Монстр внутри

Страница: 4 из 4

мать как огромную торжественную чашу и присосавшись к ее промежности пил и пил из нее волшебные соки любви. Круг за кругом он вращал своим ртом припав к материнскому щедрому источнику, и казалось нет силы способной оторвать его от него.

Наконец, чтобы вздохнуть, он поднял свое лицо

над горячей влажностью ее женственности. Все его лицо от носа до подбородка было покрыто теплой солоноватой влагой сильно пахнущей ароматом ее секса. Брент взглянул на свой член тяжелый, толстый, лиловый от переполнявшей его крови он требовал встречи с вожделенной подругой. Страсть пульсировала в нем он был готов осквернить Храм собственного созидания. Наконец он обхватил рукой ствол своего заряженного орудия. Он чувствовал, что сейчас произойдет самый важный поворот его судьбы. Обезумев, он медленно поднес свою твердыню к ожидающей его могиле своей невинности. Наконец разбухшая истомленная головка его члена мягко коснулась восполенной женской плоти и лениво заскользила вверх — вниз по мягким лепесткам.

Все мысли об излечении матери от депрессии, теперь казались такими далекими и незначительными, и лишь одна цель теперь имела для него значение — его собственное освобождение.

Головка его члена вскоре была вся покрыта густыми липкими соками — он был готов к завершению кровосмесительного ритуала. А, его прекрасная невеста, была также готова принять его чудовищное супружество.

Медленно и нежно он начал погружать голвку своего члена в пылающее кольцо липкого и горячего материнского влагалища.

Дюйм за дюймом он погружался в ласковую пещеру, туго обхватывающую твердое древко его мужества. Он вновь смотрел на лицо матери и невидел ни малейшего проблеска сознания — она спала как убитая.

Собрав последние остатки своей воли он сдерживал из последних сил все нарастающее напряжение в своей мошонке. Его яички окаменели, став тяжелыми словно чугунные ядра.

Котел его кипящего семени был готов взорваться, не выдержав давления. Он никогда не чувствовал такую страсть.

Как будто все его тело скользило вниз в ее напряженную, сосущую дыру.

Извращенное желание, которое он испытывал, словно увеличило его член до размеров огромного члена Кинг Конга, а влагалище его матери стало Безграничной Бездной горячей, кипящей плоти. Глубже и глубже в запретные глубины ее киски и в омут разврата погружался его член.

Сражатся за то чтобы остановить свое семяизвержение больше было невозможно. Это было подобно попытке сдерживать фонтан безудержной, кипящей лавы.

Затем его тяжелые, полные шары коснулись мягкой долины среди ее приподнятых ягодиц. Его живот опустился на ее — мягкий и нежный. Он полностью погрузился внутрь самой священной из Cвятынь.

Он был полностью внутри горящего Сада Своего Рождения. Он был внутри своей матери.

Это — началось, выкипая из его яичек, подобно извержению лавы разедающей плоть.

Это — прорвалось через его член, словно лопнула тонкая ткань внутри и полилось наружу.

 — GGGGAAAAAAAAWWWWWWWDDDDDDDD — ! Он кричал фонтанируя, как гигантский гейзер раскаленного добела семени извергающегося из его конвульсирующего члена в тесно — сжимающие стенки ее влагалища.

Вдруг он почувствовал рябь волн проходящих по материнскому органу. Так независимо от мозга ее нервная система реагировала на половое возбуждение. Бросив взгляд на ее лицо он не заметил ни малейшего проблеска сознания, потом его член исторг вторую струю бурлящего семени. Когда стенки материнского влагалища были омыты раскаленным потоком его семени, ее вагина начала сжимать и обхватывать погруженный в нее член, словно доила его.

Прошлое, настоящее и Будущее лилось из его дергающегося, извергающегося члена. Жизнь кончилась. Это был один, гигантский поток, взрывающий член, выливающий смертельное семя на сад плоти, который однажды взлелеял его.

Не было бы смысла в его дальнейшей жизни, если бы он смог оплодотворить свою мать в этом единственном, прославленном взрыве необузданной страсти. Воссоздаться внутри матки собственной матери было его единственным желанием. Он должен был опустошиться в волшебном тайнике своего зарождения, заполнив его плодородные чресла своим семенем. Затем, когда его орудие, измотанное и ослабевшее, дало последний залп в ее лоно, он почувствовал ответный поток хлынувший из глубин материнского чрева, покрывая его обвисшие яица горячими липкими соками.

Затем комната потемнела, и он почувствовал как его уносит, засасывает целиком в горящую пучину материнского лона...

Внезапно, он погрузился в темноту. На мгновение, он потерял всякие ощущения. Затем он обнаружил себя плавающим в великом бассейне ее секса.

Извиваясь своим длинный reptilian хвостом, он плыл и исследовал темные глубины в поисках родного сигнала. Внезапно, он увидел Сотни, Тысячи, миллионы себе подобных, точно так же как он искавших Ее. Но, он был должен быть тем единственным, кто поронзит ее. Тем, кто погрузит свое колючее мужество глубоко в плодотворное ядро ее сущности и соединтся с ней, чтобы создать новую жизнь.

Затем он почувствовал это. В начале только слабое дуновение ее покорности. Сердито хлеща своим хвостом он искал в море мускусный след ее призыва к нему. Подобно песне сирены, это притягивало его к ней. Ближе и Ближе. Затем он увидел ее...

Наконец, Брент очнулся... Весь в поту он все еще лежал на мягкой перине материнского тела. Он понял, что они больше не были единым целым. Его член, сьежившийся и опавший выскочил из ее лона и теперь бессильно свисал между ее мягкими, гладкими бедрами. Застонав, он откатился от матери. Она не подавала признаков жизни. И если бы не равномерное вздымание и опускание ее груди он подумал бы что она мертва.

Брент дотронулся до нее и мягко потряс ее за плечо, наблюдая как ее маленькие, мягкие груди дрожат подобно каплям розового желе. Мама не двигалась.

Перевернувшись, он сел. Посмотрев на часы, увидел, что уже 4 часа утра. Поднявшись, он поплелся в ванную. Подойдя к унитазу он взял свой обвисший член и начал мочиться направляя струю прямо в круглое отверстие. В тишине его безмолвной квартиры звук льющейся мочи почти оглушил его.

Закончив, он направился назад в свою спальню, останавившись посмотреть в окно. Туман был даже более плотным, чем ранее. Не удивительно, что в комнате было так тихо, ничто не нарушало тишину этим ранним утром.

Взглянув в гостиную комнату, он увидел, что огонь угас. В камине оставлось только несколько пылающих углей. Тогда он увидел их одежду разбросанную на кушетке и полу. Он быстро собрал одежду матери и отнес в ее комнату.

Вернувшись в спальню, он увидел, что мать все еще лежит на спине с широко разведенными ногами, как будто ожидая возвращение своего возлюбленного. Его глаза немедленно скользнули по ее широко разверстному лону. Оно было словно большая жгучая рана открывшаяся между ее ног. Он чувствовал как щекочащая искра волнения, пробежала через его член. Забравшись на кровать, он опустился между ее широко раскрытыми ногами. Он почувствовал как его мужество медленно твердело, когда он смотрел вниз на плачущую глубокую рану нежной розовой плоти, рассекающая мякоть ее промежности.

Первое покушение на материнскую святыню, только усилило его притяжение к ней.

Он был целиком захвачен воспоминанием о том, какое безмерное, мощное и сильное удовольствие он только что испытал.

Млея от мысли, вновь повторить все это во второй раз, он вновь почувствовал как его член наполнился свежей горячей кровью. Он вновь хотел обладать ею.

Быстро скользя между мягкой белизны ее длинных ног, он схватил головку своего члена и направил его в раскрытое устье маминого влагалища. Дрожа от потока хлынувшего удовольствия, он нетерпеливо продвигал свою твердую мужественность вниз в его горячую влажность.

Наконец он погрузился полностью, до самого предела. Он лежал неподвижно, погрузившись глубоко в родные недра кипящего материнского источника.

Осознание собсвенной власти над ее беспомощным телом делало его безумным от страсти. Мать снова была полностью беззащитна против его нападения.

Подтягиваясь, он медленно начал двигать своим членом. Согнув локти, он парил над ней, раскачивая свои бедра вперед и назад, сношая ее длинными, глубокими ударами. Брент загонял свой огненный молот, полностью до рукоятки, с каждым мощным толчком в ее нежные и влажные глубины.

Туда — сюда, вверх — вниз, он вспахивал ее плодородный сад своим плугом. чувствуя все нарастающее напряжение в глубине своих раскачивающихся яиц, когда они мягко шлепали мягкие теплые ягодицы матери.

Кровать качалась и скрипела под напором его тела. Это было грубо, это было дико и это было уже превыше его понимания. Он совокуплялся со своей матерью уже во второй раз, и вместе с тем в глубине его души уже рождалось чувство вины.

Но это еще не могло остановить его распаленной похоти, и он вновь и вновь погужал свой член в пылающие глубины.

Его возбуждение все возрастало он уже чувсвовал в своих яйцах зарождающуюся щекотку оргазма. Задыхась и торопясь, он трахал мать все сильнее и сильнее, атакуя ее бессильное и беспомощное тело. Он поднимался все выше и выше к вершине своего торжества и ликования...

 — FUUUKKKKKKKKKKKKKKKKKK — !, застонал он, его бедра качнулись вперед направляя его извергающийся орган глубоко в материнское лоно.

Еще раз, ее священный храм был заполнен его толстой плотью, а его член дергался и изрыгал липкую густую струю спермы в ее глубины... Время от времени он еще содрогался выплевывая все новую порцию своего смертельного груза. Вскоре материнское влагалище было до краев заполненно его безумным семенем. Даже тогда его член продолжил молотить в глубине ее чрева.

Наконец, его молот содрогнулся в последнй раз и обессиленно замер в глубине материнского лона.

Вскоре он почувсвовал, что член начал сьеживаться и сжиматься, выскальзывая из заполненного канала ее женственности. Он наполнил ее восхитительное Лоно во второй раз.

Со стыдом, он медленно вытащил свой член из нее и откатился далеко от ее тела

 — Какой монстр смог бы овладеть своей усыпленной матерью? — спрашивал он сам себя. Внезапно, со всей своей холодной ясностью он осознал какой страшный грех, какое страшное зло он совершил.

Он осквернил свое собственное место рождения. Он посеял свои собственные

Ядовитые семена в запретном саде. Он съел

Запрещенный плод и был теперь заполнен стыдом и отвращением.

Слезы хлынули у него из глаз и он зарыдал от боли и стыда. Так плача он незаметно заснул возле своей матери.

Когда он медленно открыл свои глаза, он увидел что его kомната была заполнена мягким, туманным светом. Должно быть туман все еще висит подумал он сонно. Протянув свою руку он вдруг прикоснулся к чему — то мягкому и теплому. Что за... ?!! Затем он вспомнил.

О, Бог!. Он действительно сделал это. Он трахнул свою мать Нет, он изнасиловал ее. Это было тот же самое, что Насилие. Она была бессильна остановить его. Теперь он должен заплатить за свое отвратительное преступление. Медленно, он повернул к ней свою голову.

Ее радужные синие глаза смотрели на него с непередаваемым ужасом.

 — Что ты сделал? — прошептала мама, ее голос задрожал, а ее прекрасное лицо исказилось в муке...

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх