? — поинтересовался я.

 — Моя идея, — ответил председатель. — Мне всегда казалось, что в слове «миг» заключено нечто мистическое. Вспышка, полет, исчезновение. А вам так не кажется? А «21» — потому что я выиграл Анну в «очко». Самый крупный выигрыш в моей жизни. Кстати, это клуб назван в честь татуировки, а не наоборот.

 — А клейма воспроизводят эмблему клуба?

 — Скорее, тоже наоборот. Когда-то давно я выжег эти клейма первым подвернувшимся под руку инструментом. Теперь эмблема клуба воспроизводит их форму. У некоторых девушек тоже есть такие. Вот у них они действительно копируют эмблему.

Все это было чрезвычайно любопытно, но я никак не понимал, чего хочет от меня Анна. Не понимал этого, видимо, и председатель, поскольку явно растерял академическую профессорскую уверенность. Я видел, что он волнуется, хотя и пытается скрыть это.

 — Любимый, я хочу, чтобы ты рассказал Олегу всю нашу историю с самого начала, — сказала Анна. — Не спрашивай пока, зачем. У меня есть на то причины. Расскажи, как мы встретились.

Председатель посмотрел на Анну с некоторым удивлением, но возражать не стал и, собравшись с мыслями, приступил к рассказу:

 — Это было тридцать лет назад. Мне был тридцать один год, из которых я пятнадцать лет провел в ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх