Сад наслаждений

Страница: 8 из 10

леди. На восьмое марта я каждый год дарю ей букет из семи роз разной окраски, от белой до темно-пурпурной (поэтому мы стали называть этот день «Праздник семи роз»). Роза — любимейший цветок Людмилы. В день же её рождения, который как раз рядышком, мы идём в какой-нибудь престижный ресторан. В первый год, то есть, пять лет назад, я пригласил её в шикарное элитное заведение, копив перед этим деньги три месяца и назанимав дополнительно у друзей. Всё было просто великолепно, Людмила смотрела на меня во все глаза и с таким безграничным желанием, что даже становилось не по себе. Когда мы вернулись домой, она устроила мне сказочное приключение с вибраторами, погрузив в мир невообразимого удовольствия, я жестко и уверенно совершил не одно соитие, а потом, после ванной, мы обнимались и облизывали друг друга на свежих простынях, и Людмила сказала: «То, что мы пережили сегодня, ни за что не сравнить с тем подарком, который я решила тебе сделать в ближайшее время. Пока ничего не буду говорить, но уверяю, что ты не пожалеешь:»

4. Эротическое помешательство

Через несколько дней Людмила загадочно попросила прийти попозже с работы, чтобы она успела всё приготовить. Она здорово меня заинтриговала, так что я всё же не сидел на работе дольше, чем требовалось (да и была это пятница), а побродил по магазинам, поискал провизии на завтра: Нужно здесь отметить, что дважды в месяц, в первую и третью субботу мы с Людмилой устраиваем разнузданные полухулиганские сексуальные встряски с раннего утра до позднего вечера, именуемые «пиршеством любви», на протяжении которых часто настолько дуреем и слабеем от страстных безумств, что к ночи у нас появляется зверский аппетит, и даже простенькие макароны с солью уписываются с дикой жадностью. Поэтому я и решил запастись, благо предстояла очередная третья суббота.

Когда я открыл дверь, то сразу почувствовал неистовый аромат благовоний и крепкий запах духов девушки, — видимо, она окатила себя с ног до головы. В доме было темно, из гостиной лилась приятная возбуждающая музыка, — звучал ситар, глубоко стонал какой-то клавишный инструмент, чётко отбивали ударные. Я вошёл в гостиную; на пианино, подоконнике, столе и шкафу стояли лампы, полуприкрытые красными абажурами, отчего их свет стал слабее и таинственнее. Посреди комнаты, озарённый узким лучом от зашторенной верхней лампы, располагался круглый цветастый коврик. Людмила тихо стояла у окна, закутанная в синее покрывало; я остановился у двери, понимая каким-то шестым чувством, что сейчас увижу нечто неописуемое, почему и не стал проходить в комнату к подруге. Та усилила звук магнитофона, шагнула вперёд и грациозно скинула покрывало. У меня перехватило дыхание: столь хороша была она в своём божественном наряде:

На голову Людмила надела широкую шляпку с колокольчиками по краям, уши проколола огромными серьгами-кольцами, на переносице сидели маленькие темные очки. Кожа лица была нежной и матовой, — Людмила втёрла тональный крем, губы изящно накрашены, а щёки мило нарумянены; на шею она повесила жемчужное ожерелье, на плечи набросила прелестную сиреневую косынку, на кисти натянула перчатки. Пупок был проколот сверкающим колечком, а на торсе сидела золотистая анодированная цепочка; ноги до колен скрывали черные сапожки, а, когда она повернулась ко мне попкой, я увидел на левой ягодице небольшую татуировку-сердечко. Этим всё и ограничивалось, и это было бесподобно. Продемонстрировав себя со всех ракурсов, Людмила закурила тонкую сигаретку и стала ритмично извиваться под музыку, стараясь покруче и погибче вскидывать попку и бёдра, показывая свою писюню то так, то эдак. Вдоволь повертевшись, моя подруга повернулась ко мне передом, раскорячилась, затянулась и поднесла дымящуюся сигарету к половым губам, провела по ним фильтром, а затем вставила назад в рот. После, вздёргивая боками, отчего заиграли её толстые складочки, она приблизилась, ухватила меня за брюки и решительно повлекла на коврик. Расстегнув брюки и стянув трусы, она взяла мой стоящий торчок и, по временам пуская дым, начала лизать головку в том месте, где уздечка прижата к мочеиспускательному каналу, а потом — пытаясь забраться в сам канал. Это было и болезненно, и приятно. Затем Людмила погасила сигарету и попросила поднять её и ублажить языком, что я и сделал; она опустилась, взасос поцеловала и снова занялась моим членом; сейчас она втягивала головку по методу «глубокого захвата», так напрягая губы, словно хотела откусить её.

Я полностью разделся; подруга взяла какой-то прочный шнурочек и пережала член у основания, потом достала ремешок от штанов и стала не больно, но ощутимо стегать мошонку и корень пениса, при этом проводя по головке тремя пальцами. В перчатке она делала это, кстати, лучше. Поразвлекавшись, Людмила освободила мой распухший член и подставила для обработки анус; когда я растеребил его, она сняла очки и шляпку и попросила прижаться сзади, но пока не заводить пенис внутрь её тела. Затем она обмотала наши торсы мягкой шалью и привязала нас друг к другу ремешком, после чего предложила начать коитус. Я стал атаковать то её письку, то попку, всё более ускоряя темп и жестоко заталкивая член всё глубже, при этом стиснув бёдра подруги так, что на них остались кровоподтёки. Людмила кричала и визжала, как помешанная, но не смела сопротивляться; я кончил в неё раз, другой, третий, не вынимая члена и водя его туда-сюда беспрерывно, хотя это было весьма тяжко. Начав с громких звонких воплей «э-э-а-а» и «ур-ур-о-о-о», девушка после второго спермоизвержения перешла на истошный крик «ы-ы-ы-рьяя-мммья-мья», а голова её при этом колыхалась в такт движению пениса. Последний же раз она уже не горланила, а жалобно выла: «а-ы-ы-м, а-о-омм:».

Людмила упала на коврик, бормоча что-то, высунула язык и стала водить им по губам, щекам, лизать плечи, руки, подмышки, подносить к губам соски, кусать их и чмокать, а потом легла на спину, вытянулась во всю длину и, пригнув меня к своему животу, стала шептать: «Правда, класс? Ты спятил? Тебе хорошо? А я, правда, хороша? Я — хороша! Я — пышна, я — супердевушка, я — чудо, ведь да? Ну, скажи, что да, мой котик, мой стройненький, мой мягонький, мой герой, мой мальчик славненький, о, моя прелесть, о, мой зайчик, как я тебя люблю: А ты так же меня любишь, а, мой сладкий? Тогда — целуй, туда и сюда, моё тело в твоей власти, бери его, делай, что изволишь, и пусть это будет твоим единственным законом:»

Так я впервые узнал, что такое экстремальные удовольствия, и понял, что Людмила увлечена Кроули и эротической магией. В дальнейшем мы часто проводили время в рискованных и острых наслаждениях; я, в частности, придумал «эротическую кухню», и подруга горячо поддерживала меня во всех начинаниях. Вкратце я опишу, что это такое. Либо мы готовили забавные блюда с откровенным намёком (Людмила научилась под моим руководством кухонным премудростям, ведь раньше, избалованная родителями и роскошной жизнью в качестве наложницы «нового русского», она была белоручкой), либо прилагали разные съедобные вещи к частям тел и неспешно поедали их, лаская при этом эрогенные зоны. Простым изобретением, разработанным мной в считанные минуты, стал ужин «Волшебные стебли». На первое подавались сосиски и куриные яйца с майонезом, на второе — варёные морковки с ванильным кремом, на третье — бананы со сливами. Я придавал сосискам, моркови и бананам форму члена, и Людмила, прыская от восторга, слизывала с них приправы, мяла губками и ела. Один раз она после такого ужина томно проворковала: «Давай мы испечем твою колотушку, я её маслицем помажу, на хлеб положу и скушаю:» Я с изумлением поглядел на неё, а она как расхохочется! Но я действительно позволял ей укладывать свой пенис, как сосиску в закрытый бутерброд, и Людмила самозабвенно его сосала, понемногу едя хлеб. Как она тогда не проглотила мой член, ума не приложу:

Для неё же я выдумал особый «Порносалат»: рубленые овощи и яйца (не мои собственные, конечно), с добавлением ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх