На звездолете

Страница: 5 из 9

месяцев, а то и больше... Кстати, Ларса не права — капитан чертовски привлекательна, хотя старше его лет на семь-восемь. Но Марку всегда нравились жгучие брюнетки, а формы у капитана «Лоуфула» выдержат критику самых привередливых ценителей женских достоинств. Марк ждал...

Из транселектора послышался негромкий гудящий фон и голос капитана произнес:

 — Техник Гриптон, вы слышите меня?

 — Да, капитан, я вас жду, — ответил Марк.

 — Я изменила свое решение. Лучше вы поднимитесь ко мне в кабинет.

 — Хорошо, капитан, иду.

 — Не «хорошо», а «есть», — услышал Марк.

Он почему-то разозлился и, сам не ожидая от себя, сказал в бездушный аппарат:

 — Я не военный, капитан, и здесь у вас добровольно. Если вы хотите, чтобы я подчинялся всем вашим правилам — перезаключим контракт.

 — Жду, — холодно сказала капитан и отключилась.

Марк пожал плечами и вышел из каюты.

Капитан Дерни Кайз ждала его за своим столом и внимательно изучала какую-то информацию на четырех настольных мониторах, быстро набирая что-то на клавиатуре.

Марк с интересом оглядел кабинет капитана «Лоуфула» — он впервые вошел сюда. Он предполагал увидеть здесь дисплеи, но и представить не мог, чтобы их было в кабинете капитана такое огромное количество — от стандартных размеров до четырех гигантских, метров пяти по диагонали. Те, что дублируют штурманскую, — догадался Марк и подумал, что по всей видимости здесь дублируются все системы управления кораблем: обычно на звездолетах подобного класса такое не практиковалось. Рядом с огромным столом капитана Марк заметил вход в скоростной лифт, ведущий, как он знал, прямо в ангар планетолетов. Этот угол помещения — рабочий стол и примыкающая к нему стена, состоящая из дисплеев, резко диссонировала с остальными двумя третями помещения, обставленных по-домашнему, несколько старомодно, и совершенно неподходяще для аскетической обстановки призонерского звездолета: мягкий, уютный диван и два мягких кресла, столик с подносом, на котором стояли серебряные фужеры, графин с соком и ваза с какими-то фруктами (Марк не особенно-то разбирался в огромном количестве всевозможных плодов, произрастающих на различных планетах обитаемого космоса). Над диваном висели две большие объемные фонографии: на одной улыбались мужчина с женщиной и пятилетней девочкой, в которой чуть напрягши воображение можно было узнать саму Дерни, и великолепное изображение острова Сите с высоты птичьего полета (Марк прекрасно знал все памятники Земли, и вообще увлекался историей, а проведенный на Земле год, обязательный для каждого подростка-Землянина, Марк считал пока своим самым лучшим годом).

Увидев Марка капитан встала из-за стола и изящным движением откинула прядь густых иссиня-черных волос со лба. Марк опять поразился ее красоте и с удивлением обратил внимание, что нигде в кабинете нет зеркал. Она вежливо улыбнулась Марку, сделала приглашающий жест в сторону дивана и тоже направилась к столику с фруктами.

 — Прошу вас, не стесняйтесь, техник Гриптон, — сказала она своим глубоким бархатистым голосом, который тем не менее мог принимать и стальной оттенок. — Я хотела бы поговорить с вами неофициально.

Марк залюбовался ее фигурой. Дерни была одета не в стандартный комбинезон, отличающийся от одежды прочих членов экипажа лишь оттенком цвета, а в парадный костюм Специального Космического Женского Стерженского Батальона Землян. Строгий костюм отнюдь не портил впечатление женственности, а лишь подчеркивал изысканность и безукоризненность ее фигуры. И Марк уже забыл, что еще вчера мечтал о миловидной девушке-штурмане, что так недавно все мысли его занимала Ларса... К ним у него было лишь исключительно сексуальное влечение. Сейчас же он ощущал именно трепет в душе и глубокое уважение к своему капитану — все недавнее раздражение по отношению к ней исчезло у Марка, как и не было. И в то же время он инстинктивно почувствовал, что в любом случае необходимо соблюдать дистанцию (или субординацию — как угодно), если он хочет добиться ее расположения, не только как кобель, в качестве которого его уже добивались дважды за сегодняшний день. А Марк очень хотел добиться расположения Дерни Кайз, как женщины. Очень хотел. И почему-то сейчас ему захотелось не столько секса, сколько именно испытать глубокое чувство любви — Марк даже сам удивился своему желанию. Впрочем, он увлекался изучением эпоса различных народов, различных планет, и во всех них любовь к женщине (а не сексуальное влечение) подвигало героев на совершение подвигов, столь восхищавших Марка. И он даже испугался, что капитан поведет себя сейчас подобно Ларсе. Сразу приобрели другой оттенок ее последние слова о неофициальности беседы, и он подумал: а сок ли в этом замечательном графине?

Он сел на диван, положив руки на колени и воплощая своей позой скромность и само внимание.

Капитан села в уютное кресло напротив и наполнила бокалы. Предположение Марка не оправдалось — в графине действительно оказался сок.

 — Как давно вы знакомы с Петром Тижаном? — спросила она.

Марк удивился ее вопросу. Он сам не понимал почему, но почему-то ему было неприятно, что она спросила о Петре, да еще в самом начале разговора. Он пожал плечами и решил отвечать, как на исповеди.

 — Столько, сколько с вами. Мы познакомились перед самой посадкой в планетолет.

 — Разве вы не вместе учились? — удивленно спросила Дерни.

 — Нет. Петр закончил Северную Академию Темпы. На Темпе несколько Космоакадемий, практически почти все астронавты Землян обучаются на этой планете.

 — А как получилось, что наш заказ выполнили две разные Академии?

 — Понятия не имею, — честно сказал Марок. — Мне предложили участие в рейсе, как лучшему выпускнику, и сказали, что я сам могу выбрать себе напарника. Я хотел лететь со своим хорошим другом, но в последний момент, директор Академии, сказал что полечу я один. Честно говоря, я подумал даже, что второй вам не потребовался — и правильно, одному-то работы...

 — А Петр рассказывал вам что-либо по этому поводу? — перебила его капитан.

 — Ну, говорил, что ему не просто было добиться этого назначения...

 — Обычно мужчины не рвутся на наши звездолеты... — улыбнулась капитан каким-то своим мыслям. — Почему же вы и Петр согласились вообще?

 — По простой причине — намотать парсеки, чтобы потом легче было получить назначение. Сейчас все меньше строят кораблей такого класса, наши курсы предпоследние вообще, больше Академии на эти звездолеты не учат.

 — Ну и что?

 — А то, что вообще можно остаться без работы.

 — А вас не испугала репутация нашего батальона?

 — А какая ваша репутация? — сыграл в наивность Марк.

 — Ну... сплошь женский экипаж... — она вдруг пристально посмотрела Марку в глаза. — Или это было наоборот — главной завлекающей причиной?

Марк смутился и после некоторой заминки ответил честно:

 — Я больше всего хотел полететь. На хорошей технике, а не на трехвековой колымаге, на каких чаще всего приходится летать выпускникам. А с кем — для меня тогда было непринципиально...

 — А сейчас вы так же думаете? — все так же глядя ему в глаза спросила Дерни.

 — Я обязан отвечать? — вопросом ответил Марк, недоумевая в чем, собственно, цель ее разговора. Не выдержал взгляда пронзительно черных глаз капитана, обрамленных пушистыми длинными ресницами и уставился в свой фужер с соком.

Какой у нее жесткий волевой рот, — подумал Марк, — и складки у губ лишь ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх