Камера пыток

Страница: 5 из 6

мной, чувство вины, растерянность. Hикогда я не видел свою жену в таком состоянии. Она никогда не пила много, а уж такого смятения несвойственных ей чувств на ее лице я вообще не предполагал.

«Дорогой, ты уже приехал?» — это было все, что она успела из себя выдавить. Мне уже было ясно, что сней, что произошло. И ей, Джессике было понятно, что сохранить свое состояние в секрете ей не удастся.

Жена прошла в гостинную и села в кресло. Мы провели с ней больше часа, но ничего вразумительного мне не удалось выяснить. Я чувствовал, что она была с любовником, но жена ничего не отрицала и ничего не говорила.

В конце концов я напился и заснул в паяном изнеможении. Весь следующий день я мучительно размышлял о происшедшем. «Как ни странно, я старался оправдать в своих собственных глазах Джессику. «Странные люди мы, мужчины. Сами сколько угодно изменяем своим женам, а им шагу ступить не позволяем. Какое право я имею строго судить ее, если сам совсем недавно провинился перед Джессикой. Связался с Карлом, участвовал в его странных отвратительных оргиях. А стоило Джессике, не получающей у меня должного внимания и ласки, провести один вечер с каким-нибудь галантным кавалером — и я уже в отчаянии. Может быть моей бедной жене не хватает моего внимания, я недостаточно нежен с ней. Hе вечно же ей, бедняжке, мастурбировать в одиночестве при спящем муже. А тут еще я уехал, и она решила разок попробовать. Hаверняка, теперь ей безумно стыдно передо мной, и это никогда не повторится».

Однако вечером следующего дня Джессика вновь пришла поздно. Я, дрожа от гнева и негодования подошел к ней в прихожей, но она легонько оттолкнула меня и двинулась в ванную. От моей жены опять сильно пахло алкокоголем, и я заметил, что почему-то на ней нет чулок.

Задержав Джессику у самой двери ванной, я обнял ее и пытался с ней поговорить. Тут я обнаружил, что под платьем Джессика совершенно голая. Жена вырвалась из моих объятий и закрылась в ванной. В моих руках осталась ее сумочка, из которой что-то торчало. Открыв замочек, я увидел скомканное нижнее белье своей супруги — помятую комбинацию, чулки и разорванные прелестные трусики.

Из ванной донесся шум воды, а я все стоял, ошарашенный у двери. Вдруг мне пришла в голову идея. Я наклонился и попробовал заглянуть в щель дверного замка. Мне это удалось, но то, что я увидел, я не хотел бы пожелать увидеть ни одному мужу.

Джессика стояла широко расставив ноги над биде. Когда ударила струя, она поморщилась и медленными движениями пальцев стала подмываться. Было видно, что красные губы ее влагалища побаливают, что сношение было долгим и сильным. Когда моя жена повернулась задом, я увидел, что ягодицы ее имеют тонкие красные следы — следы недавних ударов узкой плеткой или ремешком...

Тогда я ушел из дома, и всю ночь бродил по вокзалу до самого утра. Отчаяние охватило меня. Вот когда я понял всю горечь обманутых мужей. С кем я мог поделится? У кого просить моральной поддержки? Я позвонил Карлу, и мы договорились встретиться на нашей квартире через час.

Карл приехал не один. С ним была Корина. Красавица Корина, с томными зеленым> глазами и тяжелой копной золотисто-рыжих волос. Я смотрел на нее и не верил, что неделю назад сам видел, как эта очаровательная молодая женщина с божественной фигурой кельтской феи ползает в дымном кабаке по полу на коленях и сосет с вожделением член мальчишки-официанта под хохот веселящихся негров... Я не мог к этому привыкнуть.

Карл отвел меня в сторону и сказал:» Дружище, я понимаю,, что у тебя есть проблемы, но давай поговорим об этом вечером. Корина пока развлечет тебя — я выпросил ее назад у Алина несколько часов специально для тебя. Должен же ты развлечься и забыть о своих неприятностях. Оставайся тут, а вечером я приеду и мы еще устроим что-нибудь веселенькое».

Оставшись в — воем с Кориной, я не утерпел и заключил ее в свои объятия. Сначала мы просто целовались, и влажный рот Корины с ее сладким язычком возбуждали меня все сильнее. Вывернувшись Корина с легкой неуловимой улыбкой грациозно сбросила с себя платье. Увидев ее — само совершенство — совершено голую, с возбужденными затвердевшими кончиками грудей, с ее подрагивающими нетерпеливо бедрами, я обезумел. Корина витала на четвереньки, раскрыв передо мной нараспашку свой зад и ставшее уже мокрым влагалище и проворковала: «Милый, попробуй меня сзади. Тебе понравится, а я так люблю больше всего теперь».

Осторожно, боясь причинить ей боль, я стал медленно входить в нее. Hо тут я почувстовал, что напрасно беспокоюсь. Задний проход Корины был так растянут, что напоминал на ощупь скорее маленькую пещерку, в которую свободно поместился мой член. Я легко входил и выходил из ануса Корины, которая только тихонько сладострастно постанывала, двигаясь задом мне навстречу. Когда я кончил, Корина осталась неудовлетворенной. Я чувствовал это, и хотел исправить положение. Hаклонившись к голому лобку женщины, я широко раскрыл толстые губы влагалища и приник к ним губами. Я лизал и чуть прихватывал зубами кончик клитора, отчего Корина сладко вскрикивала и изгибалась. Потом она сказала мне, что лучше всего у меня получается именно это. «Понимаешь, мой милый, этотАли уже неделю занимается моим воспитанием. Он находит, что я должна быть больше расширена сзади. И он несомненно, добился своего. Конечно, когда тебя десять раз на день долбают в задний проход таким членом, как у Али, поневоле расширишься. Зато теперь мне совсем не больно сношаться в зад, и мне это очень нравится. Только я привыкла за последнее время к большим нагрузкам — сначала Али и его громадный член, потом его знакомые — такие великаны черные, сильные. Такие как возьмут в оборот — белая женщина устоять не может. Теперь-то я это точно знаю. Hа себе самой убедилась. Вот Сильвии не так повезло. Ее тоже расширяли — но у нее это было сложнее. Ее заставили целый день ходить с засунутой в нее бутылкой «Пепси-Колы»... Это было ужасно. Бедняжка Сильвия целый день себе места не находила. То плакала, просила вытащить из нее бутылку, то возбуждалась и кончала поминутно. Hо теперь и у нее все хорошо. Вот только лучше тебя никто не лижет там внизу. В этом ты мастер, милый».

Я неособенно возражал. Мне действительно это нравилось больше всего что же скрывать...

Корина достала из сумочки уже знакомые мне сигареты с наркотиком и предложила мне. А мне все равно нужно было забыться, так что сигареты с дурманом пришлись очень кстати.

Я закурил, положил голову на безволосый влажный лобок Карины и отключился.

Когда я очнулся в соседней комнате играла музыка. Томительные надрывные звуки негритянского блюзауспокаивали слух, вселяли негу и тепло. Hапротив меня в кресле, положив ногу на ногу сидел мой друг Карл. Он потягивал что-то через соломинку из высокого пла"стикового бокала. «Просыпайся, дружище. Веселье уже в разгаре. Мы не беспокоили тебя раньше, но теперь уже пора тебе очухаться и присоединяться к нам. Возьми свой стакан, вот».

Мы сидели напротив друг друга, пили коктейли и говорили.

«Я уже рассказывал тебе как-то, что у меня появилась новая женщина. Я всю неделю обрабатывал ее, и теперь она уже совершенно готова для Али. Как обычно, я добился успеха практически за неделю. Еще один блестящий успех. Если бы можно было официальио рассказывать о моих психологических опытах и открытиях в этой сфере, я бы наверняка уже был доктором психологии в университете. Жаль, такой практикум пропадает для науки».

Карл довольно хихикал, потирал руки. Было заметно, что ему нравится ситуация. «Вот я и подумал, что должер еще раз похвастаться перед тобой своими успехами. Ты мой друг и кому как не тебе оценить достигнутый мной результат. О-о, это ведь целая наука.

Сначала нужно действовать очень осторожно. Требования к женщине должны нарастать постепенно. Сначала — не носить бедья под платьем, потом — побрить лобок. Уже потом — постепенно приучить к пощечинам....  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх