На звездолете

Страница: 6 из 9

подчеркивают это. И она совсем не пользуется косметикой. Но как хочется впиться губами в этот волевой рот и высосать всю ее, всю без остатка, показать, что он все-таки мужчина...

Марку вдруг стало стыдно, что он смутился и он вновь поднял на нее глаза. Капитан встала, держа фужер в руке.

 — Ладно, — сказала она. — Вы, наверное, обратили внимание на перемену отношения экипажа к вам?

 — Почему вы это спрашиваете? — Марк покраснел.

 — Потому, что знаю. Устав запрещает в первые дни старта заниматься чем-либо, кроме службы. В самом же полете — пожалуйста, пока не объявлено на корабле положение номер один.

А оно, по всей видимости, не объявлено, — промелькнуло в голове Марка.

 — И я не могу запретить своим подчиненным интересоваться вами...

 — И что я должен делать? — прервал неловкое молчание Марк. Почему-то он понял, что капитану тяжело вести этот разговор. Что-то она про себя решала и никак не могла придти к однозначному ответу на мучающий ее вопрос. «Если ее волнуют те же проблемы, что и Ларсу, то что же она стесняется — только намекни, я готов», — подумал Марк. И тут же понял, что этого ему сейчас совсем не хочется — ибо тогда он был бы простым первым попавшимся на ее пути после долгого воздержания мускулистым мужчиной. И если с Ларсой это вполне его устраивало, то в случае с капитаном ему хотелось чего-то совсем другого. Чего? Он сам не мог себе этого объяснить.

Капитан пригубила сок из фужера и медленно, в задумчивости, ответила на его вопрос:

 — Делайте то, что считаете нужным. Но имейте в виду — во время полета... во время задания экипаж получает минимальную дозу анкрипиана, который возбуждающе действует на женский организм, на женскую природу в частности, как побочное явление...

 — Я тоже получаю этот препарат? И я не слышал никогда о таком...

 — Он действует исключительно на женщин, почему и практикуется только в Женском Батальоне, больше нигде в космосе. На вас он не действует вообще — это неоднократно проверено и гарантировано, — она вновь улыбнулась. — Поэтому будьте осторожны, чтобы из вас не высосали все соки... Чтобы вы в конце-концов могли справиться со своими обязанностями! У вас, надеюсь, все по части техники нормально?

Марк подошел к стене с дисплеями. Работали далеко не все — своих дисплеев Марк не заметил.

 — Когда шел к вам все было нормально, — сказал он.

 — А что произошло сегодня утром?

 — Вообще-то пустяк, но почему-то с неожиданными последствиями. — Марк вдруг подумал, что халатно отнесся к своим обязанностям и что обязательно надо будет вернуться в тот отсек и лично все самому проверить. Чтобы как-то скрыть свое смущение, Марк решил попробовать уйти от скользкой темы и спросил: — А этот самый препарат... Вы его даете в каждом заурядном рейсе? Мужчины-космонавты ведь не нуждаются ни в каких стимуляторах?

К удивлению Марка он заметил, что капитан смутилась. Но через секунду от смущения на ее лице не осталось и следа, она наконец-то пришла к твердому решению и сказала:

 — Это не обычный рейс. Мы выступаем в качестве приманки. За нами должен охотиться пиратский корабль капитана Глорвилта. Слышали о таком?

Марк кивнул.

 — Сделано все, чтобы наш крючок заглотили... Все готовилось несколько лет, в некотором расстоянии от нас движутся несколько наших мощных кораблей. Вынужденная посадка на Темпе и ваше присутствие на борту — часть тщательно спланированного плана.

Марк встал:

 — Почему же мы с Петром не были поставлены в известность?

Капитан насмешливо вдруг посмотрела на Марка:

 — А вы испугались опасности?

 — Нет, — сказал Марк.

 — Тогда спокойно продолжайте выполнять свои обязанности. В случае, если нападение все-таки произойдет, ваше участие в операции будет состоять лишь в обеспечении безотказной работы техники.

Марк сжал зубы. Его явно не уважали. Его приняли за труса.

 — Я могу идти выполнять свои обязанности? У меня сегодня плановая работа и, кроме того, я хотел бы проверить отсек, где произошла неисправность, — сухо сказал он.

 — Да, идите — сказала Дерни, и поставила фужер на столик. — И не увлекайтесь гимнастикой с моими девицами — могут замучить до смерти. — Она вновь насмешливо посмотрела на него и вдруг добавила совершенно серьезным тоном: — Были прецеденты. Кстати, передайте то же вашему другу, но о том, что я вам сказала про возможное нападение — не говорите. Я сама. Но, чтобы был посдержаннее с экипажем передайте сейчас.

 — Но он же в медотсеке...

Капитан резко встала, подошла к транселектору, набрала на клавиатуре код и сказала:

 — Врач Килна Травер, вас спрашивает капитан.

Она подождала несколько минут, но аппарат молчал. Капитан посмотрела на Марка и ехидно улыбнулась:

 — Видно придется выручать вашего друга. Нет, нет, я пойду сама. А вы займитесь своими делами. И помните, что я вам сказала: не увлекайтесь!

 — Я пойду с вами к Петру, — решительно сказал Марк.

 — Вы пойдете туда, куда только что собирались: проверять отсек, где произошла авария. И это приказ!

Тем не менее Марк решительно направился вслед за капитаном. Она одарила его обжигающим взглядом, хотела что-то сказать, но смолчала.

Медотсек был заперт на внутренний блокиратор, на аудиосигнал никто не отвечал. Капитан личным электроключом (который подходил ко всем блокираторам звездолета и имелся лишь у нее на экстренный случай — видно по мнению капитана сей экстренный случай и имел в настоящий момент место быть) разблокировала запоры. Марк вслед за Дерни вошел в медчасть.

На операционном столе лежало бесчувственное нагое тело Петра. Обнаженная Килна Травер делала ему минет, безуспешно впрочем, и всецело была поглощена этим занятием — даже не услышала, что в помещение кто-то вошел. Также обнаженная медсестра раскинулась в черном кожаном кресле, закрыв глаза и широко расставив ноги. Марк поспешил отвести взгляд.

Марк был поражен видом Петра — расслабленное, безвольное, чуть даже посиневшее тело, отнюдь не напоминающее обычно подтянутого и пышущего здоровьем астронавта-спортсмена. Глаза его были закрыты, он не подавал никаких признаков жизни. В голубом тазике лежал пустой шприц и около десятка использованных ампул, по названию на одной из них Марк понял, что в ампулах находился мощный биостимулятор. Марк испугался — а жив ли его товарищ вообще? Предупреждение капитана вдруг встало перед Марком во всей своей зловещей реальности, враз рассеяв его легкомысленные сомнения.

 — Врач Травер!!! — властно окликнула Капитан.

Килна оторвалась от своего занятия. Затуманенные глаза ее и искаженный безудержной похотью рот живо напомнили Марку вампиров из многочисленных видеокниг и компьютерных игр. Увидев капитана, врач медленно, с усилием встала, вытянулась по струнке — она с трудом возвращалась к действительности. Сообразила что-то и, сверкнув ослепительной плотью ягодиц (вызвавших почему-то у Марка не вожделение, а отвращение), обернулась за халатом и все так же медленно одела его. Поволока постепенно пропадала из зеленых глаз Килны, но виноватой, пойманной на месте преступления, она себя явно не чувствовала.

 — Что все это означает? — строго спросила капитан.

 — Я борюсь за жизнь пациента, капитан. Вы помешали операции... — еле ворочая натруженными губами ответила врач.

Медсестра открыла глаза, инстинктивно провела рукой между ног, вздрогнула, окончательно пришла в себя, подошла ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх