Маркиза Зад

Страница: 4 из 6

чо прям щас начинать-то?» — «А что ждать-то? Я ведь после работы... расслабиться хочется. Я и так уж долго жду...» Хуй с тобой, золотая моя рыбка, думаю. Сама попросила. Заебу тебя сейчас, ментовская сука, как Пол Пот Кампучию. Плакать будешь, паром ссать, а я не остановлюсь. Подсел я к ней и типа хотел начать, как обычно, по своей программе. Обнять ее хотел. Поцеловать. А она руку мою тут же скинула, посмотрела так на меня и говорит:"Нет! ты должен делать только то, что я тебе говорить буду... Понял?» — Я пожал плечами: «Ну тогда говори...» — «Встань на середину комнаты и раздевайся.» Я встал. Начал все с себя снимать. Джинсы снял. Футболку. Носки. А она все приговаривает: «Так! Так! Хорошо! Дальше!» и по буферам себя оглаживает. Ну я в трусах постоял, она: «Дальше!», я и их снял. Стою голый перед ней, не знаю куда руки деть."Подойди ко мне!» — приказывает. Ну подошел. Она хвать пятерней меня за яйца, хвать за ствол и щупает, и щупает, прям как помидоры на рынке, будто купить хочет. И пальцы цепкие такие, сильные...

Потом ноги попросила развести, их осмотрела, похлопала. Сзади: cпину потрогала, заcтавила ягодицы раздвинуть, за жопу пощипала. И все приговаривает: «Хорошо, хороший мальчик! Хорошо!» Почти, как врач. Осмотрела все и говорит:"Тебе помыться надо, у тебя от члена пиздой несет... и еще побриться...» — «Как побриться?» — «Везде побриться, у тебя волос слишком много на теле... А что не хочешь?» — «Да нет, нада так нада...» Пошел в ванную, намылился, стал мыться. А она там же стоит, смотрит. Надсмотрщица. Да еще командует: «Писку лучше мой, головку ее!» Потом дала мне пену и станок. Стал я бриться. Всю свою растительность под корешок извел: на груди, на руках, под мышками, на ногах, в жопе, на яйцах. На лобке очень жалко было, такой куст там рос, но пришлось. Потом еще разок намылился и ополоснулся. Выхожу из ванной, полотенцем вытираюсь. «Ну-ка, ну-ка!» — говорит Марианна. — «Дай я посмотрю на тебя!» — опять осматривает с головы до пят. А мне от ее осмотра даже как-то стеснительно становится, чувствую себя каким-то ощипанным бройлером или педиком. «Вот! Теперь ты настоящий мальчик. Хороший мальчик! Очень хороший. Знаешь, я тебе только еще одну вещь сказать забыла. Я буду тебя Сережей звать...» — «Почему... Сережей?» — «Я так хочу...» Я обнимаю ее:"Сережей так Сережей,» прижимаю к себе, целую. Она дается. Я лапаю ее, укладываю на диван, начинаю расстегивать китель (когда она наконец снимет этот ненавистный мне серо-мышиный пиджак). Но она опять убирает мои руки: «Нет! Нет! Не так!» — и начинает спихивать меня с себя вниз. — «Туда! Иди туда! Ты должен мне полизать!» Она задирает свою юбку и я вижу кудрявый лобок ее пизды, не прикрытый никакими трусами. Сняла уже что ли. «Я никогда не ношу трусы!» — будто читает она мои мысли. — «Давай лижи мне! Лижи пизду! Или не хочешь?» — заебала она этой своей присказкой. Все я хочу. Только бы вот не так, не по команде. Ну да ладно: играть так играть. М. В. раздвигает свои толстые ноги, показывает свою ментовскую пизду-длинный глубокий разрез между ног в обрамлении черных вьющихся волос, я наклоняюсь над ней и делаю первый проход языком вдоль борозды, снизу вверх, от дырки до клитора. Какое у нее тут все мясистое, как и сама хозяйка. А клитор вообще как виноградина. Делаю второй проход, третий.

Обласкиваю со всех сторон бугорок, залезаю языком во влагалище. И опять снизу-вверх, снизу-вверх. Смотрю из дыры потекло. Я хотел сунуть туда палец, но она откинула мою руку и опять скомандовала: «Без рук! Только языком!» Ну языком, так языком. Лижу ей дальше. Смотрю она подвывать начала, руками свои сиськи под ментовским кителем сжимает. Вой все сильнее и сильнее, прям как волчица. А я все лижу, лижу, лижу, лижу, лижу, лижу... И вдруг вой стих, она схватила мою голову руками, прижала ее к пизде, задергала задом, шумно задышала и наконец в голос заорала:"Ааааа! — аааа! — аааа! — Аааааааааааа!» Кончила! Слава яйцам, можно отдохнуть. Но не тут-то было. «Лижи еще! Долго лижи!» — И опять я за дело. Лижу-лижу лижу-лижу лижу-лижу лижу-лижу лижу-лижу лижу-лижу... уж не знаю сколько я пролизал, М. В. кончила второй раз. И опять:"Еще! Хочу еще!» А у меня уж язык сводит от трудов. Да и о себе позаботиться надо. Стал сам себе поддрачивать, а то вроде больше ничего и не предвидится... Лижу и дрочу, лижу и дрочу, лижу и дрочу... Тут она вдруг что-то прорюхала. Как вскочит:"У тебя руки где? Ты почему онанируешь? Тебе кто разрешал? Я же тебе сказала делать только то, что я скажу...» Это еще что-тут за выступления, думаю. Что я тут совсем раб что ли. На одну ее пизду ненасытную работать буду. Хотел ей сказать, а она смотрю шкаф открыла и достает оттуда широкий такой офицерский ремень. Бля! она ж садистка, чистой воды садистка. Мадам Жопа, Маркиза Зад. Как я раньше то не допер. Как мудак последний тут моюсь, бреюсь, лижу. Слушай ее больше, она еще и убьет ненароком. «Иди ты говорю на хуй со своими играми! Мальчика нашла! Не хочу я в это играть! В пизду! Ухожу я!» — а она:"Если ты уйдешь, то машину свою можешь сразу продать! Продать и забыть! Прав ты уже никогда не увидишь!» И ремешком так помахивает. Я задумался. Во попал. Чо теперь делать-то. «А если я останусь, ты меня и вправду что ли пороть будешь?» — «Но ведь ты же провинился! Ведешь себя из рук вон... Да за это любая нормальная мать выпорет...» — «Но ты ж мне не мать...» — «Я лучше матери. Твоя вот, тебе когда нибудь разрешала свою киску трогать? А я разрешаю. А если надо, то наказываю... Не бойся, от этого еще никто не умирал.»

В общем делать нечего, я совсем запутался, что лучше, что хуже для меня и решил смириться со своей участью. Уж как пошло все, так все пускай и идет. Встал я, как Маркиза эта гребанная приказала, раком, отлупила она меня, как двоечника какого-то, по жопе ремнем. Собственные родители меня никогда не пороли, поэтому я к таким экзекуциям совсем не привычен. Еле вытерпел, чтоб не заорать. Терпел, до крови закусив губу. А потом я опять лизал ей не знамо-сколько времени, а она все кончала и кончала. Я уж думал, что это не кончится никогда, что я до конца жизни теперь буду лизать ее проклятый клитор, но тут она приподнялась и села на диван. Насытилась что ли. Наконец-то. «Ну, молодец! молодец!» — похлопала она меня по щекам. — «Хороший мальчик! Ты хорошо все делал и теперь можешь кончить сам! Разрешаю тебе подрочить!» Вот спасибо, а я уж и не думал, а я уж и не ждал. Спасибо Вам, Мадам Жопа, Маркиза Зад, за заботу. Большое спасибо. Но сдрочить все таки не мешает. То ли от порки, кровь прилила к тазу, то ли от этой какой-то невиданной доселе мной новизны, так хотелось сдрочнуть. Просто сил терпеть уже не было. И я привычно заработал руками. А Марианна встала, скинула юбку и осталась лишь в кителе и черных чулках на резинках. В углу стояли ее туфли на небольшой шпильке. Она одела их и снова направилась ко мне. Что ты там, Задница, еще задумала. «Раздвинь ноги!» — приказала она. Я раздвинул и тут же получил сильный удар ногой по яйцам. У меня аж шары на лоб вылезли. «Да ты што? Мммм! Cовсем... мммм!» — заорал и застонал я. А она как-ни в чем ни бывало наступила ногой на мои яйца и процедила сквозь зубы: «Дрочи недоносок!» Мне стало страшно. Яйца самое ценное что у меня есть. Яйца и пенис. Одно ее неверное движение и я останусь с одним пенисом, именно пенисом, а хуем это уже не назовешь. Только бы ее не замкнуло... у ненормальных такое бывает... С испугу я задрочил быстро-быстро и, о чудо! боль в яйцах тут же стихла и постепенно перешла в нарастающую ломоту. Щас кончу, щас кончу, ох как я сейчас кончу. В глазах пошли розовые круги, онемел живот, ноги, руки. Я не чувствовал уже своего тела, оно превратилось в один сплошной Пенис...

Маркиза чуть надавила на яйца носком туфли, мой страх стать кастратом перерос в настоящий ужас, а ужас перерос в такой Оргазм, сильнее которого наверное только Смерть. У меня было полное ощущение того, что яйца лопнули. Лопнули, выплеснув из себя столько семени, что из него можно было ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх