Смерть

Страница: 2 из 3

лице делала меня счастливейшим человеком.

Ни в одном окне дома, где она жила, не горел свет. Я уже не стал спрашивать почему. Может, просто электричество отключили. Мы поднялись на лифте на восемнадцатый этаж, и Полина стала открывать дверь. Правда, ей не понадобился ключ. Она просто толкнула дверь и та открылась.

Она закрыла дверь и включила свет.

 — Наконец-то я дома! — воскликнула она. — Давай же, поцелуй меня ещё раз!

Меня упрашивать не надо. Я снова крепко обнял ее, и наши губы слились в поцелуе. Время остановилось, только стук её сердца, бившегося в такт с моим, нарушал тишину, что так внезапно возникла. Не в силах разорвать столь сладостный поцелуй, мы пятились моей спиной назад. Так мы попали в следующую комнату, где было темно. Тогда Полина включила свет, и мы ещё раз поцеловались, сев на кровать.

 — Слушай, — предложила мне она. — А, может, ты сегодня у меня останешься?

 — Хорошо, — согласился я. — Только я позвоню, предупрежу своих, чтоб не волновались.

 — Ладно, — она опять усмехнулась как тогда на улице. — В таком случае, я пока приму душ.

Когда я набрал номер, то в трубке раздались долгие гудки. Никто не поднял трубку ни через минуту, ни через две. «Странно, — подумал я. — В это время они уже все должны быть дома». Я снова набрал номер. И снова длинные гудки. Тогда я решил проверить и набрал пару номеров своих знакомых. Тоже никто не брал трубку. Тогда я успокоился, решив, что просто у Полины неисправен телефон, а с моими родственниками и знакомыми всё в порядке.

За дверью в ванной раздавался шум воды. Я живо представил себе, как обнаженная девушка льёт на себя воду из душа. Крохотные капельки капают с её сосков. Тоненькая струйка воды пробегает между грудей и устремляется вниз, туда, где под аккуратным маленьким пупочком находятся черные шелковистые волоски.

А на розовой попке замерли прозрачные капли воды. Но вот, девушка начинает поливать свою спинку, и капельки смываются потоком воды, который обволакивает её попку. Она снова поливает себя водой, а потом, закрыв кран, начинает вытираться.

Нежное полотенце впитывает капли воды, которые на её великолепном теле смотрятся как роса, застывшая поутру на лепестках прекрасной алой розы. Посмотрев на своё отражение в зеркале, которое, разумеется, не разочаровало её, она накидывает на голое тело халатик. Такой симпатичный халатик с узором кофейного цвета и розовой каймой. Да, и так вот, она одевает его и решительно распахивает дверь из ванной.

Дверь открылась. Белый халатик с узором кофейного цвета был явно ей к лицу. Да ещё эта розовая кайма! Да, я решительно теперь в неё влюбился. Пока я медленно поднимал взгляд с её босых ножек к лицу, она поправляла халатик.

 — Сходи, тоже сполоснись, — сказала она, показывая ровные белые зубки в улыбке. — А я пока чего-нибудь приготовлю поесть. Ты же, наверное, голодный.

 — Да, да, — я, похоже, растерялся, от такого резкого перехода фантазии в реальность.

Я и на самом деле проголодался. Алкоголь, за время нашей прогулки от метро, почти выветрился, а его остатки просили есть. Полина направилась на кухню, а я разделся и открыл кран.

Я всё думал, как я смог так четко предвидеть, что здесь происходило пять минут назад. И правда ли она играла с собой? Перед глазами снова поплыли эти изображения. Столь сладостные картины возбудили меня. Решив не довести всё дело до конца раньше времени, я намылился. Потом быстро смыл пену, вытерся и оделся.

Из кухни уже доносились приятные запахи жарящейся картошки и котлет. Чувство голода стало от этого невыносимым. Но ещё более невыносимым был голод иного характера. Его я сдержать не смог. Я обнял стоявшую ко мне спиной Полину. Мои губы коснулись её шеи. А рука скользнула под халатик. И в моей руке оказалась нежная грудь. Не переставая целовать шею девушки, я массировал её грудь. При этом я инстинктивно прижался к ней, ощущая через джинсы тепло её тела.

 — Подожди, — Полина ласково отстранила меня.

 — Но я хочу, — попытался возразить я ей. — Меня нельзя столько дразнить.

 — Я тоже очень хочу, — успокоила она меня. — Но, — она показала на еду. — Сначала надо поесть. Тебе придётся потратить много сил.

И снова её лицо озарила задорная улыбка.

Мы сели за стол. Я старался есть быстро, но в то же время, соблюдая нормы приличия. И, несмотря на это, в голову лезли какие-то мысли. Сейчас она спросит, откуда я.

 — Откуда ты, — спросила она. — В смысле, где жил... живешь.

 — Из Ясенево.

 — А, так это недалеко.

Странная оговорка. Ладно, спрошу её про телефон.

 — Полин, а что телефон не работает? Сломался?

Теперь она задумается, но в итоге просто ответит «Да».

 — Да, — сказала она после непродолжительного раздумья.

После разговор не клеился, так как у нас обоих на уме было одно и то же, а говорить об этом мы не хотели, чтобы ещё сильнее не распалять друг друга.

Я доел и поблагодарил девушку за еду.

 — Иди в спальню, — сказала она. — Я сейчас посуду вымою, и приду составить тебе компанию.

Я предложил свою помощь, но, получив отказ, вошёл в спальню и сел на белоснежное одеяло. Такое ощущение, что кровать здесь всегда наготове. Я даже огорчился, так как из-за этой мысли я начал плохо думать о такой симпатичной девушке. Решив не думать ни о чем, я стал осматриваться. В окне было темно-синее небо со звёздами. Странно, в городе их никогда не видно в таком количестве. А внизу, под этим небом черные квадраты домов. Высоток без единого огонька в них. Очень странно. Неужели так поздно? На часах было без пяти минут одиннадцать. Штор на окне не наблюдалось. Но это же неудобно, когда по утрам восходит Солнце. Да и Луна тоже может светить в глаза во сне. Пустой книжный шкаф. А зачем он тогда здесь? Вопросы копились, а Полина всё не шла. Я пошел предложить ей свою помощь ещё раз. Она как раз выходила из кухни.

 — Ты ещё не разделся? — её брови удивленно подпрыгнули и изогнулись, придавая лицу необычайный шарм.

Я развёл руками.

 — Разденься и забирайся под одеяло, — сказала Полина. — Я приду через пару минут.

Я послушался её. Вот я уже в одних плавках лежу под одеялом. А мысли всё лезут в мою башку. Хорошо, хорошо. А может... может она — маньячка? Я сейчас лежу под одеялом, уязвимый и голый. Сейчас из-за угла высунется её милая ручка и погасит свет. А потом войдет она. Пряча за спиной тесак, она приблизится ко мне, обнажив грудь для отвода внимания. И, сев рядом, она убьет меня!

Раздались тихие шаги босых ног. Из-за двери в комнату проникла рука Полины. Без труда она нащупала выключатель, и свет погас. В лунном свете на пороге возник её силуэт. Она приспустила халатик, обнажив плечи. Я протянул руку и включил светильник на столике. Нежно-розовый свет наполнил комнату. Она приближалась ко мне, держа руку за спиной. Я съежился от всей той жути, что напредставлял себе до этого. Когда ей осталось два крохотных шажка до меня, я закричал:

 — Нет, не надо!

 — Что такое, — её лицо снова украсило удивление. — Ты уже меня больше не хочешь?

С этими словами она убрала руку из-за спины. Увлекая за собой поясок от халата, она убедила меня в том, что все мои предположения — глупость. Халатик слегка приоткрылся, давая мне пищу для новых предположений, но уже совсем других.

 — Ну, так что же? — Полина недоумевала.

 — Да... , — я замялся, и как мне показалось, покраснел. — Я просто дурак. Но я по-прежнему тебя хочу. Даже ещё сильнее.

 — Вот и хорошо, — Полина подарила ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх