Пиротехник устроил смертельный салют

Она метнулась прямо под колеса его «Жигулей». Одета девушка была явно не по погоде: который день лили холодные дожди. Дрянная погода, собственно, и прогнала Коробова с дачи. Слава Богу, Коробов успел вы — вернуть руль и не сбил девушку.

Лесной зверек

Девушка сидела на корточках у обочины, обхватив плечи, и стучала зубами.

 — Помоги мне, — прошептала она. — Они убьют меня.

 — Они? — переспросил Коробов, оглядываясь, — место глухое, на двадцать километров ни души. — Давай быстро в машину! — властно скомандовал он. Она покорно улеглась на заднее сиденье, свернулась калачиком. — Эй, Маугли, — спросил он, включая печку, — и давно ты бродишь по лесам?

 — Трое суток, — отозвалась она. Тут же сладко засопела и проспала до самой Москвы.

В Москве Коробов отнес ее домой, уложил на диван. Она подняла веки и улыбнулась.

 — Вот что, Маугли, — сказал Коробов. — Скидывай походные тряпки. Я ванну наберу.

Вернувшись минут через пять, он застал ее стоящей у темного окна. Ее вещи небольшой горкой возвышались рядом с диваном. Нисколько не смущаясь наготы, девушка подошла к Коробову и медленно провела ладонью по его щеке. В этом жесте было столько простоты и естественности, что Коробов привлек ее к себе и так стоял, наслаждаясь теплом ее тела. Потом отнес в ванную.

Постелил он ей на диване, сам же улегся на жесткую холостяцкую кровать. Задремал и вдруг, приоткрыв глаза, вздрогнул — перед ним стояла совершенно непохожая на затравленного лесного зверька, девушка. Подсушенные феном светлые волосы свободно струились вниз, мягко обтекая холмики тугих грудей, плавная линия талии подчеркивала совершенство крутых бедер...

Коробов потянул ее за локоть, она, благодарно кивнув, опустилась рядом, прижалась к нему, ее мягкие губы, оставив теплый отпечаток на груди, скользнули ниже, и он окончательно потерял ощущение времени, а пришел в себя только в тот момент, когда на тумбочке призывно зазвонил телефон.

По полной программе

У женщины на том конце провода был приятный голос. Осведомившись, тот ли он Коробов, который устраивал сказочные фейерверки на празднествах, она сказала, что есть работа. Женщина оказалась брюнеткой лет тридцати пяти с приятным и тщательно ухоженным лицом, на котором выделялись темные, слегка раскосые глаза. Приняв его, она положила перед Коробовым рекламный проспект.

 — Мы занимаемся организацией частных праздников, — пояснила она. — Заказчик попросил устроить праздничную пальбу — это будет, так сказать, кульминация вечеринки.

 — Понимаю, — кивнул Коробов. — Китайские вертушки, шутихи, искрящаяся надпись на фронтоне и так далее...

 — Вот именно что — и так далее, — хозяйка фирмы задумчиво потерла висок подушечкой тщательно отманикюренного пальца. — Видите ли, наши заказчики настаивают на том, чтобы бабахнуло по-серьезному. Настоящий праздничный салют.

 — Это возможно, — пожал плечами Коробов. — Но мне нужно время на подготовку. И хорошо бы познакомиться с площадкой.

 — Нет проблем, — улыбнулась женщина. — Это загородная база нашей фирмы, — она назвала имя дачного поселка, и Коробов машинально отметил про себя, что его дача — по той же дороге, только километрах в тридцати дальше. — Если это возможно, поезжайте туда на разведку прямо сейчас.

База занимала территорию в добрый гектар, огороженную бетонным забором.

Основательный дом с башенками, сауны, корт, бассейн, тренажерный зал, несколько разбросанных по участку уютных закутков для шашлычных посиделок — словом, все, что нужно для полной душевной расслабухи. И даже — маленькая сцена на краю лужка, накрытая крышей-"ракушкой»...

Весь день Коробов провел тут в расчетах — где и как ему дислоцировать свою «артиллерию». Продуманное устройство усадьбы давало простор для фантазии.

 — Первомайский салют обещать не могу, — заметил он хозяйке фирмы, которая сопровождала его в поездке. — Но миниатюрную копию сделаем.

 — Это именно то, что нужно, — улыбнулась она, окидывая оценивающим взглядом его крепко сбитую фигуру. — Может быть, аперитив?

 — Спасибо, в другой раз, — вежливо отказался Коробов, верно истолковав ее откровенный взгляд. — Меня ждут.

База отдыха

Девушка ждала его на кухне, откуда сочились аппетитные запахи. Он присел к столу, выпил рюмку водки и молча наблюдал за ней, суетящейся у плиты. Она спиной почувствовала его взгляд.

 — Не спрашивай меня ни о чем, ладно? — с надеждой в голосе про — бормотала она.

 — Ты ведь понимаешь, что рано или поздно я все равно спрошу, — Коробов подошел сзади, обнял ее. Плечи ее мелко вздрагивали, точно в тело ее опять вошел вчерашний озноб.

 — Что ты делала в ночном лесу?

 — Бежала...

Ее зовут Настя, родом она из Саратова, приехала поступать в институт, не прошла по конкурсу и вот как-то вечером брела по тенисто — му переулку, сама не зная куда и зачем... Она толком не успела сообразить, что произошло: взвизгнули тормоза, ее впихнули в машину, повезли куда-то... Пришла она в себя только в темном помещении без окон. Кроме нее там было еще десять или двенадцать девушек, ее ровесниц. Все они оказались тут тем же путем, что и Настя. Многие были в этом заточении уже давно.

Потом пришла охрана и часть девушек куда-то увела.

Вернулись они часов через пять, на них было страшно смотреть. Еще страшнее было слушать их рассказы о том, как они обслуживали гостей на какой-то вечеринке. Сначала — под столом, пока гости чинно выпивали и закусывали. Потом, когда публика основательно набралась, — прямо на столе, среди бутылок и закусок. Девушки к такой работе уже привыкли, им было не впервой... То ли еще будет, говорили они, скоро тут будет просто сумасшедший дом, подъедет компания крутых братков — уж они-то отдыхают по полной программе.

Насте удалось убежать — один из охранников положил на нее глаз, вытащил из подвала, привел в какую-то комнату, опрокинул на кровать, навалился... Она сумела дотянуться до тяжелой вазы, стоящей на тумбочке, ударила его по голове. Потом вылезла через окно, осмотрелась. Это был огромный дачный участок: слева темнел дом с башенками, тускло поблескивал бассейн, светились разноцветные лампочки над крохотной сценой, накрытой «ракушкой». Настя плохо помнила, как ей удалось перебраться через забор. Потом всю ночь она бежала куда-то лесом... Днем пряталась в чаще. Ночью бежала. А спустя трое суток увидела свет его фар...

 — Ты куда? — прошептала она, глядя на Коробова, который поднялся из-за стола.

 — У меня слишком много работы. И слишком мало времени, — он погладил ее по голове. — Ты меня дождись здесь. Возможно, я еще вернусь, — Коробов вышел из квартиры, спустился в подвал, где размещалась его неплохо оснащенная мастерская. Вышел он оттуда только спустя двое су — ток.

Вечерушка удалась!

Чтобы увезти оборудование, нужен был грузовик.

Он позвонил хозяйке офиса, и она обещала в течение часа пригнать машину. Коробов спустился в подвал — проверить напоследок плоды своих трудов. Основная проблема заключалась в конструкции стальных кронштейнов, на которых крепились обоймы с мощными салютными зарядами. Он смонтировал заряды, напоминавшие многоствольные орудия залпового огня, на стальных подвижных платформах, подключенных к электромоторам. Это позволяло регулировать угол обстрела. С пульта управления он включил механизмы — вертикально направленные стволы начали медленно опускаться.

 — В самый раз будет, — похвалил себя Коробов.

До самого вечера он трудился на базе отдыха, расставляя заряды. Закончил только в сумерках, когда на участок стали съезжаться мощные джипы.

Гостей было не так много, человек десять — все в дорогих черных костюмах, украшенных белыми кашне. Струнный квинтет опустил смычки — полилась плавная музыка, под которую ребята разминались аперитивом за пышно сервированными столами под огромными тентами. Веселье быстро набирало обороты, кто-то рухнул в бассейн. Один из гостей вылез на сцену, заорал:

 — Душа песни просит!

Оркестр удалился, устроившись на широком балконе дома. Публика медленно стягивалась к сцене. Наконец туда набилась куча народа, включая охрану и хозяйку.

В этот момент полыхнули на фронтоне дома искрящиеся буквы «Чао!», крутанулись, рассыпая брызги, вертушки, звонко зачпокали раскиданные по участку петарды.

В суматохе никто не обратил внимание на то, как опускаются салютные кронштейны.

 — Эй, пиротехник хренов! — донесся усиленный микрофоном голос хозяйки. — Придурок! Еще не время!

 — Самое время, — покачал головой Коробов и инстинктивно поднес руку к глазам: первый же салютный залп с расстояния метров в двадцать буквально вдребезги разнес «ракушку».

Коробов бросил пульт на землю, вышел за ворота, сел в свою машину и придавил газ. Окрестности накрыл жуткий грохот рвущихся у самой земли салютных зарядов.

 — Вечерушка удалась! — усмехнулся он, наблюдая в зеркале заднего обзора, как распускаются над бетонным забором букеты искрящихся брызг.

* * *

Домой он вернулся только часа в три ночи.

В прихожей скинул провонявшую порохом одежду, прошел в комнату, присел на краешек кровати. Настя ласково потянула его за локоть, понуждая опуститься. Он лег, ощутил тепло ее тела.

 — Ты двое суток работал, устал, бедный, — прошептала она, как и прежде оставляя на его груди теплое пятнышко поцелуя. — Тебе надо развеяться. Завтра большой праздник в Лужниках...

 — Ой, нет! — прошептал Коробов, целуя ее в теплую макушку. — Я что-то устал от праздников...

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх