Падшая леди

Страница: 2 из 2

— мы совершенно без ума от старого джаза... это самое, в смысле, он ведь современен, правда? Ваше здоровье!» Поднимаю стакан: «Ваше здоровье!» Делаю большой глоток, тепло, которое сегодня уже во второй раз отправляется в эрогенное путешествие.

Иван начинает обрабатывать рану, удаляет что-то пинцетом. «Стекло, — говорит он. — Кровит прилично!» — «Согните вторую ногу, чтобы ему лучше было видно», — подсказывает Сергей. «Сейчас я протру спиртом», — объявляет Иван. Жгучая боль: неожиданное самосгибание здоровой ноги. Платье между бугорком Венеры и пупком — явный коллапс всех сдерживающих центров!

Иван целиком поглощен ватой и спиртом в ногах дивана. Рука Сергея поправляет платье и отправляется на прогулку под ним с мягкой посадкой — ладонь и четыре пальца на густо заросшей Венере, а пятый палец спускается ниже, к кнопке эротической тревоги. Электрические мурашки по всему телу. Разбуженные, твердые как камень соски. С трудом сохраняю спокойствие. Моя левая рука уходит под халат. Шорт нет! Дрожащий, большой и горячий. Слишком толст для одной руки. Музыкальное сопровождение — «Серенада восходящего солнца».

«Сильно жжет? — спрашивает Иван. — Вы так дергаетесь, осталось наложить тампон... И наклеить пластырь». Ни один разумный ответ на ум не приходит. Платье снова задирается, опять голая и открытая. Легкий массаж пальцами. Неутомимые пальцы Сергея обследуют чувствительный и уже изрядно намокший нервный центр. Очень трудно лежать спокойно.

«Все готово», — гордо раздается с пола у ног дивана. — Если только вы не будете наступать...» Глаза над валиком дивана. Изумленные, полные любопытства карие глаза попеременно смотрят в мои голубые и в мою розовую... Кровь приливает к ушам, в душе паника. Нежелание эротического торможения. Непреодолимое желание дальнейшей эскалации. Мобилизация: «Спасибо за ногу, Иван. А теперь приглуши свет и помоги мне снять платье». Вначале замешательство, потом уменьшение мощности до сорока пяти ватт в комнате, переход к двумстам на диване. Музыкальное сопровождение — «Серенада лунного света».

Отстыкованный Сергей опускается вниз у меня между ног. Двойная стыковка: Иван стаскивает платье под моей спиной и над моей грудью. Затем эффект пениса под его уже слишком тесными шортами. Сергей приземлился носом на окраине Венеры, а его язык бродит по вестибюлю и вокруг... невыноси-и-и-и-мо прекрасно — очень близко к точке плавления.

Наконец платье снято. «Можно я... в смысле... вы не возражаете?» Шорты Ивана сползают на пол. Большой обрезанный восторг под пестрой рубашкой — и нервные, бесприютные руки. Сама делаю шаг к эскалации: «Давай, подойди ко мне... стань на колени... возьми мою грудь!» Две руки, пальцы и язык на моих перезрелых, набухших, чувствительных дынях, моя правая рука сползает с дивана. Осторожный захват — вверх, вниз. Вверх... еще один — пожалуй, чуть поменьше, но полный такого же бурного, горячего восторга.

Провал и вагинальное плавление, исходящее от мертвой хватки двух рук на спине — от головы и языка между ног и в розовом центре эротического подогрева — и еще от двух рук, десяти пальцев и языка, завладевших моей грудью. Я чуть не ударяю Ивана коленом по голове, а Сергей вот-вот захлебнется. Восторг Ивана изливается на край дивана. Производимые мной децибелы повергают обоих в ужас. В финале звучит «Чаттануга чучу».

Потребность в паузе для прикосновений. Щека Ивана все еще на груди, его руки — вокруг моей головы. Моя рука по-прежнему свешивается с дивана — держится за то, что от него осталось. Улыбки и помутневшие глаза. Сергей — беспокойный, неудовлетворенный — в ногах дивана.

Неожиданно он подтягивает меня за ноги к себе. Мои бедра съезжают с дивана. Зад водружен на валик, ступни упираются в ковер. Он раздвигает мне колени, снова меня открывая. Иван меня не отпускает, не сводя с меня глаз, боком перемещается вдоль края дивана вслед за мной.

Сергей на коленях у меня между ног. Его восторг весьма ощутим прямо под Венерой. Умоляю себя не спешить и быть предусмотрительной. Медленно заполняюсь горячим, вибрирующим пенисом. Пианиссимо! Начинаю постепенно заражаться его восторгом, полностью восстанавливаю подвижность: Анданте! Поднимаю ноги и протаскиваю их под Сергея. Он приподнимается на вытянутых руках и тут же припирает мои задранные ноги плечами. Бедный приап чуть не выскальзывает, но тут те — о-о-о! — возвращается на чуть было не утраченные позиции. Теперь форте, переходящее в стаккато!

Вновь пробуждающийся восторг дает о себе знать в сжатой правой руке. А правая рука Ивана не спеша прогуливается по моему животу в направлении Венеры и окрестностей. Снова его губы играют моим бюстом. Учащенное дыхание, глубокие вдохи и масса звуков. Запах пота, зимних яблок и рыболовных сетей.

Крещендо и излияние восторга в мою разгоряченную, влажную щель. Мокрый Сергей, еле держащийся на дрожащих руках. Сильно скукожившийся пенис предательски покидает свой одиночный окоп. Слишком рано... не теперь... я не кончила, только успела войти во вкус. И все же отход — Сергей удаляется к кафелю и сантехнике.

Снова на помощь приходит Иван: «Если вы меня впустите... в смысле, мой... может, мы... ?» Мгновенно разжимаю руку, переворачиваюсь на бок. «Ложись сюда, Ванечка, — на спину!» Наклоняюсь над ним на вытянутых руках и согнутых в коленях ногах. Грудь на высоте касания, промежность над промежностью — под ритмы «В настроение».

Нижняя промежность приподнимается, с мольбой взывая к верхней. Моя рука приходит на помощь нижестоящему восторгу. Верхняя промежность опускается, производя удачную стыковку. Два таза и два торса в анданте, быстро переходящем в форте. Потная кульминация, две руки, радостно вцепившиеся в две счастливых половины бюста. Повторное сплавление, на сей раз в фортиссимо. Одновременные конвульсии двух тел и их взаиморастворение. Полное изнеможение, медленная расстыковка. Нечто, похожее на взаимную благодарность.

Свежевымытый Сергей снова в комнате. Наблюдение за финалом заметно усиливает его восторг. Благодарит за комплимент, но... сил больше нет. На предельной скорости, которую развивает здоровая нога, перемещаюсь в ванную с кафелем и сантехникой.

Потом на машине меня подвозят к дорожке, ведущей к дому. Темно и очень поздно. Лестное предложение об оказании первой помощи повторно — в ближайшие дни? Возможно, серьезно, но... ссылаюсь на брак, мужа, детей... Конечно, заманчиво, но невозможно. После этого девять часов беспробудного сна — просыпаюсь лишь в середине дня. Усталый муж возвращается в понедельник поздно вечером к не менее усталой жене. Хромоту объясняю несчастным случаем: «Босиком, одна, в сумерки — растянулась на пляже, как падшая женщина, — можешь себе представить!»

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх