Учительница

Страница: 19 из 24

знаешь, почему я выбрала Кэрол? Я скажу тебе. Я выбрала ее потому, что ты вела себя по-скотски! Ты даже не подумала сказать, как ты меня любишь и что не можешь без меня. Ты только орала, что я тебе всем обязана, и что если бы не ты, то я до сих пор дрочила бы потихоньку в ванной. Вспомнила?

Ответа не последовало. Пенни почувствовала, что у нее затекли ноги. Она решила тихо встать, чтобы дать своим голеням отдых. Для этого ей пришлось на миг утратить контроль за ситуацией, а когда она снова настроила свой глаз на дверной проем, то не увидела в нем никого. На мгновение Пенни показалось, что все рухнуло — если Ами сейчас решит, что с нее хватит этого диалога, то она просто пойдет спать. Пенни не боялась, что она пойдет через эту дверь — спальни были рядом и соединялись смежным проходом, который женщина предусмотрительно показала Ами. Но что, если она и вправду отправилась спать?

Но мучилась женщина не долго. Ее сомнения развеял голос бывшей спортсменки, донесшийся из глубины комнаты:

 — Сюзи, повернись ко мне! Пожалуйста! — Пенни удивилась неожиданной мягкости шепота, и решила, что должна все же на это посмотреть. Она очень медленно стала расширять просвет между дверью и косяком. Когда щель выросла примерно до восьми сантиметров, Пенни смогла увидеть подруг. Они стояли в углу. Сюзанна повернулась лицом к стене, а Ами, стоя сзади, положила руки ей на плечи и наклонила голову к самому ушку ее дочери, видимо нашептывая ей что-то ласковое. У Пенни задрожало все внутри — вот оно. Боже! Как быстро и неожиданно. В этот момент Сюзанна повернулась лицом к любовнице. В ее глазах стояли слезы, поблескивающие в нежном свете желтого ночника. Сюзанна посмотрела секунду в глаза Ами, а потом уткнулась мордашкой в блузку плоскогрудой девушки.

 — Пойми, Сюзи! Если ты мне сейчас не скажешь, что ты простила меня, то я никогда не приду больше. — Мускулистая рука Ами гладила девочку по плечам. — Я раньше не понимала, но теперь ты должна поверить мне. — Шепот еле доносился до Пенни. — Я теперь действительно люблю тебя. Мне никто не нужен. Ты простишь меня? А я прощаю тебя. Хоть ты и виновата намного меньше. Простишь? Скажи мне это. Я не успокоюсь, пока не услышу.

 — Поцелуй меня! — Сюзанна подняла голову и одной фразой сняла все вопросы. — Пожалуйста, поцелуй! И тогда я прощу тебя за все!

У Пенни промокли трусы. Со скоростью, которой позавидовал бы хороший «Феррари». Она еще успела увидеть, как Ами наклонила ее дочь, кладя ее себе на локоть, и обняв второй рукой, впилась губами в рот Сюзи. Потом Пенни отвернулась. Она уже не была уверена в себе. Да что там?! Она просто боялась, что кончит от этого зрелища. Теперь ей незачем было подсматривать. Ее план сработал. Теперь нужно просто подождать минут пять, а потом неожиданно обнаружить себя. Пенни вздохнула, пытаясь немного справиться с возбуждением. Она провела рукой по лбу и схватилась обеими руками за полы халата. Это немного помогло. Только близость развязки и боязнь все испортить удерживали Пенни оттого, чтобы прямо сейчас использовать влагу между ног по прямому назначению. Из комнаты послышался звук повалившихся на кровать тел. Пенни не стала реагировать. «Пусть порезвятся немного. Чем больше Ами возбудится сейчас, тем проще мне будет потом», резонно подумала расчетливая женщина. Она посмотрела на часы. Еще пять минут, и...

Секундная стрелка, казалось, просто умерла. Она никак не хотела двигаться вперед. Пенни показалось, что она ждет поезда, который должен был увезти ее в рай, но почему-то архангелы перепутали все стрелки, и состав поехал в другом направлении. Ей показалось, что уж пять минут точно прошли. Снова взглянув на часы, ее постигло разочарование — всего полторы минуты. Неслышный вздох выразил за Пенни ее состояние.

Минуло еще две минуты — Пенни висела на волоске от смерти. Ее промежность не хотела ждать. Клитор стал подрагивать и тереться о мокрые трусики. Такое с Пенни бывало только в минуты крайнего желания. Она положила руки на виски и закрыла глаза. Потом снова открыла — еще сорок секунд отделяли ее от рая. Женщина решила не отрывать глаз от циферблата — заодно это поможет немного отвлечься. Тридцать секунд — кровь застоялась внутри влагалища, и появился неприятный зуд. Двадцать секунд — Пенни молила Господа, чтобы он дал ей сил не соединять ноги. Десять — голова закружилась, а стрелка стала раздваиваться в усталых глазах. Пять — кто-то невидимый набросил петлю на ее колени, которые стали сближаться. Четыре, три, две, одна...

Пенни стала подниматься по стенке, неожиданно подумав, что она не помнит, как оказалась на полу. С каждым движением в ее тело возвращалась уверенность и решимость. Сейчас она откроет дверь и...

 — Это что здесь происходит?! — Пенни удивилась не пойми откуда взявшемуся актерскому таланту. Лучшего наигранного возмущения не сыграла бы и Лиз Тейлор. Только что она распахнула дверь, да так, что она ударилась о стену с глухим резким звуком. Наряду с грозным голосом, это должно было произвести на любовниц максимальное впечатление. — Я спрашиваю!

Ответа не последовало. Пенни стала немного оглядываться. Она как-то не сразу оценила ситуацию, но теперь у нее было время все рассмотреть. Картина была, и впрямь, занятная. Полностью голая Ами буквально лежала на ее дочери, одной рукой забравшись в трусы к Сюзанне, а второй обнимая ее за шею. Рот ее был свободен, но Пенни догадалась по положению головы, что эта стерва только что целовала сосок ее дочери. Сюзанна же лежала, чуть раздвинув ноги, а руки опустив вдоль туловища. Пенни глянула чуть ниже и, увидев два сморщенных участка, поняла, что ее дочь только что отпустила простыню, которую схватила в кулаки, находясь в сладкой истоме. Теперь появилось время разглядеть лица. И Пенни явно осталась удовлетворена впечатлением — краску на лице Ами можно было рассмотреть даже и в слабом освещении, а лицо ее дочери исказило ничто иное, как животный страх. Пенни решила не мучить их больше, а сразу перешла к делу:

 — Молчите, значит! Ну, тогда мы сделаем так! Встань! — Палец женщины уперся в лицо Ами. Та беспрекословно подчинилась. — Пойдешь со мной. Я тебе сейчас устрою! — Откуда взялись силы у Пенни, она и сама не знала, но она запросто одним движением сдвинула Ами к двери, схватив ее за кисть руки, которая только что ласкала ее дочь под трусиками. — С тобой я потом разберусь! — Бросила мать ошеломленной дочери и увела Ами к себе.

Девушка даже не успела махнуть своей возлюбленной. Она безропотно тащилась за энергичной женщиной на верхний этаж. Введя ее в свои покои, Пенни развернула Ами к себе и грозно оглядела ее. Испепелив девушку, она закрыла дверь и пошла к тумбочке, чтобы закурить. Ами стояла не шелохнувшись. Пенни выдохнула первую порцию дыма:

 — Ну, и что ты мне скажешь? Я что, специально помирила вас, чтобы ты ее трахнула? Отвечай! — Пенни почти сорвалась на крик, и сразу подумала, что это она сделала зря. Гораздо больше впечатления можно произвести размеренной, но строгой речью. Она приказала себе больше не кричать.

 — Я не... , я не хотела! — Ами мямлила, как описавшаяся четырехлетняя девочка.

 — Что ты не хотела, шлюха? Ты думаешь, я слепая. Как ты могла позариться на мою дочь. Что, других женщин нет? — Этот ход Пенни задумала заранее. Еще по дороге из ресторана. Ответ на этот вопрос очень интересовал ее. — Отвечай!

 — Если честно, то, во-первых, нет. А, во-вторых, я люблю ее. — Ами сверкнула глазами. — И

Вы ничего с этим не сделаете. Сюзанна моя. Я только что обещала ей не бросать ее никогда. И я сдержу обещание. — Ами не могла себе позволить оказаться дважды за один день в роли побежденного. Терять ей было нечего, и поэтому она метала в мать своей возлюбленной молнии негодования....  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх