Никита

Страница: 1 из 3

Долго думала, прежде чем решилась написать обо всем. Но... в конце концов, какая разница? Ваше дело, принимать это за вымысел или правду, а я все же расскажу.

Несколько лет назад мы с мужем разошлись, и с тех пор мы живем вдвоем с сыном. Мне сейчас 35, а сыну — 15. Я привлекательна внешне, — у меня красивая грудь, тонкая талия, стройные ноги, аппетитная задница, — по уверениям мужчин. Несмотря на это, так уж сложилось, что... Бывали мужчины, бывали более-менее длительные отношения, но замуж мне хотелось не очень, и я так и продолжала жить вдвоем с Никитой (так зовут моего сына). Он у меня был ребенком развитым, знал о моих приятелях-мужчинах, которые к тому же периодически у меня ночевали, и не закатывал истерик по этому поводу.

Мне казалось, что девочками он не очень интересуется, и меня это не особенно волновало — мало ли, у каждого свое время, — но на всякий случай я как-то раз решила с ним об этом поговорить. Отношения у нас были дружеские, доверительные, и предстоящий разговор меня не смущал. Но Никита засмеялся и сказал, что проводить ликбез с ним не требуется, т. к. все, что нужно знать теоретически, он уже знает.

За последний год Никита очень вырос, стал выше меня ростом, раздался в плечах и уже вовсю брился. Внешне он похож на моего мужа, унаследовал от него очень симпатичное лицо, обаятельную улыбку и хорошую от природы фигуру, с узким тазом и широкими плечами.

Поскольку у нас один компьютер на двоих, я имела возможность увидеть, что Никита стал интересоваться порносайтами, а отправляя в стирку белье — заметила характерные пятна на его простынях и нижнем белье, не оставляющие сомнения в том, чем он занимается наедине сам с собой. Ну и славно, подумала я, — мальчик вырос, скоро подружки появятся... Вместе с этим я, как ни стыдно признаться, почувствовала легкое возбуждение от того, что представила, как он занимается мастурбацией. Мне хотелось это увидеть, и как я не внушала себе, что это, что он все же мой сын, но эта мысль увлекала меня, и я даже ласкала себя, представляя, как он занимается тем же в соседней комнате.

Не так давно мы переехали в новую квартиру, но довольно долго после переезда была неразбериха с вещами и мебелью. Мы собирались купить новую мебель, более подходящую для двухкомнатной квартиры — чтобы можно было и спать на ней, и гостям было куда сесть, а старую мебель, за исключением дивана, мы уже продали за бесценок, лишь бы избавиться. В этой новой квартире основная часть вещей беспорядочно загромождала одну комнату, а в другой стоял только диван и столик с компьютером. Несколько дней после переезда я ночевала уже в новой квартире, а Никита жил у моих родителей, дожидаясь покупки для него.

Настал конец недели, была пятница. Я пришла домой вечером после работы, мечтая о горячем душе. Я разделась, мимоходом отметив, что Никита заходил домой — на стуле валялись его джинсы и футболка. Дома было прохладно, и я почти сразу слегка озябла, от чего мои соски напряглись и <встали>. От узеньких маленьких трусиков, в которых я осталась, тепла, конечно, никакого не было, и я поспешила в ванную, чтобы погреться под душем.

Заскочив в ванную, я почувствовала, как меня обдало волной тепла, как будто уже кто-то принимал душ до меня. Я не успела удивиться этому, как слегка остолбенела от другого — в ванной стоял голый Никита и вытирал полотенцем голову. Я уже закрыла за собой дверь изнутри, а вообще-то, первая мысль была выйти. Я никак не ожидала увидеть его дома, да еще в такой ситуации. В этот момент Никита отнял полотенце от лица, увидел меня, сначала улыбнулся (<Привет, мам>), тут его взгляд упал на мою обнаженную грудь с торчащими от холода, и уже и от волнения, сосками, и слегка порозовел, приоткрыв рот. Несколько секунд мы смотрели друг на друга молча, потом он сглотнул и сказал:

 — Боже ты мой... какая ты красивая, оказывается...

Я почувствовала, что у меня тоже начинают гореть щеки, и холода в тот момент я уже не чувствовала. Мысли скакали. Что сказать? <Извини, я тебе помешала>? <Перестань на меня пялиться>?...

Я уже собралась было выйти из ванной, как Никита вдруг протянул ко мне руку, облизнул губы и сказал каким-то охрипшим голосом:

 — Мам... у тебя такая грудь красивая... можно я потрогаю?...

Я открыла рот, собираясь что-то сказать, но он перебил меня:

 — Я только прикоснусь... пожалуйста... — и осторожно положил ладонь на мою грудь. Провел по ней пальцами, коснулся соска и... — вот нахал у меня! — сжал его на мгновение, от чего сосок еще больше напрягся, а я к своему ужасу почувствовала, что возбуждаюсь.

 — Никита... — сказала я. — Это... не совсем правильно... то, что ты делаешь. Перестань.

Я отвела его руку и вдруг почувствовала, что коснулась чего-то. Мы одновременно опустили глаза и так же одновременно, наверное, покраснели. У Никиты была сильная эрекция. Он заметно смутился, как и я. Теперь была уже моя очередь нервно сглатывать. У него оказался такой большой член, как у взрослого мужчины. Я смотрела на него, видела, какой он напряженный и чуть подрагивает, видела даже малюсенькую капельку на кончике... и не могла отвести взгляд. Ччерт, да что ж такое, подумала я... надо взять себя в руки. Наконец, я опомнилась и как можно непринужденнее сказала:

 — Ну... я думаю, ты уже закончил мыться, так что дай и мне сделать то же самое, а тебе, по-моему, нужно удалиться, чтобы привести себя в порядок. — И улыбнулась, стараясь, чтобы лицо не выдало мое напряжение. После этого я повернулась к Никите спиной и открыла воду в раковине, чтобы умыться. Вообще-то, мне хотелось залезть под душ, скрыться за занавеской, но для этого нужно было снять трусики... Елки-палки, я чувствовала, что они уже сильно намокли... я не хотела снимать их при Никите. Отвернувшись к раковине, я надеялась, что он выйдет, наконец, из ванной. Стараясь не обращать на него внимания, — а он все так и стоял позади меня столбом, — я заколола волосы и наклонилась над раковиной. Плеснув в лицо холодной воды (а ведь недавно мне хотелось согреться!), я вдруг совершенно неожиданно почувствовала, как Никита, подойдя ко мне вплотную, положил руки мне на грудь и прижался лицом к моей спине... А его напряженный член уперся мне в ягодицы. Я хотела было возмутиться и прогнать его, но у меня просто язык отнялся, и ноги стали ватными от возбуждения. Я не знала, что делать. Я хотела собственного сына так, как не хотела ни одного мужчину.

Он сказал:

 — Мам, не выгоняй меня... Я сейчас выйду... дай я так немножко постою с тобой.

Несколько следующих секунд, показавшихся мне вечностью, я боролась с наваждением, чувствуя его дыхание у себя на спине, его пальцы на моих сосках, и... его горячий член, упирающийся мне в попку. Трусики у меня были совсем маленькие, сзади была лишь тонкая полосочка ткани, почти шнурок... ягодицы у меня были голые. Он чуть плотнее прижался ко мне, и его член скользнул в щель между моими бедрами. Я почувствовала, что у него уже стала выделяться смазка. В этот момент я, наконец, взяла себя в руки и сказала:

 — Никита, все, перестань. Это неправильно и нехорошо. Иди, одевайся. Дай мне помыться. И считаем, что этого эпизода не было.

Он нехотя оторвался от меня и вышел из ванной. А я залезла под душ, меня всю трясло от возбуждения. Я прикоснулась к себе пальцами и почувствовала, что там, внизу, буквально хлюпает. Всего несколько движений... — и я кончила. Простояв под душем дольше обычного, — я обдумывала, как себя вести теперь, — и ничего не придумав, решила — а, само все уладится. Ну, что необычного, мальчик повзрослел, все в его возрасте гиперсексуальны. Не нужно заострять на этом внимание и все утрясется.

Как мне показалось, Никита тоже был сильно смущен своим порывом и, подумав, пришел примерно к тому же ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх