Игрушки

Страница: 1 из 3

В понедельник Катя проснулась с трудом. Маме пришлось расталкивать ее, иначе она бы опоздала на уроки. Быстро надев гольфы, синюю юбку и блузку, она побежала на кухню. В спешке поев, Катя вскочила и, чмокнув родителей на прощание побежала к автобусной остановке. Уже там, она завязала пионерский галстук. И тогда же обнаружила, что забыла одеть лифчик. «Черт с ним» — подумала она,» блузка не прозрачная».

Встретившись с Таней после уроков, подружки, неторопливым шагом направились домой.

 — Пошли через подворотню, — предложила Таня. — Так короче.

 — Там темновато, — Катя неуверенно пожала плечами.

 — Давай трусиха, не бойся! — Таня, подзадоривая подружку, потянула ее за собой.

Девочки шли через узкие дворы, пропахшие сыростью. Кругом стояла тишина. Гнетущая атмосфера подействовала на подружек. Разговаривали они все меньше и меньше и, наконец, совсем замолчали.

 — Давай вернемся, — Катя зябко передернула плечами. — Как-то здесь неуютно.

Девочки как раз проходили мимо одного обшарпанного подъезда, когда дверь у них за спиной открылась, и чьи то руки, зажав им рты втянули их в дом.

Катя пыталась сопротивляться, даже укусила руку, закрывающую ей рот, но ее горло стали сжимать. В голове у нее помутилось, и она потеряла сознание.

+++

Сознание медленно возвращалось. Катя попыталась повернуть голову, но не смогла — что-то было вокруг ее шеи, не давая голове вертеться. Полностью придя в себя, она осмотрелась. Ее голова и руки были зажаты деревянными оковами, какие она видела на картинке в учебнике истории, у рабов. Оковы пригибали ее голову и руки к полу, поэтому она стояла на четвереньках на полу. В живот ей упирался валик, не давая девочке упасть на пол. Одежду, насколько могла судить Катя, у нее не отобрали.

Мебели в комнате, где Катя была прикована, она не увидела. Но комната была перегорожена тяжелыми занавесями, и девочка не могла увидеть что за ними. Девочка находилась на платформе, приподнятой над полом. Катю начала бить дрожь. «Что они собираются делать?» — подумала она. В низу живота, от страха, у нее начался зуд. «Родители хватятся меня» — обнадеживала она себя, «или Танькины родители. А где Таня? Что с ней сделали?». Катя представила, как Таню режет огромным ножом маньяк, и от этого новая волна страха прокатилась по ее телу.

У противоположной стены открылась дверь, и в комнату вошла женщина. На вид ей было лет тридцать, русые волосы, стройная фигура, одетая в махровый халат. В руках женщина держала бумажный пакет и железную миску, наполненную водой. Она остановилась около стоящей на коленях девочки и оценивающим взглядом стала ее рассматривать.

 — Ничего, ладная фигурка — наконец произнесла она.

Голос у нее был высокий, немного сиплый.

 — Будешь кричать — только себе навредишь. Здесь тебя никто не услышит, — предупредила она Катю.

Женщина зашла сзади девочки, и ремнями привязала ее стопы к краям палки на полу. Палка была около 80-ти сантиметров, и Катины ноги оказались широко раздвинуты. Задрав девочке юбку на спину, женщина опустилась сзади нее на колени. Из бумажного пакета она извлекла ножницы и щелкнула ими пару раз, для пробы. Катя почувствовала, как женщина прикоснулась к ее заду и дернулась, стараясь избежать ее рук. Ей удалось только слегка шевельнуться. Оковы и привязанные ноги не давали ей свободы. Женщина, поддев пальцами перегородку девчачьих трусиков, оттянула ее. Просунув ножницы, она перерезала тонкую полоску, отрезав затем ее совсем. Подравняв останки трусиков, женщина отложила ножницы. Катя ощутила прохладу между ног, так как трусики прикрывали теперь только ее бедра. От сознания того, что чужая женщина смотрит на ее влагалище, которое она и маме стеснялась показывать, на щеках девочки выступил стыдливый румянец. Однако казалось, женщина не обращала внимания на Катю. Достав крем, она стала намыливать им волосики, выросшие на лобке и половых губах девочки. Следом за кремом для бритья из пакета появился станок. Тщательно выбрив девочку, женщина встала и, опустив на место Катину юбку, вышла из комнаты.

Катя все еще ощущала прикосновения к половым органам. Губки и лобок щипало. Прохладный воздух проникал ей под юбку, и вдруг Катя поняла, что ей приятно. Ее дыхание участилось, щеки румянились, но уже не от стыда, а от чего-то еще, что Катя иногда чувствовала, когда просыпалась после эротических снов. Дверь открылась и снова вошла та же женщина. Зайдя Кате спереди, она стала снимать свои трусики. Повертев ими перед лицом девочки, она сказала:

 — Открой рот.

Катя открыла рот, чтобы спросить «зачем?», и женщина сразу запихнула в него свои трусики. Дернув головой, Катя больно стукнулась затылком о дерево оков.

 — Не рыпайся, сучка, — сказала женщина. — Через неделю будешь паинькой! Тебя будут звать сучкой, ты меня поняла?

Катя молчала. Коротко размахнувшись, женщина ударила девочку по щеке. — ТЫ меня поняла? — вновь спросила она.

 — Угу, — Катя закивала головой, подтверждая свое мычание.

 — Ты «игрушка», сучка. Будем с тобой и твоей подругой делать все, на что только хватит фантазии. Ты усвоила сучка?

Катя в ответ замычала.

Дверь снова открылась, и вошла девушка, лет семнадцати. Катя впервые видела такой наряд. Черный лифчик едва прикрывал большую грудь. Черный широкий пояс плотно обтягивал живот девушки. К поясу крепились черные капроновые чулки. Трусики были настолько малы, что едва прикрывали лобок. Довершали наряд черные туфли на высокой шпильке. В руках она держала кожаную плеть, с ручкой, имеющей странную форму. Кивнув женщине, девушка подошла к стоящей «раком» Кате.

 — Какая молоденькая сучка — довольно сказала она. — Вторая тоже хорошенькая.

 — Ты посмотри Светка, какие у этой суки волосы — женщина схватила прядь Катиных волос — и задница у нее классная. И она — девственница.

 — Да, Хозяйка, нам попались хорошие экземпляры. Надеюсь, что неделя будет веселой.

 — Надо подготовить ее к вечеру. Ты пригласила гостей?

 — Да Хозяйка. Девушки очень обрадовались.

Женщина, которую звали Хозяйка, задрав голову девочки насколько возможно, стала водить языком по Катиному лицу. Света задрала Катину юбку, и присела сзади. Катя вздрогнула от прикосновения твердого предмета между ног.

 — Расслабься сучка. Потерпи до вечера. Это пока обычная клизма.

Катя почувствовала, как ей в попку вставили какой-то предмет. Света сжала грушу, которая, издав характерный чмокающий звук, опорожнилась в кишки девочки. Снова наполнив грушу, Света, не церемонясь воткнула конец клизмы в зад девочке.

 — Сладкая задница у этой сучки. Так и хочется поиметь ее.

 — Терпение, Светочка, терпение — Хозяйка полностью затолкала свои трусики в рот Кате и заклеивала его скотчем. — Рот тебе пока не понадобится.

Закончив вливать в девочку раствор, Света поставила между ее ног чашку: — Ну-ка сучка, подуйся. С этими словами, она ударила девочку в живот. От боли у Кати перехватило дыхание. Мышцы ее живота непроизвольно сократились, и она почувствовала, как из попки лезет ее содержимое, извлекаемое раствором наружу. Обмыв Катю, света вернула назад ее юбку, и они с Хозяйкой оставили девочку одну. Время для Кати остановилось.

+++

Катю разбудили голоса, раздававшиеся за дверью:

 — Девочки, входите, входите. Мы уже со Светиком заждались. Две целочки, причем полные, только и ждут, чтобы их раздолбали леди.

Голос Хозяйки раздавался недалеко от двери Катиной комнаты. Ноги у Кати от долгого стояния на твердом полу уже начали неметь. От неизвестности, ее тело покрылось мурашками,...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх