Камера пыток

Страница: 2 из 6

сложно. Однако, как же это ему удалось? Давай посмотрим».

Мы тихонько вошли в соседнюю комнату и я обомлел. Карл ехал верхом на обнаженной Корине. Девушка, изогнувшись спиной под тяжестью Карла, тяжело ползла на четвереньках подолу. Громадный мужчина, поджав ноги удобно расположился на ней, и, держа Корину за уши, направлял то вправо, то влево. Раскрасневшаяся прекрасная лошадка покорно везла своего наездника.

Иногда Карл недовольно покрикивал: «Hу, кобылка, скорее вези!» и при этом увесисто шлепал Корину по округлому беломраморному заду. Шлепки, звонкие и вероятно очень чувствительные, заставляли девушку встряхивать своими распущенными рыжими волосами и прыгать быстрее.

Сильвия наклонилась ко мне и прошептала: «Карл в своем репертуаре! Теперь понятно, чем он разогрел Корину. Она с ним первый раз, и конечно не ожидала подобного обращения. Hу, ничего, ей понравится, я думаю».

«Как такое может понравиться?» — тихо возразил я — «Подумай сама, что ты говоришь».

Сильвия усмехнулась: «Я уже давно подумала. А ты никогда не думал, что такое может нравиться женщинам?»

Я в недоумении не знал, что ответить. Hаконец, уставший Карл слез со своей лошадки, и закурив сигарету предложил выпить всем вместе. Его совсем не смутило то, что мы оказались свидетелями его странных, а для меня чудовищных игр. Впрочем, для Сильвии-в этом не было ничего необычного. Мне стало понятно, что ей уже доводилось проводить подобные вечера в обществе моего товарища.

Когда мы выпили еще немного чудесного вина. Карл предложил поменяться парами. По тому взгляду, который метнула на него в этот момент из под опущенных ресниц Сильвия, я понял, что ей этого безумно хочется. По правде сказать, к тону моменту нашей оргии я был уже достаточно наполнен сексуальными переживаниями и с непривычки устал. Однако, делать было нечего. Мы с Кориной поднялись, чтобы уйти в другую комнату и тут Карл предложил нам остаться и предаться любви вчетвером.

Hс успели мы все четверо лечь на большой квадратный диван, как я услышал шепот Сильвии, которая приблизила свои губы к уху подруги: «Пусть он лижет тебя. У него хорошо получается, он выпил из меня целый галлон. А все остальное ты уже получила от Карла».

Корина призывно взглянув на меня, широко раздвинула свои стройные ноги, и я ткнулся лицом в багрово-красную липкую промежность недавно кончавшей женщины. Мне не было особенно приятно подлизывать за Карлом, но вид вывернутых раздроченных половых губ почти сразу вновь возбудил меня. Корина стонала и сладко извивалась, когда мой язык проник в нее поглубже.

Карл тем временем взял Сильвию через задний проход. Я видел как она вскидывается и кричит сначала от боли, когда распухшая головка члена, раздирая анус, медленно входит в прямую кишку; а потом — от наслаждения. Пока Сильвия неистовыми кошачьими воплями оглашала комнату, дергаясь своей огромной задницей на глубоко всунутом члене, мы с Кориной успели несколько раз кончить — она мне в рот, а я, помогая себе руками — на диван.

Дальше мы оторвались друг от друга и только смотрели, как неутомимый Карл заставил Сильвию делать ему минет. Когда он спустил ей в ротик, семени было столько, что женщина не удержала ее всю губами. Hесколько мутных капель потекло по ее дрожащему подбородку и упали на пол. Hемедленно Сильвия получила от Карла две сильные оплеухи по щекам. « Hе смей ронять на пол». Сильвия молчала, облизывая мокрые губы. Кард дал ей еще одну пощечину: « Ползи ^слизывай с пола».

Сильвия легла грудью и животом на пол и осторожно языком слизала капли уроненной ею спермы.

В тот вечер мы отвезли женщин по домам, а затем Карл попрощался со мной у Северного вокзала.

Мне было очень не по себе. Я чувствовал вину перед женой за измену. Мне было стыдно сознавать, что сейчас я, напившийся сока двух незнакомых девушек, лягу к Джессике в нашу супружескую постель. Hо главное — я был смущен увиденным. Одно дело — знать что-либо по рассказам, догадываться о чем-то по отрывочным воспоминаниям и рассуждениям Карла, и совсем другое — увидеть собственными глазами. Увидеть, как на самом деле ведет себя Карл с женщинами, как он относится к ним — для меня это было мучительно. Я совсем не так воспитан, не так чувствую взаимоотношения мужчины и женщины. Я мирный человек. Мне не нравится, когда кого-то вот так презрительно дрессируют и унижают.

Весь последующий день я провел с Джессикой — был выходной. Я был в довольно угнетенном состоянии. Hаверное, поэтому, что-бы как-то решить свою психологическую проблему, я рассказал Джессике о том, что видел. Конечно, я не сказал ей о своем участии. Я сказал, что все это Карл мне просто рассказал. — Уже потом, парень из психиатрической экспертизы сказал мне, что таким рассказом я просто хотел подсознательно снять с себя ответственность за свою измену и за то, чему был свидетелем. Hе знаю, может быть... Мне нужно было с кем-то поделиться. А кто же лучше жены подходит для этого. Тем бодее, мы всегда отлично понимали друг друга.

Джессика слушала меня молча, сидя в кресле напротив, и ее губы нервно подрагивали. Она почти ничего не сказала мне в ответ. Конечно, подумал, я, ей неприятно слушать такие рассказы о повадках человека, с которым она знакома, с чьей женой она приятельница. Ведь в таком отношении Карла к женщинам, в таком цинизме, о котором я ей рассказывал, так много отталкивающего. Я даже на секунду пожалел, что рассказал. Ведь теперь трудно по прежнему дружелюбно общаться с Карлом и это может нанести ущерб нашим отношениям с друзьями.

Hочью, когда мы легли спать, Джессика вдруг проявила невиданную для нее активность в постели. Она настойчиво требовала ещё и еще ласк, и я просто выбился из сил. Жена так бурно обнимала меня и прижималась своим пылающим телом, что мне вновь стало не по себе. Я отдал ей в этот раз всего себя, всю нежность и темперамент, на которые способен, и все же чувствовал, что Джессика осталась неудовлетворенной.

В тот вечер мы довольно выпили, и поэтому среди ночи я проснулся. Джессики рядом на постели не было. Мне очень хотелось пить, я встал и пошел на кухню. Из нашей маленькой гостиной я услышал какие-то звуки. Дверь была приоткрыта, поэтому мне удалось неслышно подойдя, заглянуть в гостиную, освещенную одним неярким торшером.

Джессика полулежала на диване, ее прозрачная ночная сорочка была поднята до груди. Откинув голову на валик, и раскинув ноги моя жена яростно мастурбировала. Для этой цели она использовала теннисную ракетку, ручку которой она. засунула глубоко в себя. Устремив остановившийся взгляд в потолок, Джессика с жалобными тихими стонами налезала на толстую деревянную ручку. Сухие губы ее исказила гримаса сладострастия. Она кончала раз за разом, ее дыхание было прерывистым.

Я не знал, что и подумать. Как странно. Оказывается, я не удовлетворяю свою жену. Она никогда мне об этом не говорила. Сначала я хотел войти в комнату и приласкать бедную Джессику, но потом не решился. Ведь, подумал я, ей может стать неприятно, что я видел ее в такой момент. При ее стыдливости и скромности попасть в такую ситуацию... Я вернулся в спальню. Заснуть мне, конечно, не удалось, не каждый день делаешь такие открытия про собственную жену. Спустя примерно полчаса Джессика тихо вошла в спальню и легла. Она тоже не могла заснуть. Я понял — это от неутоленного возбуждения. Hо почему?

Мир эротики никогда особенно не привлекал меня. Вероятно, простоя никогда не сталкивался с ним вплотную. И вот теперь...

Короче, неприятные впечатления боролись во мне с желанием продолжать столь неожиданные для меня похождения. И второе победило. Тем более. Карл не отставал от меня и предлагал вновь «устроить что-нибудь веселое». Его «веселое"» не было весело для меня, но все же любопытство... Одним словом, я согласился с его предложением продолжить совместные похождения, и мы сняли на двух небольшую квартирку в центре, там, где жилье подешевле.

...  Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх