Рандеву

Страница: 2 из 6

по части орального секса со своими резиновыми игрушками, я уверенно принялся делать минет незнакомцу, делая вид, что, дескать, я тоже не лыком шит.

Сначала все было как на репетиции — я увлеченно похлюпывал ртом, слыша над собой тихое сопение мужчины, но потом тот внезапно положил руки мне на голову и, деликатно нажимая на нее, принялся убыстрять движения. Мне в нос стали попадать его мелкие волосики в паху. Они щекотали ноздри, и я слегка отстранился.

 — Что, все?! — громко и разочарованно спросил мужчина. — Это все?!

 — Нет! — грубо ответил я. — Но: в машине мне это не нравится:

Я ожидал, что он пригласит к себе, но мужчина лишь скривил губы и принялся застегиваться. Теперь ни о каком продолжении не могло быть и речи! Я тоже «завелся» и уже ни под каким соусом не стал бы экспериментировать дальше.

Тополищи оказались ближе, чем я ожидал.

Оставшись один, я все прикидывал — расстроиться мне из-за этой встречи или нет. До самого дома я так этого и не понял.

Встреча вторая.

 — Открой дверь! — раздраженно сказала Наташка, когда звонок в прихожей раздался во второй раз.

 — Сама что ли не можешь, — огрызнулся я, одевая тапочки.

 — Не могу, — парировала жена, вертя перед носом щипцами для завивки волос. — Мы ведь к Сенцовым собрались, ты помнишь:

Я досадливо замахал на нее ладонью и приложился щекой к холодному дермантину двери. В глазок было видно только то, что на улице вечер, и на лестничной площадке кто-то стоит. Может, друган старый, может Бармалей какой-нибудь местный:

 — Кто? — с оттяжечкой спросил я у блестящего глазка.

 — Марина Федоровна просила вам передать: — раздался за дверью мужской голос, и я тут же понял, что это Пашка.

Я защелкал замками, потянул за ручку и в изумлении застыл с приветственно поднятой рукой.

Это оказался никакой вовсе не Пашка. На пороге стоял мой незнакомец из Тополищ, в том же красивом пальто и перчатках, которые он мял в руках. При скудном свете из квартиры я увидел, что он улыбается, но не ехидно, а так, словно друг, обрадованной нежданной встречей.

 — Как вы узнали: — пробормотал я.

 — Где вы живете? — подсказал мужчина и переложил перчатки в другую руку. — А: очень просто. Я запомнил ваш номер машины: А работаю я в ГАИ, так что:

 — Д-да: — проговорил я, не зная что и думать.

 — Можно мне войти? — вежливо поинтересовался незнакомец, и я вспомнил о Наташке. О том, как она станет выспрашивать кто это и что это. Мысленно покраснев, я все же рассудил, что не станет же мужчина рассказывать женщине все такое, чего бы ей знать не следовало, поэтому преувеличенно вежливо пожал плечами и сказал:

 — Конечно!

Когда мой бывший попутчик разоблачился, то я немедленно утянул его в кухню. И усадил за стол. Мужчина был в пиджаке, длинный ворот черного свитера плотно обхватывал шею. Широкие плечи пиджака придавали мужчине атлетический вид.

 — Как вас зовут? — поинтересовался я, наливая чай.

 — Да, да, — покивал головой мужчина, словно не расслышав мой вопрос.

 — А? — я вопросительно посмотрел на работника ГАИ и поставил чайник на стол.

 — Вы знаете: — доверительно начал мужчина, но его перебили.

 — Кто там? — громко крикнули из прихожей, и Наташка появилась в дверях кухни, наматывая очередной локон на щипцы. — Ой!..

Она была полуголая, в кремовом лифчике и черных колготках, натянутых чуть ли не на шею. Перед тем, как она исчезла в изящном прыжке обратно в коридор, я успел заметить солидные складки жирка, колыхнувшиеся на боках под сетчатой тканью колготок. Само собой, белые трусики были первыми, на что я обратил внимание:

Впрочем, не только я один.

 — Красивая у вас жена, — одобрительно произнес мужчина. — А где у вас сахар?

Я машинально протянул ему сахарницу, и она звякнула о край моей чашки. Мужчина аккуратно всыпал в свою чашку две ложки сладкого песка. Я словно во сне наблюдал за ним.

 — Так вот, — продолжил мужчина, прихлебывая горячий чай. — Я хотел вам сказать: м-м-м: Тогда на шоссе: Я ни за что не пришел бы к вам, но мне надо отдать это.

С этими словами он полез во внутренний карман пиджака. Покопавшись там пальцами, гаишник вытащил на свет Божий вещь, от вида которой мне на миг стало плохо. Я помолчал. Мужчина деликатно не нарушал паузы. Наконец дрогнувшим голосом я попросил его подождать минутку, на что мужчина благосклонно согласился и вернулся к своему чаю.

Я буквально побежал в свою комнату и полез на шкаф, в мою заветную коробку, ловко замаскированную под фотопринадлежности, заваленную использованными катушками из-под фотопленки, сломанными пластмассовыми бачками для проявки и прочей ерундой. Там, среди кучи мусора, в полиэтиленовом пакете я хранил то, о чем моя жена не должна бы узнать никогда, если я только дорожил своим браком. А я дорожил!

Дрожащими пальцами я принялся доставать резиновые фаллосы, мягкие и упругие одновременно. Их было-то всего три штуки — немного разных по размеру и цвету. А четвертого, самого большого, не было. Именно его держал сейчас в руках мой незнакомец на кухне.

Но я был уверен, что в тот день я не брал эту штуку с собой:

Покусав губу, я аккуратно спрятал все обратно и придал завалу на гардеробе прежний вид. Едва я успел опуститься с кресла на пол, как в комнату влетела Наташка и принялась яростным шепотом допрашивать меня, какого хрена я: и все такое: Она была красная, как вареная свекла и свирепая, словно раненый тигр. Что я ей ответил, я уже не помню. Помню только, что мой шепот ничуть не уступал змеиному шипению.

В кухню я вернулся уже «со спущенным капюшоном».

 — Как он к вам попал? — немного сурово спросил я, усаживаясь на табуретку.

Мужчина уловил перемену в моем голосе и поставил чашку на стол.

 — А что? — ответил он вопросом на вопрос. — Это так важно?

 — Д-да, — с усилием выдавил я из себя. — Для меня это важно!

Я нарочно подчеркнул «для меня», чтобы замаскировать смущение, все больше охватывавшее меня. Этот гаишник, вальяжно расположившийся в моей кухне, уже знал так много про меня, видел полуобнаженной мою жену: А дальше что? Вытащит кролика из рукава своего роскошного пиджака?

 — Что ж, — согласился мужчина, криво улыбнувшись. — Как хотите:

И он рассказал мне про то, как однажды он, будучи на работе и проезжая по одной дороге, заметил в кустах на обочине светло-синий «Москвич». Он бы проехал мимо и не обратил бы на это внимания, если бы не торчащие голые ноги на заднем стекле машины. Резко остановившись, мужчина направился к «Москвичу», заранее представляя всю сцену. Как сейчас он испугает двух голубков, вздумавших миловаться чуть ли не на глазах у проезжающих мимо. Как они сильно смутятся, как женщина начнет кутаться в скомканную одежду и опускать глаза. Как мужчина засуетится в поисках взятки, и гаишник эту взятку возьмет, непременно возьмет: В предвкушении задуманного, мой незнакомец подошел ближе и увидел зрелище, достойное пера художника эпохи Деградации. Обнаженная женщина сидела верхом на обнаженном мужчине и заталкивала ему в задний проход эту хреновину. Мужчина довольно морщился от боли, ласково поглаживал бедра партнерши, а та, словно и не чувствуя этих ласк, яростно его содомировала:

 — И потом они отдали: эту штуку вам? — подсказал я конец истории. Мне было неприятно слушать россказни о чужих «радостях».

 — В общем, да, — ответил мужчина, отставляя пустую чашку. — Конечно, отдали. Только пришел я, чтобы вернуть ее:...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх