Учительница

Страница: 14 из 24

возбуждена. Она действительно спала, и ее половые органы пока никак не реагировали на материнские ласки. Ее пися была сухая, а клитор спокойно спрятался в глубину мягких богатых губок.

Пенни посетили некоторые сомнения. Конечно, ей очень хотелось залезть пальцами внутрь юной письки, но по сухой коже было бы довольно затруднительно сделать это. Женщина еще немного просто погладила дочь между ног, а потом все же решилась. Она засунула указательный палец себе в рот, и, хорошенько облизав его, снова направилась к лону Сюзанны.

И вновь Пенни испытала нечеловеческое возбуждение. Мысль о том, что сейчас она будет ласкать влагалище дочери казалась ужасно дикой, но она не могла отказаться от этого. Тонкий длинный ноготь в шикарном розовом лаке стал прокладывать себе путь внутрь Сюзанны. Когда слюнявый палец забрался уже по третью фалангу, Пенни остановила его. Восторг, посетивший женщину от тепла и упругости влагалища ее дочери, буквально набросился на нее сладким удушьем. Внутри Сюзанна оказалась очень нежной и на удивление наполненной. Палец Пенни так крепко был зажат между стеночками, что она даже пожалела, что у нее нет мужского инструмента. «Интересно, Ами уже трахала ее своим клювом?» пронеслось в голове у бизнесменши. Решив подумать об этом потом, Пенни начала водить пальчиком внутри своей крошки. Впечатления были восхитительны — девственная вагина буквально обволакивала палец своей бархатной сексуальностью. Достаточно долгое время Пенни просто водила пальцем по всем местам писечки, до которых могла достать. Но потом она закрыла глаза и, положив голову на грудь своей дочери, стала делать вот что. Она решила добавить к этой игре большой палец, который в такт внутренним движениям, стал снаружи легонько натирать клитор. Одновременно внутри указательный палец перестал разбрасываться лаской по всюду, а уделил наибольшее внимание верхней стеночке. Таким образом Пенни теперь будто перекатывала между пальцами пинг-понговый шарик, роль которого играл клитор спящей дочки.

И женщина добилась своего — хоть и во сне, тело девочки стало правильно реагировать на подобные шалости — Сюзанна возбудилась и стала намокать. Ее клитор чуть увеличился в размерах, а в помощь пальчикам внутри появилась влага.

Когда Пенни поняла, что одержала победу, Дьявол снова обуял ее. Уже в третий раз она принялась причитать пошлую бессмыслицу на ухо дочери, вперемешку с поцелуями, которые она дарила ее шее, глазам и щечкам:

 — Боже мой, Сюзи! — Шептала сама не своя Пенни. — Тебе нравится то, что я делаю. Значит, ты простила меня. Значит, ты разрешаешь мне любить тебя. Господи! Спасибо, любимая! — Мать немного расслабилась, и ее пальцы сразу воспользовались этим, чересчур сильно сжав испытуемый клитор. Сюзанна не реагировала. Пенни продолжала. — Я никогда не брошу тебя, Сюзи! И я сейчас сделаю тебе то, что никогда раньше не делала. Я поцелую твою киску. Только тебе! Я очень хочу, чтобы ты кончила. Ты просто должна. Если ты любишь меня, то ты сделаешь это. Прости, я очень люблю тебя!

С этими словами, Пенни стала опускаться к бедрам дочери. Внизу возникла неожиданная проблема — трусики. Пока мать баловалась рукой с писькой Сюзи, они совершенно не мешали, отодвинутые чуть в сторону. Но теперь, когда пальцы вот-вот должны были быть заменены ртом, белье превратилось в проблему. Но Пенни не долго решала, как преодолеть это мелкое препятствие. Она ласково и медленно приподняла попку дочки и одним движением спустила трусики почти до колен. Остальное было делом трех секунд — скрученный треугольник ткани бесшумно лег на кровать рядом с одеялом, а Пенни уже разводила в стороны прекрасные сюзанины ножки.

Единственная вещь, о которой пожалела Пенни, было почти полное отсутствие света. Луна светила достаточно ярко, но не настолько, чтобы женщина могла насладиться видом всех тайных мест девочки во всех возможных подробностях. Ну, да Бог с ним! Пенни и так была распалена до предела. Терять время было бы преступлением, и мать сразу же припала губами к девичьей киске. Она не испытала и доли тех сомнений, которые посетили Кэрол в подобной ситуации. Во-первых, Пенни настрадалась за последние два дня, а, во-вторых, ей пока не грозила огласка ее тайных пристрастий.

Поэтому Пенни, впервые в своей жизни, взяла в рот у женщины абсолютно не комплексуя, и сразу стала неистово отсасывать дочкины прелести. Тут ей пришлось потрудиться, но это не пугало ее. Заторможенное эфиром, тело Сюзанны весьма плоховато реагировало на ласки. От девочки долгое время не поступало никакой реакции, но Пенни не расстраивалась. К тому же, она постоянно ощущала вкус сочащейся из влагалища смазки, и это действовало на нее, как отличный катализатор. Но даже и без этого Пенни не стала бы прекращать свою развратную деятельность. С первой же секунды ее мозг привязался к этому навсегда. Она даже не поняла, что именно так притянуло ее к этому процессу. Толи фирменный запах свежести вымытой девственной пещерки, толи кисловатый вкус девичьих выделений, толи еще что. Просто Пенни поняла, что это — ее судьба, ее Бог, ее жизнь! И не стала разбираться, почему, а просто полностью отдалась этому священнодействию.

Она сосала, лизала, покусывала и пощипывала. Она терлась лицом о мокрую промежность. Пыталась ресницами собрать влагу с вылизанных губ, а потом сразу же терлась о них щеками, словно ласкающаяся кошка. Ей хотелось залезть языком в вагину дочери до самой матки, и она сделала бы это, не будь ее язык столь коротким, как у всех нормальных людей. Она всасывала в себя все доступные половые органы Сюзи до самого горла. Она упивалась всем этим.

Так прошло наверное минут двадцать, и наконец организм юной леди не выдержал. Никто не мог знать, что снилось в этом момент Сюзанне, и снилось ли что-нибудь ей вообще. Но факт остался фактом — бедра девочки неожиданно напряглись, дыхание участилось, и она коротко и достаточно тихо охнула. Затем мелкая дрожь пробежала по всему ее телу, после чего Сюзанна снова затихла, а дыхание стало восстанавливаться.

Сначала Пенни даже не поняла, что же произошло. В своем неистовстве, она только секунд через пять догадалась, что это была за реакция. И тогда она, сама того не желая, со скоростью звука соединила до этого расставленные колени, схватила себя руками за грудь и скатилась с кровати на пол, до крови прикусив губу, чтобы не заорать. Глаза зажмурились, как будто в них попал сигаретный дым, а тело затряслось в страшной агонии экстаза. Ее било и возило по полу секунд двадцать, а рот хватал порции теплого воздуха, спасая свою хозяйку от потери сознания. Потом это блаженство отпустило ее, и Пенни мгновенно стихла.

Итак, она сделала все, что только хотела. Она осуществила мечты сексуальной твари, так внезапно переменившей свои пристрастия. Пот, создавая иллюзию очищения, стекал с голого тела Пенни, и она стала потихоньку соображать.

Поднявшись, женщина в первую очередь огляделась. Все оставалось по-прежнему. Она посмотрела на дочь — Сюзи ничуть не проснулась, и только снова стала посапывать носиком. Видимо эфир начал выходить из организма. Тогда Пенни решила завершить свою оргию и потянулась за трусиками дочери, желая вернуть их на место. Сделав это, Пенни поцеловала дочь и на неверных ногах поплелась прочь из комнаты. Но, сделав несколько шагов, она остановилась. Поразмыслив о чем-то пару секунд, Пенни вернулась к кровати Сюзи и со странными для данной ситуации словами «я же, все-таки, мать», укрыла почти обнаженное тело дочери одеялом.

Будильник, сработав как всегда в половине восьмого, звонил уже минут десять, но Пенни так и не услышала его. В тот день в офис она пришла только к одиннадцати, заставив подчиненных судачить о том, что уж не случится ли сегодня всемирного потопа или ядерной войны. Но Пенни не интересовалась этим — она сияла и была счастлива.

Но, как известно, счастье не может быть долгим. С той ночи прошло уже восемь дней, и все ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх