Каникулы в Калифорнии

Страница: 3 из 6

зад и бедра, своей щелью о ее щель. Она была словно бешеная, и так двигала Лили, словно имела дело с парнем, стонала в экстазе, пытаясь оторвать Лили от Чета и взять ее себе. Ее клитор скользил между складками вагины Лили. Выбрав удобное положение, она начала делать круговые движения своим телом по заду подруги. Схватив обеими руками две половинки и раздвинув как можно шире, она пыталась попасть своим клитором в анус Лили. Наконец ей удалось попасть прямо в центр сфинктера. Лили завыла от наслаждения. Она чувствовала, что вагина Джейн плотно прижата к ее вагине, что крепкая, липкая палочка входит в нее, и это вызывало в ней ощущении необычайного удовольствия. Она подняла голову от члена Чета, выпустив его, затем взяла рукой у основания, с удовлетворением ощущая, как он твердеет. Каждый вздох Чета, каждое движение его, передавало, как он возбужден. Схватив головку члена губами она сосала ее, трогая маленькое отверстие языком, пытаясь сделать его пошире, чтобы открыть канал для этого необычайного сока, во вкусе которого она уже стала разбираться. Эти легкие касания языком, щекотание самого кончика, сначала вызвали появления нескольких капель, которые она слизнула, дрожа от удовольствия, а затем, сложив свои губы трубочкой, она стала медленно втягивать головку через гладкое плотное кольцо, а затем впустила его на всю длину, натягивая кожу снизу, и водя обнаженной головкой внутри рта, чуть ли не заглатывая его.

Возбуждение Чета достигло предела. Он застонал, и чуть не задыхаясь, разразился горячей струей. Лили почувствовала, что этот поток впрыснулся ей прямо в глотку. Глотая его, она чуть не захлебнулась. На стоны и вздохи Чета Джейн усилила свои движения, не давая Лили повернуться и изменить позу бедер, энергично работая, ни на дюйм не отходя от ее тела. Все крепче и крепче ствол члена стал выходить изо рта Лили. Просунув руку между бедер Лили, Джейн положила палец на ее клитор и начала энергично тереть его. От боли Лили закусила губы. Однако, новая волна удовольствия поднялась в ней и ее вагина то раскрывалась, то закрывалась под судорожными движениями пальцев Джейн, а анус дергался и сжимался, принимая в себя маленькую шишку. И вскоре обе девушки остановились и замерли, испытывая нарастающий и приближающийся миг оргазма. Чет, растянувшись в изнеможении и полностью удовлетворенный, отчетливо увидел наступление высшей точки экстаза.

После того, как Чет ушел и они немного выспались, Лили рассказала о Курте Томмини, впервые она обнаружила, что у Жаннет изменилась точка зрения о сексе.

 — Я не могу этого объяснить, — сказала Джейн, но были минуты, когда ты наслаждалась с Четом, и я тоже хотела его.

И она посвятила Лили во все подробности того, что было у нее с Сольбергом прошлой ночью, как она сама чувствовала, что готова отдаться. Конечно, она могла остановиться под конец, испытав острое ощущение того, что она поняла, как может быть приятен мужчина. Это понравилось ей.

 — Но, ты все еще осталась девушкой?

 — Если так можно сказать, — Улыбнулась Джейн, Уже многие мужчины пытались овладеть мной, не получив желаемого. Они приходили в бешенство и отчаянно ругались, но я не уступила и осталась нетронутой. А стоит ли этим хвастаться? Я думаю, если завтра Чет разденется догола, он сможет делать со мной, что хочет, едва поманив меня пальцем

 — Послушай, Джейн, а что ты думаешь о предложении Томмини?

 — Эти штучки в их стиле. Дай мне подумать. Честно говоря, это может быть и неплохо.

 — Курт сказал, что все проделывается в масках, никто не знает, что за люди окружают тебя, и с кем он имеет дело. Он сказал, что об этом будет знать только он один. Он бросил интересную фразу: «девственница может узнать там о сексе за одну ночь, больше, чем за всю жизнь». За одну ночь! Что ты думаешь об этом, Джейн?

 — Тут можно влипнуть в историю. Я полагаю, что ты знаешь о чем говорила.

 — Слушай, я не думаю, что все это так уж страшно. К тебе там должны отнестись ласково, не сделают же тебе плохо. Жаннет раздумывала несколько минут, но, постепенно, откинув некоторые сомнения, пришла к решительному выводу, вернувшись из состояния тягостного раздумья к прежнему веселому настроению.

 — Ну, хорошо, — сказала она, — будь что будет.

На следующей неделе, как и обещал Томмини, он позвонил Лили. Когда она взяла трубку, он спросил: «Вы одна? Можете говорить?»

 — Да, все в порядке.

 — Я надеюсь, вы помните об организации, о которои мы беседовали? так вот, могли бы вы провести там предстоящую ночь? Что вы думаете по этому поводу?

 — Да, но произведет ли это на меня сильное впечатление?

 — Чересчур сильное, — Он рассмеялся в трубку, — А, как насчет вашей Джейн? Она тоже решилась пойти? Ну и чудесно. А, теперь послушайте внимательно. Моя секретарша, мисс Джордж, позвонит вам в восемь тридцать. Прошу меня простить, я не могу сделать это сам, поскольку я один из официальных лиц организации. Мы увидимся там позже. Во всяком случае, мисс Джордж надежный человек. Вы сделайте спокойно все, что она укажет, и все будет в порядке. Правда, она довольно-таки рутинный человек, но вы не обращайте на это внимания. Она объяснит вам где и когда мы встретимся. Все ясно?

 — Вполне, — ответила Лили.

 — И так, мы встретимся в ночь с субботы на воскресенье, а затем...

Он бросил трубку, прежде чем она успела что-либо сказать. Точно в восемь тридцать секретарша Томмини подъехала к дому в скромном, но комфортабельном «Форде», с поднятым верхом. Это был тип матроны среднего возраста, в темном платье и со старомодной прической. Когда они повернули на юг, вдоль берега, она спокойно проинструктировала их, как напутствуют свою первую дочь, идущую на свидание.

 — Пусть ничто из того, что будет в эту ночь, не шокирует вас, никакой акт, никакой ритуал. — Прежде, чем вы присоединитесь к остальным, вас будут испытывать, будут определять ваши собственные наклонности. Теперь о той процедуре, которая начнется как только вы прибудете. Конечно, вам завяжут глаза и проведут в помещение, где одеваются. Повязку снимут. Там вы обе вымоетесь и оденетесь с головою в балахон. Первое и самое строгое правило — Не открывать головы в течение всей церемонии. Ваше имя не должно быть известно никому из присутствующих, а по окончанию, вы снова придете в это помещение, где мы с вами встретимся. Есть ли у вас какие-нибудь вопросы?

Девушки молчали. Мисс Джордж повернула на верхнюю дорогу и остановилась.

 — Здесь я должна завязать вам глаза, — сказала она несколько извиняющимся голосом. Она достала из сумочки две повязки: белую и черную.

 — Кто из вас девственница?

Жаннет покраснела, — это я, — она взяла белую и улыбнулась секретарше. Прошло примерно полчаса, прежде, чем машина остановилась. Ничего не было слышно. Лили почувствовала, что за ними кто-то наблюдает. Их повели по лестнице и ввели в какой-то зал, затем они прошли много лестниц, поворотов, открывающихся и закрывающихся дверей. Наконец повязки с них сняли. В помещении с ними находились двое, оба с головы до ног закутанные в черное. Девушкам было вручено по платью, а затем фигуры в черном проводили их до дверей и пригласили войти.

 — Бррр... Ну и холод. Я чувствую, меня как будто вводят в мавзолеи. посмотри, как кругом.

Это было склепоподобное из серого камня, с падающим откуда-то светом, но с кондиционированием воздуха.

 — Если ты меня спросишь, Жаннет, то я скажу, пожалуй, что здесь не хуже, чем в «люксовском» отеле.

Они разделись и прошли в комнату с надписью «'душевая'». Стены и пол были украшены изразцами, на потолке поблескивало большое античное зеркало подпирающие свод колонны, были покрашены в золотой ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх