Рандеву

Страница: 6 из 6

 — Значит, натурой, — предположил я, презрительно скривив губы.

 — Для начала, — он передразнил меня с холодной язвительностью, — скажи мне, чего ты хочешь: Чего ты действительно хочешь!

Я помолчал, стараясь понять, чего он ждет от меня.

 — Освободиться, — сказал я и ахнул от боли в плече.

 — Нет, — коротко ответил мужчина и встал со стула.

Я снова умолк.

 — Уехать домой: Теплая ванна: Куча денег: Любимая жена: — желания посыпались как из рога изобилия. — Классная машина: Хороший контракт: Шикарный дом:

 — Врешь! — в негодовании воскликнул гаишник, подходя ко мне. — Врешь!

 — Да не вру я вам, — обидчиво произнес я, потому что был абсолютно уверен в искренности своих желаний. — Чего мне врать-то?

 — Ты врешь не мне: — негромко сказал мужчина и наклонился ко мне. — Ты самому себе врешь:

Я недоверчиво улыбнулся, а потом даже рассмеялся. Меня очень расстроило окончание сегодняшнего дня в свете происшедших событий, но последние слова гаишника были до того нелепы, даже глупы, и так не подходили к ситуации, что это было действительно смешно. Я захлебывался в судорогах, поднявшихся из глубины живота и корчился от боли в плече и руках, но никак не мог остановиться. Я ржал как конь, и мой смех затопил комнату за считанные мгновения.

Мужчина выпрямился, холодно улыбнувшись в ответ на мое неуемное веселье.

 — Когда закончишь, скажешь! — бросил он через плечо и направился к дверям.

 — Подождите! — взмолился я. Дикий смех исчез мгновенно, и мне снова стало страшно. — Подождите, не ухо:

 — Что ты хочешь? — страшным голосом заорал гаишник, резко повернувшись ко мне.

 — Трахнуть эту старую суку!! — не своим голосом заорал я в ответ. — Отодрать ее на месте!... Засадить ей в:

Мой вопль заставил зазвенеть стекла в темном полированном серванте. Я словно воспарил над полом и наблюдал за этой сценой со стороны. Как я лежу — связанный, с багровым рисунком на лице, орущий и жутко напуганный. Как мальчик.

И хищная поза незнакомца. Скрюченные в кулаки пальцы, выдвинутый острый подбородок, изящные складки плаща на полу: Он вырвал из глубин моего сознания самый большой репей и преподнес во всей красе. Я был испуган и удовлетворен одновременно. Потому что это было правдой, в которой я не мог признаться даже самому себе. И только тоненькой ниточкой пульсировала мысль о том, как бы не улышала Ирина Витальевна наши громкие голоса, наш ярый ор:

 — Трахнуть: — я поморщился от боли в горле и закашлялся. — Т-ттрах:

 — Тогда чего ты ждешь? — мужчина спокойно устроился на стуле, изучая свои ногти на левой руке.

И тут я обнаружил, что ничто больше меня не удерживает на этом диване. Веревки по-прежнему опутывали руки и ноги, но не сжимали их. Я изумленно замер, а потом со стоном согнул руки в локтях, закрыв, наконец, глаза от тягостных лучей лампочки. Ноги рухнули, подпрыгнув на мягком диване, и я скорчился от резкой боли в животе. Потом уже, перевернувшись на бок, на меня сошла такая благодать от перемены позы, что я снова застонал, но на этот раз от удовольствия.

И сейчас мне не было никакого дела ни до сбрендившей тещи, ни до этого всезнающего магического незнакомца, чьего имени я так еще и не узнал, ни до того, что уже поздно, судя по темноте за окном: Мне хотелось лежать вот так, замерев, дыша тихонько и тонко, словно осенняя паутинка.

 — М-да, — изрек мужчина за моей спиной. — Видно, придется все делать самому!..

«Ага!», мысленно позлорадствовал я. «Иди и делай все, что тебе захочется!: Ты ведь у нас такой всесильный!». Уткнувшись носом в стенку, я упивался полумраком, освобождая глаза от толпы зеленых «зайчиков». Поэтому-то я и не сразу понял, что за звуки раздались из соседней комнаты. Какое-то кряканье и уханье, стоны, горловые порыкивания: Похоже на клетку с совокупляющимися павианами в зоопарке. Ну и пусть они там трахаются! Эта поездка на всю жизнь отбила у меня охоту подсматривать за тещей, чего-то желать и тайно надеяться. Все! Кончились эти детские забавы. И никаким калачом меня теперь не заманить на эту дачу, да еще в компании с Наташкиной мамой!

Когда затекшие покалывания в руках и ногах наполовину утихли, я попытался встать с кровати и мне это удалось. В голове изображение комнаты крутанулось пару раз и застыло. Боль в плече превратилась в тупую иглу, которую невидимый инквизитор медленно поворачивал, расширяя рану и наслаждаясь моими мучениями. Шишка на голове — я потрогал ее — больше не беспокоила, хотя немного льда не повредило бы. «Надо снегу на улице набрать, вот что», подумалось мне, и я направился в прихожую.

А там, на залитом кровью полу, неловко скорчившись, лежала Ирина Витальевна — голая, вся исполосованная жестокими и сильными ударами знакомой мне плети. Толстые груди женщины мясным куском громоздились в солидной луже крови, а из растопыренной промежности торчала обломанная свеча.

Я молча смотрел, а потом перешагнул через женщину и направился в кухню — умыться и привести себя в порядок.

А-ск, осень 2000г.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх