Учительница

Страница: 23 из 24

и это бесило ее мужскую только что родившуюся половину, что конечно не способствовало приближению к удовольствию. Но постепенно Ами справилась с этим новым делом, и вот тут-то она и почувствовала, какой кайф ей дарит не только трение ее клитора о стеночки женской письки, но и те вздрагивания, которые постоянно допускала трахаемая Пенни, ловя приступы истомы.

Толчки стали более настойчивыми. Созерцающая Сюзанна, кажется, и сама не заметила, как ее ладонь стала натирать свою киску в такт движениям подруги. Ами вошла в роль, и теперь драла мамочку Сюзи, которая только успевала охать. Девушка уже и сама была на сто седьмом небе, и теперь двигала только бедрами, а грудью давно прижалась к вытянутой вверх ноге Пенни, которую еще и обняла руками. Она стонала и трахала, трахала и стонала. В том месте, где терлись мокрые промежности, можно было вскипятить молоко. Еще немного, и оттуда вот-вот должны были посыпаться искры. Сюзанна звонко задавала темп всей картине, постоянно ойкая при каждом втыкании пальца себе в вагину.

Хорошо, что все трое недавно испытали по одной кульминации. Иначе все это не смогло бы продолжаться и десяти секунд. А так Ами полностью смогла испить сладкую роль мужика, кроющего хорошую телку. Пенни не стала считать оргазмы, которые врывались в нее с клитором Ами, подобно толпе регбистов, а просто отдалась этому каскаду, еле успевая стирать пот с мечущегося по подушке лица. Ами еще держалась минуты полторы, но вдруг ей стало совсем хорошо, и она, почему-то не пожелав закричать, вцепилась зубами в пальцы на ноге партнерши. Пенни этого даже не почувствовала, будучи не в состоянии справиться с собственными оргазмами, но Ами это тоже не интересовало. Она, не переставая трахать свою бывшую учительницу, грызла ее большой палец, и чувствовала, как большая капля смазки (а, может, и спермы!) рождается где-то в ее матке и, послушавшись закона притяжения, стартует по направлению к месту воссоединения женских лобков. Секунда и...

Ами сделала еще пяток фрикций, но когда ее водичка совсем наполнила вход во влагалище Пенни, и клитор стал просто неприлично громко хлюпать в этом болоте, девушка расслабилась и, как безжизненный мешок с мукой, скатилась с кровати и разбросала свои конечности по ковру. Глаза резало от сильнейших переживаний, а бедный клитор бился в судорогах женской, но немного и мужской, любви.

Чуть позже в себя пришла и Пенни. С трудом подняв голову, она углядела извивающуюся, как угорь на сковородке, Сюзанну с тремя пальцами в собственной дырочке. Ее дочка дрочила всю сцену, но так пока и не дошла до экстаза. Ей мешали немного нервные движения собственной руки, которая дрожала толи от всего увиденного, толи от усталости. Пенни не стала ничего говорить. Она нашла взглядом Ами, а вернее ее ногу, валяющуюся рядом с кроватью. Дальше миссис Роджер Пи Маскелл просто свалила свою дочь на пол — туда, где ее подруга возвращалась в реальность, и твердо приказала:

 — Садись на нее! Быстрее, крошка! Пока еще у нее стоит!

Сюзанна не заставила себя ждать. Своей совсем истекшей писей, она прямо-таки навернулась на неутомимую палочку и, вспомнив, как это было у ее мамы с Ами, изо всех сил прижалась к накаченной ноге. Ами не имела сил ни сопротивляться, ни держать как следует ногу. Поэтому, поза получилась довольно пикантная: распластавшаяся, как камбала, Ами с раздвинутыми ногами, и, стоящая на коленях, Сюзанна, уткнувшаяся своей писькой в киску подруги, и вытянувшаяся вдоль ее ноги.

Пенни чувствовала, что должна как-то помочь своей дочери добыть, наконец, тот же кайф, что был у нее. Поэтому она обеими руками подвинула шикарные бедра дочери на столь необычном постаменте, чтобы киски девочек соприкасались как можно лучше, а потом ловкими пальцами, на ощупь, стала лазить внутри этой двойной лилии. Наконец, Пенни удалось нащупать твердую палочку Ами, которая была чуть смята, но все же на половину входила внутрь ее дочери. Женщина, отлично ориентируясь в лабиринте из двух пар мокреньких девичьих губ, поправила клитор, который рад был снова распрямиться, и с удовольствием быстро клюнул Сюзанну во влагалище, настолько глубоко, насколько мог.

Сюзи охнула, и Пенни поняла, что она попала как нельзя лучше. Переместившись к растрепанной головке дочки, мать наклонилась к ее ушку, и ласково касаясь его губами, прошептала:

 — Теперь только не прыгай, крошка! Постарайся аккуратно потереть попкой о ее письку. Тогда клитор сам будет тебя подтрахивать. Дай, я тебе покажу! — Пенни снова схватила дочь двумя руками за попку, и стала делать мелкие круговые движения. Пенни и сама не ожидала такого результата, но Сюзанна вдруг моментально заурчала, затем укусила себя за руку и так подержала несколько секунд. Пенни, рассевшись в некотором недоумении, выпустила ее попочку: «Неужели ей от этого так хорошо?» Но потом она вспомнила, что Сюзи только что минут пять мастурбировала, а теперь просто пожинает плоды нерастраченного перевозбуждения.

А Сюзанна и не собиралась сдерживаться. Ей сейчас было просто здорово. Оказалось, что и впрямь клитор Ами умел бесподобные вещи. У рыжей девочки вход во влагалище оказался еще более чувствительным, чем даже ее собственная ягодка клитора. Сюзанна попыталась спросить себя, почему она не могла этого выяснить за год занятий активным лесбосом, но не стала ждать ответа, потому, что снова и сокрушающе кончила. Этого не видел никто. Даже Пенни, глядящая на нее в упор. Крик девочка сдержала, боясь вместе с ним растерять часть такой прекрасной развязки, а тело и так ходило ходуном, собирая с гениталий Ами новые приступы старого оргазма.

И только когда Сюзанна, расслабившись, вдруг растянулась на теле ее подруги, Пенни поняла, что все кончено. Теперь девочки лежали вытянувшись, и даже Ами, так видимо и не почувствовавшая того, что ее безобразным и наглым образом снова оттрахали, теперь изменила позу и возлежала почти солдатиком под смертельно уставшей Сюзанной.

Теперь Пенни очень хорошо были видны две девчоночьи игрушки, лежащие лицом, а вернее клитором, друг к другу. Ноги Ами были, все же, более раздвинутыми, тогда как Сюзанна почти соединила свои бедра. Но все равно! Вид был захватывающий. И две еще не высохшие писюльки своими разрезиками слились в одну сексуальную прямую. Голова Сюзи покоилась на мощной спортивной груди.

Пенни передернуло. Ей вдруг отчетливо вспомнилось, как она кончила тогда, когда впервые попробовала взять в рот у дочери. Тот оргазм был неповторим. Чистый, взрывающий все изнутри, без всякой мастурбации. Женщина облизнулась и стала приподниматься на локте.

Мгновение, и мама уже раздвигала безжизненные ноги Сюзанны. Ей пришлось это сделать. Иначе она бы просто не добралась до цели. Сюзанна даже не пошевелилась, легко позволив матери достать до ее восхитительных чуть спрятавшихся губ. Пенни устроилась поудобнее и начала.

С самого начала женщина решила, что будет вылизывать обе письки. Клитор Ами спрятался и затих, а Сюзанна все еще исходила соком последнего оргазма, но Пенни правильно рассудила, что если она хорошенько постарается, то восстановит силы обеих девушек.

Вообще-то, это оказалось не легко. Одно дело — приставить голову к одной промежности и сосать ее, наслаждаясь ощущениями на языке и в сердце. Совсем другое — делать довольно большие взмахи головой, зацепляя оба цветка, да еще и в не очень удобной позе. Но Пенни справилась с этим. Она просто стала помедленнее проделывать все эти упражнения, и тогда все наладилось.

Наверное, не прошло и минуты, с тех пор, как Пенни впервые в жизни начала удовлетворять двух девушек сразу. Та сокрушающая энергия, повалившая ее на пол дочкиной спальни при первом опыте вылизывания, еще не приходила. Но миссис Роджер Пи Маскелл не расстраивалась. Она знала, что пока хоть одна из девочек не начнет кончать, сама Пенни не испытает ничего, кроме сильнейшего возбуждения и предвкушения.

Ей уже нравилось сосать сразу две. Не смотря на ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх