Учительница

Страница: 3 из 24

мать.

На фоне своих соблазнительных подруг, Ами выглядела просто дурнушкой. Почти двухметровая дородная девица, с накаченными мышцами туловища, и почти без груди, смотрелась, как вышибала, случайно попавшая в общество топ моделей. Пенни долго искала взглядом волосы у нее на лобке, но так и не нашла. Зато Ами явно превзошла всех своих подруг выпуклостями. Что соски, что клитор были у нее просто огромными. Торчащие из груди отростки были величиной с желудь, а бугорок над половыми губками формой больше всего напоминал клюв крупного орла потому, что был вздернут вверх, а с его кончика начинались спадающие тяжелые очень пухлые губы. «Таким инструментом можно трахать девушек, не хуже, чем членом», пронеслось в голове у Пенни.

Тем временем, разговор у бассейна продолжался. Теперь говорила Сюзанна, голос которой был почему-то немного заговорщицкий:

 — Слушай, Кэрол. А ты и вправду первый раз влюбилась?

 — Я не буду отвечать тебе ни на какие вопросы, пока ты не принесешь обещанное пиво. — Равнодушным голосом ответила Кэрол.

 — Ну, ладно, ладно. — Сюзи со вздохом встала с лежака и направилась к холодильнику в кухне. Ами, тем временем, говорила:

 — Да, Бог с ним. Не расстраивайся. Да он просто дурак, если отказался от такого лакомого кусочка, как ты.

«Действительно, дурак», подумала Пенни. Она уже поняла, откуда взялась эта Кэрол. Управляющий колледжа говорил ей, что к ним неожиданно приехала девушка из Бормута. Она закончила там один курс, но хотела потом идти в Кембридж, а из Бормутского колледжа туда принимали плохо. И девушка решила перебраться сюда.

Ами, чтобы еще больше приободрить новую подругу, закончила свою фразу:

 — Он еще пожалеет, когда за тобой полгорода будет бегать.

 — Перестань, Ами. О чем ему жалеть-то? Просто я ему не нравлюсь. Я вообще никому не нравлюсь. Только придуркам, которые думают, что осчастливят меня тем, что трахнут на первом же свидании. О-о-о! Таких у меня было — как перхоти у пуделя. В результате... , — Кэрол вздохнула и замолчала. Появилась Сюзанна, которая раздала всем по бутылочке «Холстен» и улеглась обратно на лежак, приготовившись слушать. Пенни в оранжерее облизнула пересохшие губы.

 — И что — в результате? — Ами чуть приподняла голову.

 — В результате, я, как была целкой, так и осталась. — Пенни показалось, что крик Кэрол слышал весь Дагенхем.

 — Бог ты мой! Вот несчастье-то! — Запричитала Ами своим низким голосом, полным сарказма. — Между прочим, я вот до сих пор жалею, что я уже не девочка.

 — Почему? — Удивилась Кэрол.

 — Да, потому, что блажь это все. Во-первых, больно очень. Во-вторых, я и сама себе могу сделать куда лучше, чем так. Я даже кончить не смогла.

Пенни удивилась откровенности разговора. Она всегда считала себя достаточно раскрепощенной в вопросах пола, но вести такие беседы с подругами никогда не решалась. Впрочем, подруг-то настоящих у нее никогда и не было.

 — Кончить? А вообще ты можешь кончить? — Кэрол никак не успокаивалась.

 — Могу конечно, — Ами удивилась такому вопросу, — а что тут сложного?

 — А вот я не могу. — Горечь лилась вместе с сопрано Кэрол. Казалось, она сейчас заплачет, и поэтому леди отвернулась и, приподнявшись над лежаком, сделала добрый глоток из бутылки. Остальные девочки почувствовали перемену в голосе. Сюзанна сразу напряглась и повернула голову в сторону блондинки. А Ами отреагировала еще кардинальнее. Она встала и, переступив через лежак плачущей подружки, села рядом с ней. Правая рука обняла девушку за плечи, а левая уже поглаживала коленку Кэрол. Ами приговаривала в такт ласкающей руке:

 — Ну, что ты, девочка моя. Ну, успокойся. Перестань плакать из-за этих проклятых мужиков.

Пусть они сами из-за нас убиваются.

 — Что-то не очень похоже, чтобы они из-за нас убивались. — Кэрол держалась из последних сил, чтобы не зарыдать в голос, но слез она остановить не могла.

 — Нет, ну, правда. Заканчивай. Делов то всего и есть, чтобы кончать научиться. Ты сразу забудешь, что тебе нужны мужики. — Рука Ами, продолжая гладить Кэрол, стала забираться все выше. Теперь она охаживала внутреннюю часть ляжки всего в десяти сантиметрах от промежности. Подглядывающая Пенни не могла поверить своим глазам, а когда поверила, то ее сразу осенило. Мысль появилась вместе с холодным потом, выступившим у нее на лбу: Ами — лесбиянка. Господи, ну, конечно! Элементарно! И эта фигура, и привязанность Ами к ее дочери, и голос, и боль от совокупления, про которую девушка рассказала только что. Все сходится. Боже! Что же теперь делать? Пенни вспомнила, что в течение всей дружбы ее Сюзи с Ами, она говорила дочери брать во всем пример с ее подруги. Стараться быть на нее похожей. Учиться у нее всему...

Теперь Пенни была на грани отчаяния. В том, что Ами уже успела соблазнить ее дочь, женщина не сомневалась ни секунды. Уж если девушка позволяет вести себя таким образом с недавней подругой, то переспать с Сюзанной у Ами были тысячи шансов. Теперь вопрос стоял в том, успела ли ее Сюзанна превратиться в полноценную лесби, или пока это только баловство? И если она успела, то что ей, Пенни, теперь делать?

Ответ на свой вопрос хозяйка города смогла получить через пару минут. Пока самые черные мысли бродили в ее голове, Ами внизу оторвалась от Кэрол. Теперь девушка села на коленки перед новенькой, которая размазывала слезы по лицу. Ами взяла руки Кэрол в свои и, глядя в заплаканные глаза блондинки, мягким голосом сказала:

 — Давай — так, девочка! Ты сейчас перестанешь плакать и успокоишься, а я научу тебя кончать.

Кэрол смогла только кивнуть. Она смахнула последнюю каплю со щеки, поправила растрепавшиеся волосы и уж слишком наивным голосом спросила:

 — Ладно, Ами. А как ты меня научишь?

 — Тебя это должно интересовать в последнюю очередь. — Голос Ами стал более серьезным.

Успокойся и расслабься. И главное — ни о чем не думай. Закрой глаза и попытайся прислушаться к своему телу. Оно само лучше тебя знает, что ему нужно.

 — Я боюсь, — прошептала Кэрол, но, тем не менее, подчинилась. Она откинулась на поднятый край лежака и теперь застенчиво смотрела на свою подругу. Краем глаза, Пенни заметила, что ее Сюзанна не проявляет никакого беспокойства по поводу того, что сейчас должно произойти. Скорее, Пенни прочла во взгляде своей дочки неприкрытую заинтересованность. И это был ответ на ее вопрос. Ее дочь — розовая, и видимо — давно!

Тем временем, Ами снова вернулась на край лежака. Она аккуратно и по-кошачьи вкрадчиво раздвинула ножки прелестницы Кэрол. Та лежала с закрытыми глазами и почти не сопротивлялась. У Пенни наверху перехватило дыхание. Она жадно следила за действиями Ами, а та занималась своим делом весьма профессионально. Руки уже гладили шелковую кожу девичьих ляжек. Ладони скользили вверх-вниз. Пенни представила себе, как ей было бы приятно, если бы она сейчас лежала на месте Кэрол, которая пока никак не проявляла свои ощущения. Сюзи встала со своего лежака и теперь стоя наблюдала за происходящим, а Ами уже добралась до промежности девственницы Кэрол, но пока не трогала самые важные зоны. Ее пальцы прогуливались по паху, чуть раздвигали половинки, скрывающие клитор и щекотали волосики на лобке. Пенни и теперь не удалось разглядеть клитор красавицы Кэрол — обзору мешали согнутые и раздвинутые ножки девушки, но Ами, сама того не зная, поспешила удовлетворить любопытство подсматривающей:

 — Бог ты мой! Теперь понятно, почему ты не научилась кончать сама. Где ты раздобыла такой маленький клитор? Бедненькая ты моя! Ну, ничего. Сейчас мы это поправим. — Казалось,...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх