Каникулы в Калифорнии

Страница: 3 из 5

довольно толстые губы и широкую щель.

 — Не будь я — леди, я бы, пожалуй, приревновала тебя к этой маленькой ведьме! Ты, ведь, можешь ей вставить...

 — А что... Для ее лет, она, пожалуй, сделает это неплохо. Боже... ! посмотри-ка туда... — Они повернулись к эстраде.

Мужчина стоял над девицей, которая его растирала, его руки играли с ее волосами. Вдруг, неожиданным движением, он рванул ее голову к себе, как бы насаживая на свои торчащий кол. Его рот оскалился, когда он стал двигать головой девицы взад и вперед. Мускулы бедер его, играли, и он всаживал свои инструмент глубже и глубже. Ее белая шапочка упала на пол, фартук задрался до пояса, открыв черную щеточку волос, между ног. сначала, она не проявляла особого энтузиазма к этому акту, но потом, ее руки обвили его ноги и она стала возбуждаться вместе с ним. И вид девицы, энергично сосущий мужской член, усилил возбуждение Лили.

Пальцы мальчика, игравшего с ее клитором, возбуждали у нее спазмы удовольствия. Из нее вот-вот должно было что-то вырваться. Юбка ее задралась до пояса, она широко раздвинула ноги, чтобы ничто не мешало движениям маленькой руки. Бросив взгляд вниз, она могла видеть, как скользят его пальцы. Ее шелковые трусы были отодвинуты в сторону, влага проступила сквозь ткань и сочилась на сиденье. Приподняв скатерть, она побуждаемая желаниями, взглянула под стол. Мальчик, с возбужденным лицом, пытался скрыть то, что он делал другой рукой, которую держал между своих ног. Лили протянула руку и поймала маленькую, возбужденную палочку. Она принялась играть с ней. Мальчик, явно желал этого, тогда обе его руки впились в ее тело. Тонкие пальцы, облитые соком, все глубже проникали в нее, в то время, как Лили возбуждала его крошечную твердо торчащую, от возбуждения, палочку.

Тело брюнетки раскачивалось взад-вперед, а руки прижимали голову девицы между ног. Страстные звуки вырывались из ее груди. Длинные ноги напряглись в экстазе наслаждения. Юноша тоже напряг все свои мускулы. его мощная фигура, казалось, вот-вот содрогнется в пароксизме страсти. Девица же у его ног была вне себя. Ее бедра двигались каждый раз, как член юноши входил в ее рот. Казалось, она пыталась завладеть им целиком и задохнуться от этого удовольствия. Ее голова качалась взад-вперед все чаще и чаще. Одна из ее рук схватила мешочек между его ног и играла с ним. Можно было подумать, что она старается выжать из него как можно больше спермы. Вдруг, голова юноши откинулась назад, глаза закатились так, что стали видны белки. Было видно, что он ощущал оргазм и хотел усилить его еще больше. Он выдернул член изо рта девицы и бросился на брюнетку, откинув в сторону девицу, которая лизала ее щель. Он, на полную длину, всадил в ее щель свои огромный, сверкающий слюной, член. Тело брюнетки изогнулось в пароксизме страсти, а ее талия делала энергичные движения, навстречу юноше: Раз... Два... Три... Четыре... — Свет медленно померк и вся эстрада погрузилась в темноту.

 — О, черт возьми... — Застонал Ларри. Лили отвела свою руку от мальчика и сжала ноги. Ребята быстро выскочили из-под стола и убежали в ту же дверь, откуда вышли. Она почувствовала что-то липкое на пальцах и посмотрела на них. Они были покрыты чем-то липким, похожим на беловатую слизь. Вытирая руку о салфетку, она мысленно удивилась: возможно ли это, чтобы у семилетнего мальчика был оргазм?

Все, что здесь произошло возбудило ее, но не насытило до конца. Ее щель пылала и жаждала, но она вынуждена была ждать, во всяком случае агония ожидания — это не худшее, в жизни. Для этого у них еще целая ночь впереди.

Жаннет Унэм вернулась домой, раньше, чем она предполагала, но и не так уж рано. Лили позвонила ей в школу и сказала, что Ларри не хотел бы делать каких-либо ложных шагов по пути на сцену. В тот момент, когда это было сказано, они находились еще в ресторане. После всего случившегося, Жаннет, несколько сожалела о соглашении между ней и Лили, и чем больше она думала, тем меньше интерес испытывала к роману, который читала в школьной библиотеке, куда она пошла после обеда. Она зевнула и отложила книгу. Был теплый вечер. На душе у нее было спокойно. Однако, мысли ее возвращались к прошедшей ночи, что-то волнующее рождалось в ней. Она решила пройти по берегу, чтобы рассеяться.

 — Может быть, было бы лучше, если бы не Лили, а ее взял Ларри в клуб? И, когда эта мысль пришла ей в голову, ее охватило, какое-то жестокое чувство обиды. Накинув теплую кофту, она вышла и направилась к берегу. Легкий бриз играл волнами, бросая их на влажный песок. Шуршание волн, и вид спокойной, безбрежной дали, пробудили в неи воспоминания о том, как она ходила на берег маленькои девочкой.

Ее родители, обычно, выезжали каждый год, снимая домик, на берегу на все лето. Она оставалась там на два-три месяца. Жаннет провела свое детство с Шеилой, которая служила у ее родителей. Жаннет часто вспоминала о тех хороших временах, когда она с Шейлой, босиком бегали по берегу, что-то лепили из песка, или просто кричали, от чистого удовольствия. Жаннет тогда было, около десяти, а Шейле, которая казалось ей весьма старой, что-то около двадцати. Это была невысокая, полная девушка, с темными кудряшками волос и ярко-белыми зубами, сверкающими, как алмазы, когда она откидывала голову и хохотала. Жаннет безумно любила Шейлу. Она хорошо помнила те три дня, которые предшествовали этой прекрасной ночи с Лили.

Шейла пришла с большим турецким полотенцем, решив его выстирать. Жаннет ухватилась за один его конец и стала мешать ей. Она не знала, как это случилось, но Шейла поймала ее и крепко поцеловала в губы. Жаннет вырвалась, но это ей понравилось, поскольку оставило приятное ощущение. Поцелуй Шеилы отличался от того, как ее целовали мать и отец, и она принялась снова дразнить девушку, пока та, покраснев, не кинулась на нее. Жаннет продолжала дразнить девицу, и случилось то, чего она никогда не забудет: Шейла коснулась рукой между ее ног, и целуя ее, стала играть там пальцами, щекоча ее, и это щекотание было настолько приятным, что Жаннет вскрикнула от удовольствия. На какой-то момент у нее возникло ощущение, которого она никогда не испытывала.

Потом, в постели, она часто думала об этом и ждала этого чувства, пытаясь понять: каким образом оно достигается. Когда, впервые, она получила это удовольствие, ей было десять лет.

Как всегда, на следующий год она снова приехала на дачу. Она надеялась, и весь год мечтала, что их удовольствие с Шейлой повторится, и она желала этого больше, чем чего-либо. Но тут она заметила, что Шейла изменилась. Продолжая хорошо относиться к Жанет, она как бы извинялась и избегала ее. И вот, однажды, Жаннет узнала причину этого: Шейла встретилась с мужчиной. Он был немного старше Шеилы и жил в деревне круглыи год. Узнав это, Жаннет решила всячески мешать, чтобы Шеила гуляла только с ней, она узнала, как они встречались на берегу, они гуляли вместе, рука об руку, болтали и улыбались, шептали друг другу приятные словечки, и Жаннет обуревала ревность. Она ненавидела его ревностью ребенка, ненавистью безотчетной. Сжигаемая ревностью, она наблюдала, как он обнимает ее, а Шейла дарит ему поцелуи. Для Жаннет, это было пыткой. Она жалела Шейлу.

Однажды, после обеда, Жаннет проследила, как они подошли к его дому, небольшому белому особняку, находившемуся в стороне от дороги и окруженному высоким кустарником. Она подкралась к самой двери домика и стала слушать, о чем они говорят. Все, что она услышала — были случайные слова, но возбуждение не покидало ее, а явное веселье в доме, только подстегивало. Дрожа от страха, она пробралась сквозь кустарник к окошку и пристроилась на угол фундамента. Она заглянула в окно.

Шейла голая, лежала на полу. Она стонала и каталась по нему, держась руками за живот: что-то произошло с ней... Может ей было больно? Может она заболела?... Что сделал с ней этот человек?... Чтобы спастись, ей ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх