Учительница

Страница: 9 из 24

губками восторженно стоящую шишечку, и стала двигать головой туда-сюда, стараясь при этом поддрачивать языком кончик клитора. Постепенно Кэрол увеличила амплитуду — теперь она еще успевала чуть прикусить основание клитора, когда тот полностью оказывался во рту. Только блондинка стала замечать, что ей самой нравиться делать все это, а особенно то, что девушки так хорошо реагировали на ее ласки мелким подрагиванием и вздохами, как Ами не выдержала.

В сущности, если с точки зрения психики, сегодня самый сложный день был у Кэрол, то вот с точки зрения физиологии — однозначно у Ами. Будучи возбужденной еще с утра, в предвкушении сегодняшней прогулки с Кэрол и Сюзанной к ней домой, девушка еще была вынуждена терпеть полуторачасовой разговор о сексуальных проблемах новой подруги. Затем всячески удовлетворять обеих девочек. И в завершении, ждать, пока Кэрол попробует удовлетворить своим ротиком Сюзанну. В результате, на весь день, полный всяких возбуждающих штучек, у Ами пришелся всего один довольно средний по силе оргазм, когда она спустила в ладошку неопытной Кэрол. Теперь, почувствовав, как эта невинная девственница закусила ее отросток, она вцепилась ей в волосы ногтями и безумно заорала:

 — А-а-а-а-р! — Выла Ами тигриным рыком. — А-а-а-р-ай-яйа!

Ами выпустила всю обойму полностью. Поорав и поплакав секунд двадцать, она, вдруг как-то обмякнув, повалилась на траву рядом с Сюзанной, которая уже пришла в себя, но еще не нашла сил подняться. Клитор лесбиянки сразу же опустился, и теперь напоминал клубнику из компота. Кэрол, в который уже раз за этот день, стояла в недоумении, не зная, что делать дальше.

Прошла еще минута. Сюзанна развалилась на траве, так и не решившись перебраться на лежак, а Ами просто спала. Естественно, что на Кэрол уже никто не охотился, и тогда она решила использовать этот тайм-аут, чтобы разобраться в своих ощущениях. Она вспомнила все, что произошло в этот день. Каждую мелочь разобрала «по винтику», и поняла, что:

Во-первых, теперь она счастлива;

Во-вторых, Сюзанна нравится ей больше, чем Ами;

В-третьих, ей, в общем-то, понравилось ласкать женщин ртом, но зато мгновения, когда они спускали ей в рот, понравились намного больше;

В-четвертых, она душу готова продать за то, чтобы это был не последний раз;

В-пятых, если она не собирается отбить Сюзанну у Ами, то ей нужно искать кого-то другого потому, что когда она надоест этой паре, они ее просто бросят;

И, наконец, в-шестых, она жутко устала.

Как раз, когда Кэрол сделала последний вывод, Сюзанна вдруг резко встала и начала трясти за плечо спящую Ами. Та с трудом разомкнула веки и улыбнулась, увидев лицо любимой:

 — Ты что, Сюзи?

 — Вставай! Скоро мать должна вернуться! — Сказала Сюзанна и, повернувшись к Кэрол, уточнила, — Одевайтесь! Не хватало еще, чтобы...

Фраза оборвалась, но девушки и так все понимали. Кэрол пошла к лежаку, под которым лежало ее аккуратно свернутое платье и голубые трусики, а Ами стала искать глазами свои джинсовые шорты.

Пять минут ушло на одевание, после которого Сюзанна и Ами, не сговариваясь, подошли к Кэрол и сели рядом с ней:

 — Ну, как? — В голосе Ами появились покровительские нотки. — Будешь еще книжки про поцелуи читать?

 — А вот буду? — Кэрол не понравилось, что Ами позволила себе говорить с ней по-матерински.

 — Кэрол, ты прелесть! — В отличие от подруги, Сюзанна не была настроена на подкалывание.

Ее слова прозвучали абсолютно искренне. — Как на счет того, чтобы завтра пойти к тебе в комнату после колледжа? И не обращай внимание на Ами. Она всегда такая грубая, — и Сюзи шутливо стукнула ладошкой Ами по плечу. Та деланно удивилась, и поэтому Сюзанне пришлось тут же поцеловать ушибленное место.

 — Ко мне домой? Втроем? — Блондинка задумалась. — Да, почему бы и нет? Можете зайти. Я вас приглашаю! — Девушка решила отомстить Ами, и теперь сама говорила снисходительным голосом, глядя прямо ей в глаза. — Ну, что? Пошли? — Кэрол посчитала разговор оконченным. Ей, конечно, очень хотелось отблагодарить девушек, а особенно Сюзи за сегодняшний день, но мысли все еще путались, и блондинка решила, что как раз сможет сделать это завтра у себя дома после колледжа. И потом, она же сделала им приятное своим ротиком.

 — Пошли! — Ответила опытная лесбиянка.

Кэрол перекинула сумку через плечо, а Ами взяла свой пакет под мышку. Сюзанна, на правах остающейся, обняла и поцеловала в щеку обеих любовниц. Девушки направились к дому, но Ами вдруг обернулась и, как бы невзначай, спросила Сюзанну:

 — Кстати, а твоя мать случайно уже не догадывается, что мы с тобой... ?

 — Вроде — нет.

 — Жаль! — С чувством сказала гребчиха.

 — Почему? — Хором спросили обе девушки.

 — Потому, что она мне очень нравится. Она у тебя классная! — Как-то уж слишком мечтательно произнесла Ами, оставляя за подругами право самим расшифровывать смысл этой двоякой фразы.

Это и было то главное, что не услышала Пенни.

Впрочем, хозяйка Дагенхема не задумывалась над тем, что пропустила что-то важное. Как раз в тот момент, когда девушки решили разойтись, она сидела на другом конце города в отдельном номере самого дорогого ресторана на многие мили вокруг. Она напрочь успела позабыть свои деловые проблемы, но зато проблемы, сменившие их, вовсе не казались ей более легкими. Наоборот!

Пенни была не только умной и властной. Являясь профессиональным физиком, она постоянно решала свои вопросы при помощи внутреннего анализа. Она привыкла анализировать все: бизнес, политику, семейные или амурные дела. Она всегда подвергала строгому разбору самые разные ситуации.

Но сегодняшнее происшествие поставило ее в тупик. В принципе, все было бы не так плохо, если бы не одно «Но» (и это «Но» было действительно с большой буквы) — если бы она не кончила! Если бы ее тело не предало ее столь подло и неожиданно.

Как бы она поступила? Да она просто вырвала бы все космы этим малолетним извращенкам, а потом, как следует наказав дочь, выгнала бы остальную парочку из колледжа, закрыв тем самым все пути к Сюзанне. И пусть бы они только попробовали подойти к ней на расстояние менее пятисот ярдов. А уж о дочери она бы позаботилась! Пенни сама представила, какой консилиум из психологов и сексопатологов она бы собрала со всей страны.

Но, черт возьми! Теперь этот консилиум нужен был ей самой!

Подумать только! Четыре года сплошного бесцельного онанизма! Четыре года исканий, сомнений и надежд! Четыре года вранья самой себе!

И что против этого?

Против этого — получасовая картинка трех нагих тинэйджеров женского пола, занимающихся даже не настоящим лесбосом, а так — баловством, повергнувшая Пенни в оргазм, принесший последнее за те же четыре года полное удовлетворение. И без всякой мастурбации!!! Вот это — да!

Все же, просидев в ресторане часа полтора, Пенни более-менее смогла успокоиться. Она даже поела своих любимых бараньих ребрышек и запила их семилетним красным Bordeaux. Оставив, как всегда, пять фунтов на чай, женщина решила вернуться домой и поговорить с дочерью. Нет, не о том, что она подглядела, а просто. Как мать. «А там — посмотрим», — решила Пенни.

Сюзанна сидела в гостиной и смотрела новости. Пенни вошла в комнату как раз, чтобы услышать, как очередная прилизанная мерзость мужского пола противным писклявым голосом сообщила с экрана, что Палата Лордов только что подписала закон о дополнительных инвестициях в сферу образования. «Господи, ну хоть одна хорошая новость за день», — пронеслось в голове у безнесменши.

Сюзанна обернулась и подарила матери ослепительную улыбку:

 — Привет, Ма! ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх