Арх

Страница: 3 из 5

еще не решил, дуться на тебя или нет. Я смотрел на тебя, как на арха. Но ты — не арх. И ты вкусно готовишь.

Последнее заявление совершенно выбило человека их колеи. Он только что нашел в себе силы вернуться к неприятному для него разговору, а сейчас, глядя на старательно вылизывающего тарелку арха совершенно не знал, что сказать. И потом, ему жутко польстило, что арх смотрит на него как на своего. Это грело душу и... и накладывало ответственность. За прошедшее время он выяснил, что арх может улететь отсюда в любой момент, потому что корабль его исправен и снабжен системами связи и навигации. И так же понял, что арх расчитывает на то, что человек улетит превым. А вот что именно арх делает здесь — человек не знал. Может, он ученый. Может — наблюдатель. Может — сторож имущества экспедиции, лаборант и связной в одном лице. Но то, что одиночество не так уж приятно невозмутимому и рассчетливому арху — одно это сближало и радовало сердце. И потом, если тебя причисляют к своим — это знак высочайшего доверия и оценки! Видимо, все это читалось на лице человека очень отчетливо, потому что арх отставил абсолютно чистую тарелку в сторону и взглянул ему прямо в лицо. Причем человек ничем бы ни поручился за выражение во взгляде.

 — Вот если бы я подошел к тебе и попросил тебя погладить, что бы ты ощутил?

 — Я?... Ну, смущение, наверное...

 — Подробнее.

 — Как бы это сказать... Несоответствие материнской нежности взрослому мужчине.

Зрачки арха дернулись.

 — У вас... У вас мама может погладить... своего ребенка?

 — Да... И папа может, и хороший знакомый...

 — Кххррр... А потом?

 — Что потом?

 — Что потом происходит? После того, как погладил?

 — Ничего... Ребенок засмеялся и побежал дальше.

Арх задумался.

 — Ты правда хочешь меня погладить?

Человек внутреннее напрягся. Что ответить? Сейчас, если честно, он не испытывал ни малейшего желания. Ни гладить эту кошку, ни даже подходить к ней. Человек был и тяжелее, и сильнее физически, но скорость, скорость!

 — Да. Хочу.

Медленно, оплавленным воском, арх стал клониться, одна рука его оставалась на столе пока он не принял странную позу — рука острым локтем торчит в потолок, спина прогнута на манер седла, а глаза, отсвечивающие желтым в сумерках, неотрывно и с тоской смотрят на человека. Потом одним почти неуловимым движением арх оказался за скамьей, оттолкнулся от стола и отпрыгнул в сумерки. В паре метров он затыл статуей, гротескной тенью на двух лапах, постоял так с минуту, и исчез на «восточном полушарии».

Человек посмотрел в сумерки, зажег фонарь и принялся за убокру. Особенно убирать смысла не было, но что делать, что делать?

Ранним утром человек с ридером возлег на лежак в «общем месте». Он не успел прочитать и двух экранов, как появился арх. Он запрыгнул на свой лежак и вытянулся во весь рост. Человек еще чуть-чуть почитал. Арх молчал. Тогда человек перевернулся на живот, выключил и отложил ридер и попросил:

 — Расскажи.

 — Что? — ухо чуть дернулось в сторону человека.

 — Все.

 — Я странный. Тебе не надо со мной общаться. Ты потом жалеть будешь. И я тоже.

 — Почему?

 — Самое плохое: когда тебе предлагают погладить и...

Пауза.

 — Я сделал очень плохо?

 — Ты? Нет еще. Но они все... Я не знаю, почему. Может у меня шерсть не красивая? Или запах плохой? Или хвост длинный? — арх чуть скосил глаза на хвост. Человек — тоже.

 — Ты очень красивый...

Арх никак не прореагировал.

 — Они подходят, и говорят... А потом уходят... А я тоже арх... Я тоже жить хочу... А представляешь, они сами предлагали!

 — А это плохо, если предлагают погладить?

 — Если предлагают? Совсем нет!

 — А что плохо? Если ты откажешь?

 — Ну что ты! Если я откажу — это нормально... Но если они предложили, а потом отказали... Не я им, они мне! Все! Меня так никто и не погладил! А я уже не такой молодой!

Арх перекатился на лапы и застыл сфинксом, глядя вдаль.

 — Хуже нет... — голос наполнен шипом и свистом — они же сами предложили! Я их не тянул!

Человек смотрел на инопланетянина и мысленно переводил ситуацию на понятные ему термины. Предложили должность капитана крейсера, а потом отказали. Предложили жентиься, а вышла за другого. Дали конфетку, а когда развернул — внутри фантика деревяшка. По детски жестоко. И так же наивно. Детски? Детские желания? Вчера он лепетал о детских желаниях. А у человека... арха... проблема жизни. Изгой. Беглец. От самого себя, что самое страшное. Человек впервые смог повторить движение арха, перекатился и встал с лежака практически бесшумно. Сделал один шаг и коснулся шерсти. Провел рукой осторожно, как по дорогой шубе. У арха только уши резко дернулись назад и тут же вернулись в исходное положение. И на грани слышимости:

 — А еще...

Тогда человек решительно вцепился в шерсть на загривке и с полным удовольствием прошелся по спине всей пятерней. А потом еще раз, двумя руками, по бокам. У арха чуть провисла голова между плечами, и каждая мышца отозвалась под ладонями... И вдруг он извернулся, практически перевернувшись через спину, в результате он оказался головой на одном уровне с грудью стоящего человека. Одним движением он потерся об эту грудь и человек чуть не утонул в этих желтых глазах... Такое умиротворение и покой во взгляде... И вдруг все исчезло. Только качаются кусты на «восточном полушарии». Два пустых лежака и человек между ними с поднятой непонятно зачем ладонью.

Что то невозможное бродило с человеком по маленькому пятачку обжитой части Планеты. Сто квадратных метров «общей земли» где не действовали ничьи правила, где решались споры и конфликты, задавались вопросы и выслушивались ответы, где можно было попросить не заботясь о правилах дипломатии и услышать честный отказ или согласие, где вместе ели, пили, дышали, говорили на одном языке, место, где человек погладил арха. Сто квадратных метров вселенной, в которой живут миллиарды одних, миллиарды других, и триллионы десятых... Два грубо сколоченных лежака, навес, под ним электроплита и стол с двумя скамьями. Место, где арха погладил человек. И ничего не случилось. Человек бродил по этому пятачку и что-то невозможное бродило рядом. Череда мыслей давно закончилась, сейчас в душе человека фейерверком сверкали, взлетали и гасли чувства. И они уже давно перешли из области сердца в область паха. Шерсть оказалась не такой уж и мягкой, как на первый взгляд... А вот человек...

Когда он вошел в хижину арха, тот сидел спиной ко входу. Но даже в полумраке комнаты можно было заметить движение ушей, отслеживающих звук человеческих шагов. И тем не менее арх остался неподвижным. Арх сидел на полу, хотя слева в двух шагах от него была вполне человеческого вида кровать с чуть выпуклой срединой. В комнате оказалось на удивление мало вещей, расставленных и разложенных по полочкам на стенах, так, что пол был практически пустой. И на нем сидел арх спиной ко входу, хотя в его жилье самовольно вошел человек. Он был здесь первый раз, потому что жилье арха было чуть не самым главным табу. Единственный раз он попытался прийти к нему в гости, и получил решительный отказ. После чего было организовано «общее место».

Человек огляделся, привыкая к полумраку. Арх по птичьи повернул голову, одним глазом уставившись на гостя, при этом не изменив позы. Потом снова отвернулся. Человеку захотелась посмотреть, что делает арх, и он сделал несколько шагов в комнату понимая, что сейчас — можно. Но чего-то устыдившись, вдруг сел на корточки ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх