На звездолете

Страница: 3 из 9

вздохи:

 — Марк! Марк! Прорвало сватор, робот вышел из строя, на меня упала стойка. Чувствую себя нормально, ничего не повредил, но мне не выбраться самому. Не паникуй только, но поспеши! Возьми всех роботов!!! Всех, Марк, слышишь!!!

Ларса соскочила с него. Марк сжал от злобы и досады зубы и громко сглотнул. Он весь дрожал — перед самым носом захлопнулась дверь в сказочный райский сад наслаждения. Ларса поцеловала его в губы и стала одеваться — ни следа досады в выражении красивого и властного лица женщины он не заметил: только томное сладострастие.

Он схватил трейс:

 — Петр, жди! Буду как смогу быстро! Не волнуйся, Петр! — он повесил трейс к ремню, не выключая его.

 — Мы еще... — Марк спешно застегивался и не знал как сказать ей то, что мучило его. — Мы еще... сможем так...

 — Конечно, я приду сегодня в твою каюту, — нежно произнесла она. — Только помни, что я первая. Остальные — шлюхи, гони их прочь.

Последних ее слов Марк не слышал. Он спешил на помощь другу.

Когда Марк во главе отряда четырех роботов (всех он, конечно, брать не стал — не на войну же собрался) ворвался в помещение, где находился его попавший в беду напарник, он услышал, как Петр фальшиво распевает популярную лирическую песенку.

 — Прохлаждаешься? — сказал Марк, вздохнув с облегчением.

Один робот быстро освободил Петра, в то время как другой уже внедрился в поврежденный агрегат, а два остальных ремонтировали вышедшего из строя товарища и убирали протекшую садесмазку.

Петр, конечно, обманул: левая нога у него оказалась сломана, а правая половина лица вся в крови — при падении свермер стойки разорвал щеку. Пока робот нес его на мощных манипуляторах до жилых помещений, Марк, чтобы сократить долгий путь и как-то ободрить раненного Петра рассказывал анекдоты, те какие мог вспомнить — как назло вспоминались только скабрезные. Не удержался все-таки и поведал ему о визите первой помощницы капитана.

 — А тебе не померещилось? — язвительно спросил Петр.

Марк почувствовал, что краснеет, но тусклый свет коридоров надежно защищал цвет его лица от ироничных взглядов Петра.

 — Прервал на самом интересном месте, а теперь еще издеваешься? — сердито сказал Марк.

 — Ну извини — знал бы чем ты занимаешься, упросил бы стойку попозже свалиться. Впрочем, трейсер был не выключен и на самом деле я наслаждался музыкой ваших вздохов...

Марк поперхнулся и покраснел еще больше.

Врач экипажа Килна Травер неожиданно мягко встретила их. Марк подумал, что профессиональная подготовка не позволяла ей сейчас рассыпать ледяные взоры.

Петра уложили на тахту, застеленную стенопратовой клеенкой, робот-стерилизатор уже спешил к пациенту.

 — Что-нибудь серьезное, доктор? Он надолго сляжет?

 — Сейчас проведем всю обработку, потом операцию. На ноги встанет уже завтра, а может и сегодня, если все нормально будет. А на лице шрам, пожалуй, надолго останется. Если не навсегда...

 — Шрамы украшают мужчину, — через боль улыбнулся Петр.

Марк отметил, что Петр отлично переносит боль и не впадает в отчаяние.

Доктор профессионально взрезала штанину пациента, теперь она снимала грязные и рваные брюки совсем, робот помогал ей. Молчаливая медсестра в ослепительно белом комбинезоне отправилась в операционную готовить технику.

Марк обратил внимание, что его одежда и сам он также изрядно замызганы какой-то дрянью и у него возникло жгучее желание как можно скорее залезть под душ. К тому же ему очень хотелось остаться наедине и вспомнить-просмаковать посещение Ларсы — каждый жест, каждую минуту.

Врач, склонившись над Петром, повернулась спиной к Марку. Под чистым белым халатом просвечивали розовые трусики. Марк опять испытал всепобеждающее вожделение — на сей раз он хотел вполне конкретную женщину — Ларсу Твин, он до сих пор ощущал на кончиках пальцев прохладу ее нежной кожи.

Килна Травер полностью раздела своего пациента и робот обрабатывал его чем-то стерилизующим под ее пристальным взглядом. Вошла медсестра и пристально-изучающе посмотрела на Марка. Марку стало неудобно.

 — Если я вам больше не нужен, то пойду, — сказал он.

Докторша удивленно обернулась к нему, потом, оглядев его грязную растерзанную одежду, кивнула:

 — Как вам будет угодно.

Выходя из медотсека, Марк с удивлением услышал, как дверь за ним закрылась на блокировку. Это показалось ему странным.

Он загнал роботов в ангар и поднялся в свою каюту. С облегчением сбросив грязную одежду, он запихал ее в конвертер. Хлещущие струи воды привели его в чувство. С остервенением натирая себя жесткой гарматитовой губкой, он вспоминал каждое мгновение, проведенное с Ларсой. Ему стало неудобно при воспоминании о том, как жадно он на нее набросился. Он испытывал сладостное предвкушение того, что возможность для этого, наверняка повториться — не остановиться же эта прекрасная женщина без ложной стыдливости на полпути. И страх, что он вдруг сделает что-то не так, что вдруг не сможет принести ей того же наслаждения, которое — он уверен — принесет ему она.

Неожиданно дверь в ванную (обычная человеческая дверь, а не герметическая, как везде на звездолете) отворилась и вошли две девушки в форменных комбинезонах. Марк видел их в столовой, но не знал как их зовут.

Он тут же прикрыл рукой в которой держал губку свое мужское хозяйство, другой рукой потянувшись за полотенцем. Не дотянулся, и, поскользнувшись, чуть не потерял равновесие и не упал.

 — Как вы сюда попали? — смущенно спросил Марк. Может, мечтая о Ларсе, он по ошибке забрел не в свою каюту? Не дай-то бог.

 — Дверь была открыта, вот мы и вошли, — сказала та, что пониже.

 — Нас послала капитан, узнать как ваше самочувствие. Она просила вас зайти к ней, как только вы сможете.

 — Хорошо, — сглотнул Марк, тщетно стараясь упрятаться от их пронизывающих взглядов (куда исчезла их стальная холодность, вчера еще бывшая нормой для всех членов экипажа — сегодня и следа ее нет!). — Вы... вы можете идти... — просяще проговорил он девушкам.

 — Ты нас гонишь? — спросила брюнетка.

 — Да... То есть, нет, — Марк просто растерялся.

Та, что пониже шагнула к нему под струи воды в маленький бассейн (прямо в комбинезоне) и вырвала губку из рук его.

 — Ты сегодня так устал, — сказала она, — давай мы поухаживаем за тобой.

 — Но... Но вы же промокнете! — воскликнул Марк.

 — Ах, действительно! — притворно-испуганно воскликнула искусительница, прижавшись к нему всем телом. Обнаженному Марку стало очень неловко, ибо плоть его начала стремительно возбуждаться. Он постарался встать к девушкам вполоборота, чтобы они не заметили этого.

Брюнетка, не отрывая взгляда от его мощных бицепсов, мгновенно, одним движением сбросила с себя комбинезон — под ним больше ничего не было.

 — Но я ведь даже не помню как вас зовут! — в последнем усилии сопротивляться взмолился Марк. Перед глазами его встали желанный бюст Ларсы, но тут же его заслонили маленькие упругие груди второй девушки, также сбросившей с себя одежду.

 — А мы не помним, чтобы называли тебе свои имена, — засмеялась она. — Но это легко поправимо — меня зовут Патри.

 — А меня — Лорен, — сказала вторая девушка, подошла к нему вплотную и впилась в его губы долгим сладострастным поцелуем.

В голове Марка воцарилась полная каша. Он уже не соображал, что делает, но вид мокрых женских ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх