Meine liebe Mutter

Страница: 2 из 3

первые места на школьных выставках, а годам к пятнадцати за сделанные им снимки он стал получать первые деньги — это произошло после того, как он отослал несколько самых удачных в пару газет и журналов. Впрочем, само по себе это банальное занятие не было бы столь увлекательным, если бы с тринадцати лет Джордж не начал фотографировать мать.

Поначалу она отнеслась к этой затее скептически, но затем привыкла, и ей даже стало льстить, что собственный сын уделяет ей столько внимания. Большинство фотографий были совсем банальными: типа «в кругу родственников», но некоторые были более откровенными. Например, серия снимков, запечатлевшая мать в разных комбинациях нижнего белья. Или мать в мини-юбке и в туфлях на высоких каблуках. Отдыхающая, привычно закинувшая ногу на спинку дивана: И многое другое.

Мать, однако продолжала громыхать сковородками в нижнем отсеке плиты. И хотя она могла присесть на корточки, она наоборот, еще больше наклонилась. Теперь из под кромки халатика отчетливо проглядывали тонкие ажурные трусики. Мысль буквально штурмом ворвалась в голову Сергея. Это было так и неожиданно, но с первого взгляда логично, что даже не хотелось этому верить.

« Она знает, что я у нее за спиной. Но продолжает стоять в такой позе. Зачем?» И если бы не излишняя перевозбужденность, которая одолевала Сергея с того момента, когда он утром вошел в комнату матери, он вряд ли сделал бы это. Но сейчас мозг был отключен, и в дело вступили инстинкты и чувства — древние как Земля, и властные, как старинные языческие боги.

Сергей на автомате встал со стула, сделал два шага к наклонившейся вперед фигуре и неожиданно сам для себя положил руки на талию матери. Затем они заскользили выше, пока не нащупали мягкие и сочные полушария грудей. Торчащий как столб в домашних трениках член, уткнулся в обтянутую синей материей задницу.

 — — Сергей, ты что? Совсем с ума сошел? — попыталась оттолкнуть Джорджа мать. Однако сделала она это как-то не очень активно. Даже наоборот — ее тело слегка выгнулось под давлением пальцев сына, одна рука которого уже сместилась чуть ниже живота. Каким-то пятым чувством поняв, что никакого отпора мать не собирается оказывать, несмотря на ее возгласы, Сергей стал действовать активней. Его руки проникли глубоко под халат матери и вот, оно!

Пальцы Джорджа прошлись по чудесным шелковистым волосам лобка и он погрузил их во влажную щель половых органов. С каждой секундой Сергей учащал движения своих рук и мать, отбросив томной рукой прядь рыжих волос с лица, громко застонала. Ее стоны становились все громче и громче и наконец она стала изгибать свое тело в такт движениям рук сына.

 — — Поглубже... — страстно прошептала мать, и Сергей, пыхтя от усилий опустился на колени перед матерью и потянул прозрачные трусики вниз. Мать, повернувшись лицом к сыну и опершись на кухонную стойку, грациозно, как лань, переступила ногами и трусики с влажным пятном на них красиво спустились с ее стройных, несколько полных в ляжках ног на пол.

Затем Сергей, стараясь почему-то не смотреть матери в лицо, поднял полы легкого халатика и прильнул лицом к темнеющему на фоне загорелого тела, чуть ниже подтянутого живота, треугольнику волос. Язык нащупал набухшие от возбуждения половые губы и теплую, сочащуюся влагой щель между ними. Мать снова застонала — на этот раз гораздо громче, и запустила пальцы в спутанную шевелюру волос Джорджа.

 — — Давай, давай, поглубже, — глуховато простонала она. Руками она стала задавать Сергею ритм, двигая его голову то вверх, то вниз. Язык Сергея проник глубоко внутрь пылающего страстью отверстия, и каждое его движение вызывало бурную реакцию матери — она крутила бедрами, которые властно обнимали руки сына, стонала, изгибалась телом.

Это длилось достаточно долго, пока мать неожиданно оторвала голову сына от своей вагины и задрала ее вверх. В лицо Джорджу брызнули два зеленоватых огонька, плескавшихся в море глаз матери. Они манили, просили, они приказывали...

 — — Дорогой, давай я тоже тебе помогу... — с хрипотцой произнесла мать. Она наклонилась и нежно, в долгий засос поцеловала сына в губы. Ее язычок ворвался в рот Джорджа и прошелся по внутренней стороне щеки.

 — — Ну почему так поздно! — возникло в голове у Сергея, но мысль исчезла быстрее, чем пришла. Его руки нежно гладили бедра и ноги матери, а два пальца большой руки он ввел ей в пизду и начал энергично ими двигать. Мать, отталкиваясь телом от стойки помогала сыну. Затем она опустилась на колени и Сергей вынужден был невольно встать.

Ее теплые и нежные руки пробежались по штанам сына и через какое-то мгновение он уже оказался со спущенными трусами. Жар материнских рук, нежно ласкавших член сына, привел Сергея в какое-то странное состояние полного блаженства и кайфа, равного которого он никогда еще не испытывал.

Губы матери сомкнулись на головке его члени и она, усердно помогая себе руками, стала насаживаться на фаллос Джорджа. Заведя руки за уши матери, Сергей начал управлять этим процессом, задавая ей определенный ритм. Бурное дыхание матери, сопровождающееся почмокиванием, прерывалось стонами Джорджа, который был уже на грани блаженства. Освободив ротовую полость от груза мощного, обвитого венами, как дерево в джунглях лианами, члена, мать обеими руками начала его дрочить. Она сидела на корточках, и халатик никак не прикрывал крепких, загорелых ног... Потом мать снова взяла в рот и член Сергея начал пульсировать в такт ласкам губ матери.

Издав глубокий стон, Сергей начал продвигать член в рот матери. Фактически он ее трахал — только в рот. Пальцы матери мяли его яички и раздувшись на мгновение как пожарный шланг в момент подачи воды, член Сергея выплеснул в рот матери водопад густой и жирной как сметана спермы...

3.

Подождав, пока мать не вышла из ванной, Сергей властным рывком привлек ее к себе и его губы впились в ее рот. Тонкий, игривый язычок порхал у него во рту, а его язык грубо и упрямо долбил ротовую полость матери. Их ласки, перемежающиеся стонами и чмоканьем продолжались несколько минут. Затем мать легонько оттолкнула Джорджа и сказала:

 — — Ты, наверно, голоден, милый? Пойдем на кухню, яичница и кофе уже готовы.

Сергей покорно последовал за ней. На кухне мать быстро разложила завтрак по тарелкам и они с удовольствием принялись его уплетать. Уже отхлебывая кофе из своей любимой красной чашки, мать прищурилась и произнесла:

 — — Я не ожидала от тебя такого! Что будет, если отец узнает?

 — — Мам, — возмутился Джордж, — ну как он узнает? Я ему ничего рассказывать не буду. Да и ты этого делать не будешь, верно?

Мать кивнула головой в знак согласия.

 — — Ну вот, — продолжил он. — А чего тогда бояться? Пока его нет, мы с тобой...

 — — Ты хочешь, чтобы я с тобой и дальше продолжала заниматься любовью?

Вместо ответа Сергей опустился на колени перед матерью, ласково обнял ее ноги, задрав халатик до уровня бедер, начал нежно и аккуратно ласкать шелковистую кожу.

 — — Ты, понимаешь Сергей, что это плохо? — более резко спросила его мать. Впрочем, она так и не сделала попытки отстраниться от ласк сына. Джордж почувствовал это сразу.

 — — Как там — снявши голову — по волосам не плачут, да? Ну так в чем же дело?

 — — Ну нельзя же, глупенький, заниматься любовью с мамой... — попыталась мягко возразить мать.

 — — Почему? Что здесь такого плохого? — искренне удивился Сергей. — Ты красивая женщина, молодая — тебе только 34 года, да вообще — когда ты идешь по улице, почти все мужики на тебя заглядываются!

 — — Дело не в этом, — отпив кофе, сказала мать. — Спасибо за комплимент,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх