Терри

Страница: 1 из 8

 — Педерасты, педерасты, — кричал попугай Джона Сильвера. — Пиастры, — недовольно поправлял его пират. Но птица не унималась. Шутка юмора Глава 1

 — Давай, Терри, ведь ты знаешь, что хочешь этого.

Дженни была возбуждена до крайности. Она сидела на краю постели и ждала, когда я приму решение.

 — Дженни, извини, не могу.

 — А почему, — недоуменно спросила она. — Это же прекрасная возможность. Моя мама вернется только в воскресенье днем.

Все так хорошо начиналось, и вот итог: Моя лучшая подруга хотела, чтобы я занялся с ней сексом. Мы с Дженни знали друг друга с четырех лет, вместе ходили в детский сад и в школу. В этом году мы стали старшеклассниками, и наша дружба только укрепилась. Мы проводили большую часть дня вместе, помогая, друг другу справляться с возросшей нагрузкой. Все было просто прекрасно, и вот теперь я столкнулся с проблемой, которую не знал, как решить.

 — Дженни, пожалуйста, я не могу

 — Терри, ты мой лучший друг, — сказала она, — И я хочу, чтобы ты был у меня первым. Все парни, которых я знаю, полные дебилы, и меня мутит при одной мысли о них.

Дженни встала и сняла блузку. Под ней оказался симпатичный голубенький лифчик, высоко поднимающий грудь. Она завела руки за спину и расстегнула его. Груди у нее были не таким уж большими, однако, набухшие соски казались просто громадными. Сняв шорты и трусы, Дженни осталась полностью обнаженной. Впервые с тех пор как мы вместе мылись в детстве, я увидел ее писю. Я смотрел на ее тело, и мысли мои принимали совсем не то направление, которое бы мне хотелось. Последний раз я думал о чем-то подобном в возрасте десяти лет. И мне совсем не хотелось снова переживать это.

Понимаете, я не мог заняться с Дженифер сексом потому, что меня совсем не привлекали девушки. Я никому не говорил об этом, поскольку боялся. Мы живем в маленьком городке на Среднем Западе, и люди у нас крайне консервативны. Если узнают, что я — голубой, то меня, возможно, изобьют или, вообще, убьют. До сего момента я успешно скрывал свою гомосексуальность, но, похоже, моему секрету пришел конец.

 — Терри, пожалуйста, возьми меня, — не отставала она. — Ты должен сделать это.

Ее голос изменился, в нем теперь слышались нотки отчаяния. Возбужденная улыбка уступила место слезам.

 — Дженни, — взмолился я, — почему ты выбрала именно меня? Мы с тобой друзья, и я вовсе не хочу становиться твоим любовником.

 — Как ты не понимаешь, Терри, — ты мой лучший друг, и мне нужна твоя помощь.

 — Помощь, — переспросил я, — как же я могу тебе помочь?

Слезы градом катились у нее из глаз. Я сел на кровать и обнял Дженни. Мы сидели, прижавшись, друг к другу несколько минут, не проронив ни слова, а Дженни все плакала и плакала. Мы так тесно прижались друг к другу, что я на мгновение подумал, что ее груди — мои. Это было восхитительно, мне жутко хотелось иметь такие же грудки как у Дженни. Однако моя подруга нуждалась в поддержке, и я выкинул всю эту ерунду из головы.

 — Что с тобой стряслось, Дженни? — спросил я, крепче обнимая ее.

 — О Боже, Терри, — она не переставала плакать, — Я не могу тебе этого сказать. Пожалуйста, не спрашивай, просто трахни меня и все. Неужели, это так трудно?

 — Дженни, не проси меня. Я не могу.

 — Почему? Ты что гомик?

Ну, вот он и настал — момент истины. В животе у меня заурчало от страха, к горлу подступил ком. Поцеловав ее в лоб, я внимательно посмотрел в ее заплаканные глаза и сказал:

 — Да, Дженни, я не могу трахнуть тебя потому, что гей.

 — Серьезно? — удивилась она. — Ты меня не обманываешь?

 — Да, это правда. Я понял это три года назад, и мне очень жаль, что не сказал тебе раньше. Но я очень боялся.

 — Терри, ты мне как брат, почему ты боялся рассказать мне об этом?

 — Не знаю, — ответил я. — Я очень хотел, но никак не мог себя заставить.

 — Милый, нет ничего страшного в том, что ты мне сказал. Меня вовсе не заботит твоя сексуальная жизнь. Я буду любить тебя таким, какой ты есть.

Она прижалась ко мне, и я, переизбытка чувств, заплакал, уткнувшись в ее груди. Они были просто великолепны, я взял одну в руку и стал слегка поглаживать ее.

 — Ух ты, а ведь приятно. Слушай, а ты уверен, что голубой. Поскольку, похоже, тебе нравится моя грудь.

 — Да, это точно. Кстати, я хочу тебе кое-что показать. Но, сначала отвернись.

Она повернулась ко мне спиной, я встал с постели, снял рубашку и брюки и остался в бледно-лиловом лифчике и трусиках того же цвета. Под одеждой я носил женское нижнее белье. Волосы, собранные в «понитейл», я распустил по плечам. Потом посмотрел в большое зеркало, висящее на стене, и остался доволен увиденным — симпатичная пятнадцатилетняя девочка в трусиках и лифчике.

 — О'кей, — сказал я, — Поворачивайся.

Когда Дженни обернулась, она сначала жутко изумилась, но, потом, расплылась в широкой улыбке.

 — Бог мой, Терри, ты прекрасен.

Спрыгнув с постели, она обняла меня и сказала:

 — Мне очень приятно, что ты именно мне рассказал об этом. Я себя чувствую так, словно ты — моя сестра.

 — О Дженни, я всегда хотел, чтобы мы были сестрами. Даже, когда я был слишком мал, чтобы понять, что мне нравятся мужчины, то всегда хотел стать девочкой. Когда я видел тебя во всех этих прекрасных платьях, то мечтал одеваться как ты. Мне так этого хотелось, что я, бывало, плакал по ночам.

 — Терри, мне так жаль. Если бы я только знала.

Она снова обняла меня, и мы сели на постель. Дженни все еще была обнаженной, и я впервые смог как следует разглядеть ее вагину. Она была очень и очень миленькой. Волосы на лобке были выбриты в форме буквы «v», с губок она или сбрила волоски, или удалила их воском.

 — Дженни, у тебя такая красивая пися. Жаль, что у меня такой нет.

 — Ага, и все мои проблемы из-за нее, — ответила Дженни.

 — Ой, нет, не уверен, что хочу услышать об этом.

 — Терри, пожалуйста, не сердись на меня, — она снова заплакала.

 — Я никогда на тебя не рассержусь, мы же сестры, помнишь.

 — Да, да, и я очень люблю свою новую сестренку.

 — Отлично, тогда давай поболтаем о своем, о девичьем, что же все-таки беспокоит тебя, — предложил я.

 — Как здорово, Терри, — обрадовалась она. — Я словно действительно сижу и разговариваю с другой девочкой.

 — Так и есть, Дженни. Впервые в жизни, я чувствую себя девушкой, и мне это жутко нравится.

 — Ты такой женственный. На вид ты не больше парень, чем я.

Она поправила мой лифчик и сказала:

 — Знаешь, подруга, что тебе нужно? Груди. Оставайся здесь, я сейчас вернусь.

Она пошла в кладовку, долго рылась там в каких-то коробках, и, наконец, гордо заявила, что нашла все необходимое.

 — А теперь, Терри, — заявила Дженни, — Закрой глаза и не подсматривай.

Я зажмурился и стал ждать сюрприза, который она мне приготовила. Вскоре я почувствовал, как Дженни что-то засовывает мне в лифчик. Что бы это ни было, но моя грудь определенно потяжелела.

 — Встань с постели, но, не открывая глаза, пока я не скажу, — возбужденно сказала она.

Дженни вытащила меня на середину комнаты и развернула к себе лицом. Мне не терпелось посмотреть, что же она со мной сделала. Я чуть приоткрыл глаза, но Дженни одернула меня, и пришлось снова зажмуриться....

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх