Маркиза Зад

Страница: 5 из 6

бы нарожать еще миллиард таких же планет, как наша. Если обычно оргазм у меня длится пять-десять секунд, то сейчас я кайфовал почти пол-минуты. Поток отборной густой белой спермы порция за порцией, не останавливаясь, продолжал выплескиваться из отверстия в моем конце. Сначала я стонал, потом стал плакать, потом просто рыдать, потом продолжающее блаженство стало невыносимым — я закричал и упал, потеряв сознание... Очнулся я от отвратительного резкого запаха: Марианна совала мне под нос ватку с нашатырным спиртом. Я заморщился, замотал головой, она убрала ватку и пару раз сильно хлопнула меня по щеке. «Это еще, что за номера,» — опять услышал ее командный голос. — «Мне мертвяки здесь не нужны! Давай, Сережа, вставай!» — «Какой еще такой Сережа, она еще и Сережу позвала? На хуя нам Сережа?» — с трудом пробивались мысли в моей голове. «Ах да! Это ж я-Сережа! Кто ж такой этот Сережа?» Я с трудом поднялся, сел на диван. «Давай, давай! Приходи в себя! Сейчас ужинать будем! Надо было сначала, да уж что уж теперь... Слабоват ты немного, надо подкормить!» Она ушла на кухню. «А вдруг она меня съест?» — вдруг задался я чумовым вопросом. — «А что? Ей ведь раз плюнуть. Съест и косточек не останется. Баба Яга. Нет, как там я ее назвал? Маркиза Зад, Мама Жопа! Вот попал! Настоящая жопа! Драть нужно отсюда, хрен с ними с правами, с машинами, живым бы остаться...» Я, шатаясь, кинулся в корридор, к выходной двери. Непослушные пальцы никак не могли нащупать замок. Да где ж он?"Ты прогуляться что ли собрался?» — металлом прозвучало за спиной. — «Прям так, голый и пойдешь? Что ты там ковыряешься. Ты что, Сережа, не знаешь, что я всегда запираю дверь на замок, и ключ всегда у меня? Тебе открыть?» — «Нет, мама! Нет! Не надо! Я просто ошибся дверью!» — залепетал я, неправдоподобно соврав, — «Я в туалет хочу! Пописать!» — «Ну так иди писай, раз хочешь... А потом я пописаю!!! Только дверь не запирать!»

Я пошел в туалет, долго пыжился и все-таки выкапал из себя пару капель мочи. Откуда ей взяться-то. Второй день тружусь, как приговоренный, организм уж весь обезвожен. Включил кран, начал плескать в лицо ледяную воду. Вода, вода, подружка моя! Помоги мне и моей беде... И вода помогла — я хоть немного пришел в себя. Смотрю на себя в зеркало и думаю:"Что это со мной? Чуть крыша не съехала... Ты ж мужик. И не Сережа какой-то, а Илья. В честь пророка названый. Возьми себя в руки. Ну поиграет еще старая балалайка и затихнет. Ты ж мужик, ты сильнее. Ничего она тебе не сделает... Главное головы не теряй» С этими мыслями я вышел на кухню. На столе дымился, только что разогретый ужин: жареная картошка с котлетами. Там же стояли тарелки с кукурузным салатом, колбаской, сыром и моя недопитая бутылка коньяка."Садись давай! Ешь! Разливай!» — раздался очередной приказ мамы Жопы. Я сел, она тоже. Разлил. Выпили. Закусили. Я навалился на картошку. Вкусно! Господи, хоть говно жрать не заставляет, хоть готовить умеет. И на том спасибо. Я оторвался от еды и посмотрел на Марианну. Она была все в том же садистком наряде-в милицейском кителе и в чулках без трусов. «Ты... Вы... Вы в этом костюмчике и спать ляжете?» — попытался я пошутить. Она перестала жевать и медленно подняла свой взгляд на меня. Тяжелый такой взгляд! Бля! опять не то сказал. Щас накажет. Но она что-то сдержалась. «Для сна у меня есть другой костюмчик. И вообще у меня много чего есть. А не раздеваюсь я только за тем, чтобы ты не забывал кто я, и кто ты!» — «А я и не забываю!» — «Вот и не забывай!» Я опять уткнулся в тарелку. «Сука!» Доедали молча. Запив ужин «Пепси-колой», я встал и хотел выйти. «Сережа! Ты забыл что-то сказать!» — я забыл? я ничего не хотел! ах да! — «Да извини, мама! Спасибо!» — спасибо, что говном не накормила. Оказавшись в комнате, я потянулся. Долго, интересно, она еще собирается меня мучить. На улице уже стемнело. Скоро спать пора. Я потянулся. В зеркале серванта увидел свое отражение. Свое голое бритое отражение. Ну чисто педик! Что, интересно, она еще придумает? Прилег на диван, включил телек, пощелкал программы. Хуйня одна! Остановился на новостях.

Ничего там больше не взорвали? А то опять попаду под горячую руку, благо милиция рядом вон, в соседней комнате. Вроде все тихо. В Багдаде все спокойно! Пушкинскую только все показывают. Вот не понимаю я этого телевидения. Ну ладно я циник, но я ж не вещаю на 200 миллионов человек. А эти в сотый раз уже показывают эти голые обгорелые трупы. Бабу, которая голая раком стоит в разрушенном киоске. Даже меня коробит. Ведь эта баба поди чья-то мать или дочь. Поди, заебись им это смотреть. А эти смакуют и смакуют. Вот из-за такого-то телевидения и появляются потом такие-вот Маркизы Зад или ваще Чикатилы какие-нибудь. «Что нравится?» — раздался надо мной голос Марианны. Легка на помине. Подкралась, ведьма..."Нет не нравится! Совсем не нравится! А тебе?» — «Да я и не такое видела! Привыкла уже!» Она села рядом на диван, вытащила заколки из волос, сняла шиньон. Волосы раскидались по плечам. У меня что-то защемило в груди. И все таки она баба, с придурью, но баба! И со спины на мать мою так похожа! Я подполз к ней, положил голову на колени, ее руки стали перебирать мои волосы. Я закрыл глаза. Как в детстве — мать гладит, а ты все боишься, что она перестанет. И сейчас так же. Марианна все перебирала и перебирала мои волосы, а я блаженствовал и боялся одновременно. И не зря..."Ну что поиграем еще немного?» — закончила минуту нечаянной нежности Маркиза... — «Что опять лизать? У меня уже язык сводит от этого. А чо, палку ты совсем не принимаешь?» — «Ну почему же! Я очень даже палочку люблю! В палочку, значит, поиграть хочешь! Ну давай, давай! Вот только, где она у меня...» Она отодвинула мою голову, встала и опять полезла в шкаф. Я обеспокоенно следил за ней. Что ей еще нада-то. Моя палочка всегда, слава богу со мной. «А! Вот она! Нашла!» — воскликнула Марианна и повернулась ко мне. В руке она держала полосатый гаишный жезл. «Ты что, хочешь, чтобы я тебя трахнул этой палкой?» — «А что? Ты имеешь что-то против? Мне эта палочка очень нравится! Она, кажется побольше твоей будет-и потолще, и подлиннее! Если хочешь знать, мой покойный муж, тоже гаишник был, меня этой палкой девственности лишил. В первую брачную ночь.

Он так напился на свадьбе, что у него не стоял. Ну он и воспользовался своей палочкой-выручалочкой. Волшебной палочкой! Да и потом она его не раз выручала, а я как-то к ней привыкла. Ну что поковыряешь мою дырочку.» — «Раз тебе так нравится, то давай!» — «Тебе тоже еще понравится!!!» Марианна села в кресло и задрала ноги на его подлокотники, раздвинула руками свою пизду. Дырка зазияла своей чернотой. «Давай! Суй!» Я опустился перед ней на колени, взял с ее половых губ немного смазки, натер ею жезл и осторожно ввел его кончик в ее влагалище. Она захрипела:"Дальше!» Я задвинул палку на одно ее полосатое деление. «Еще дальше!» Еще одно деление, белая полоска, скрылось в пизде. «Еще!» Еще одно, теперь черная полоска..."Еще!!!» Еще... «Хватит!!!» — закричала Маркиза. «Аааа?!!!» — подумали русские мужики, это я то есть."А я то уж думал, что у тебя пизда без дна! Одна большая пизда во все тело! Хватит? Не... я только начал!» Взялся я поудобней за жезл, да покрепче и как давай ее ширять: вытащу его и со всей дури обратно, вытащу и обратно, вытащу и обратно... И покручу еще, как буром, и покручу, и покручу... И опять ширять: и прямо, и влево, и вправо... Как же она рыдала, как орала... Слезы градом текли по щекам... И опять все кончает и кончает, кончает и кончает. У меня аж рука устала. Сначала язык, теперь вот рука! Вытащил я жезл, кинул его на пол, сам стою, отдышаться не могу, будто десять километров, не останавливаясь, пробежал. А этой хоть бы что... Вытерла лицо от слез платочком и встает..."Теперь,» — говорит, — «Твоя очередь!» Меня прям затрясло. Шо? Шо я слышу? Меня в жопу ебать хотят? Как педика какого-то? Совсем что ли охуела! Я ж не дамся! Я ж ягодицы то сожму! А она берет жезл и бросает мне голосом, не терпящим возражений:...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх