Несколько дней Вадима Петровича. Глава 5

Страница: 1 из 2

Утром Вадим отправился на работу, оставив в постели сладко спавшую Наташу.

У двери в кабинет встретил Лену в, вчера купленных, сексуальных колготках, выглядевших вполне благопристойно, поскольку их пикантная часть была прикрыта довольно длинным платьем.

 — Как вчера в кабаке повеселилась?

 — Классно.

 — В этих колготках была?

 — Ну, да! Меня бы в них там и изнасиловали. В чёрных, конечно.

 — А эти сегодня надела старшеклассников совращать?

 — Они и так уже все озабоченные. Ну а ты как, подарил вчера девушке свой подарок? Или они сейчас на тебе под брюками?

 — Подарил.

 — Ей понравились?

 — Ей, не знаю. А мне об-балденно понравились. Всю ночь её ножки в этих колготках ласкал.

 — Ну, ты гурман!

 — Есть немного.

Так они вели полушутливый разговор вокруг, интересовавшей обоих, темы колготок, пока не прозвенел звонок.

Дав все уроки и вернувшись домой, Вадим обнаружил записку от Натальи о том, что она отлучилась по делам и придёт поздно. В ванной висели, только что постиранные ею, колготки. Петрович с грустью осознал, что секса в колготках сегодня не будет, если только не сбегать в магазин за новой парой. Но Наташа подумает тогда, что он совсем «больной». Поэтому Вадим решил ограничиться в этот вечер обычным сексом.

На следующий день Наталья с утра ушла в школу, а Вадиму надо было только к пятому уроку. Хорошо выспавшись, он, наконец, встал, пошёл в ванну, почистил зубы, побрился, умылся. Когда уже вытирал руки полотенцем, его взгляд упал на колготки. Рефлекторным движением потрогал и определил, что высохли. Пошёл на кухню, выпил кофе. Оставалось ещё часа три до работы, и было абсолютно нечем себя занять. А мысли упорно крутились вокруг Наташкиных колготок. Мучительно захотелось примерить их.

Около получаса Петрович мужественно сопротивлялся своим извращённым желаниям, а потом, раздевшись и прихватив колготки с презервативом, залез на кровать.

Он решил надёжно предохранить чистые колготки от всяких выделений своего «дружка» и не оставить никаких следов пребывания колготок на своём теле. От предвкушения чего-то приятного его член налился кровью и был тут же упакован в резинку.

Затем Вадим начал натягивать на себя эти классные колготки, которые совсем недавно надевал на Наташу. Закончив этот волнительный ритуал, Петрович критически осмотрел себя и остался доволен. Недовольным был его фаллос, оказавшийся не только в кондоме, но ещё и в нейлоне, и продолжавший стоять упрямым бугром под плотными «штанишками» колготок.

Размер был слегка великоват для Вадима, поэтому, чтобы обеспечить хорошее облегание ног эластичной тканью, пришлось натянуть резинку колготок повыше, почти до самой груди.

Он подошёл к зеркалу. Да, в этих колготках его ноги выглядели весьма пикантно, если не сказать больше.

Как обычно, при надевании женских колготок, на него накатила волна приятного волнения и возбуждения. Ему нравилось смотреть на себя. Он мог долго скользить ладонями по то гладкому, то шершавому, в зависимости от модели, но неизменно приятному нейлону на своих ногах. И волшебной музыкой звучал тихий шелест, создаваемый трением этих ладоней о чудесную ткань.

Петрович попытался подцепить подушечками пальцев и оттянуть от бедра невидимую ткань. Это никак не удавалось. Нейлон был очень плотно натянут и совершенно облегал ноги Вадима, что ему безумно нравилось.

Тут кто-то позвонил в дверь, испортив кайф на самом приятном месте. Вадим быстро надел спортивные штаны поверх колготок, носки и футболку. Пошёл открывать, с твёрдым намерением поскорее выпроводить визитёра и продолжить своё приятное времяпрепровождение.

Но это была Наташа.

 — Ты уже вернулась? Так быстро?

 — Да, всё отменили, класс послали в зубной. Я на минутку. Сегодня у подружки день рождения. Пришла за колготками. Девчонки увидят — от зависти лопнут.

Петрович понял, что он попал. И дёрнул его чёрт открывать дверь, не сняв с себя эти колготки! Ситуация была стрессовая!

 — Зайди, хоть, чай попей, — пытался оттянуть время Вадим, пока его мозг лихорадочно искал выход из этой идиотской ситуации.

Наталья, сняв шубу, прошла на кухню. Петрович, решив, что успеет, кинулся в спальню. Но это был не его день. Он успел только скинуть штаны с носками и взялся за резинку колготок, чтобы спустить их, когда дверь открылась и заглянула Наташа с бутербродом в руке:

 — Вадик, а завтра:

Картина, которую она увидела, наверно, потрясла её весьма сильно! Вадим стоял спиной к ней, держась за резинку, натянутых на него, колготок! Она лицезрела на Петровиче свои колготки, которые он сам ей подарил! Она видела, затянутую в нейлон, узкую попку и стройные ноги Петровича, по которым струился сексуальный шов! Было от чего прийти в смятение.

Что оставалось делать Вадиму? Он стянул с себя этот предмет женского туалета и надел штаны. Надо было как-то объяснить своё дикое поведение, но он и сам не понимал, какая сила неумолимо влекла его к колготкам. Наконец, он сказал:

 — Извини, Наташа. Что-то вдруг захотелось надеть их, посмотреть, как прикольно это будет выглядеть.

 — Ну, ты даёшь!

Попив чаю, Наталья засунула колготки в сумочку и ушла. Вадим в подавленном настроении пошёл в школу. Было ещё рано, но он решил прогуляться, чтобы развеяться и собраться с мыслями.

Он понимал, что после сегодняшнего Наталья вряд ли захочет продолжить отношения. А он уже стал привыкать к девушке. В постели они достигли определённой гармонии. И, что особенно ценно, Наташа не отказывалась надевать колготки для занятий любовью.

Давая урок, Вадим всё время возвращался мысленно к утреннему инциденту и гадал, как же теперь поведёт себя Наталья. Затем он весь оставшийся день ждал от неё каких-нибудь сигналов. Оставаться в неведении было невыносимо.

Вечером она не пришла и не позвонила, и Вадим решил, что всё закончилось. Но утром в школе она поздоровалась с ним, как ни в чём ни бывало, и сказала, что будет после пяти у него.

Вроде, всё вернулось в прежнее русло. Наташа приходила к нему вечерами, они занимались любовью, утром вместе шли в школу. Но что-то неуловимо изменилось. Исчезло прежнее доверие и открытость. Петрович, прежде чувствовавший себя в обществе Натальи легко и свободно, теперь был напряжён и боялся сделать что-нибудь не так. А тема колготок вообще оказалась закрытой, так как Вадим опасался окончательно испугать девушку своими фетишистскими устремлениями и жестоко подавлял в себе все нестандартные желания.

В результате, всё, что он мечтал проделать с Наташей в своих нейлоновых грёзах, оставалось лишь в его извращённом мозгу, а в жизни происходил традиционный секс, дававший Вадиму слишком мало удовлетворения и, потому довольно скоро превратившийся в однообразную, хотя и довольно приятную работу.

Так прошло два месяца, пока не закончилась практика у Наташи, и она не уехала домой, в Воркуту. Вернуться собиралась к сессии, уже в июне.

Расстались обыденно. Вадим посадил девушку на поезд, поцеловал на прощание, помахал ручкой. Вернувшись домой, испытал даже какое-то облегчение. Никаких особых чувств к Наташе он не испытывал, а потому начал тяготиться этой связью. А то, что приходилось постоянно скрывать от неё свой интерес к колготкам, приводило его при общении с ней в дискомфортное состояние.

Теперь же у него развязались руки для других контактов, о которых он размышлял уже четыре дня.

Четыре дня назад позвонила Таня и среди обычной болтовни о текущих новостях вдруг спросила:

 — Ты когда Свете позвонишь? Девушка уже устала ждать. А ты пропал куда-то с того дня. Подружку что ли завёл?

 — Света ждёт моего звонка?

 — Ну, да. Ты что, вскружил ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх