Каникулы в Калифорнии

Страница: 5 из 6

без прямого тесного контакта; однако здесь, именно, контакт тел.

Как куклы, люди принялись скакать, подпрыгивать, смеяться, пытаться произносить какие-то нечленораздельные звуки, прятаться друг от друга, прижиматься... Дикое зрелище. Разрастающее сексуальное бешенство. Испытывая странную смесь всяких чувств: от сладостности, до отвращения, Лили ощутила, как мужской член крепко и мощно упирается в нее сзади, в складки между полушариями. Другой член колотится где-то у бедер. Чья-то рука уже нащупала путь между ее ног. Она рванулась и почувствовала, как чьи-то пальцы нашли отверстие в ее платье и скользнули к складке, раздвигая бедра, касаясь жестких волос.

Ее собственная рука ощутила чье-то голое бедро, а затем гладкий выдающийся живот, скользнула круговым движением по толстому, поднимающемуся члену. Потом ее пальцы попали в чей-то пушистый холмик и погрузились в вагину. Все части человеческих тел контактировали с ее телом. Люди то вскрикивали, то ахали, реагируя на чьи-то прикосновения, испытывая попеременно, то боль, то наслаждение. Мужской член все больше напрягался и упирался в бедра Лили, и спустя мгновение, она почувствовала, как горячие капли потекли по ее телу. Одна из женщин, возле Лили, зажатая, словно сэндвич, между двумя мужчинами, тщетно пыталась сбросить через голову платье. Вдруг она вскрикнула, когда оба всадили в нее свои члены — один спереди, другой сзади. Ее ноги оторвались от пола, и подхватив их подмышки, один мужчина тянул ее к себе, а другой, схватив за грудь, давил на нее сзади. В экстазе, она закричала так, что ее голос покрыл шум толпы.

Затем, в поле зрения Лили попала другая женщина: обе ее груди выскочили наружу через прорези платья и к каждой припал мужской рот. Всеобщее безумие шокировало и возбуждало Лили. С одной стороны — она была напугана бешеным натиском человеческих тел на нее, с другой — она тоже потихоньку начала втягиваться во всеобщее взаимное трение. Поначалу, она протискивалась, извиваясь своим телом в сжавшей ее толпе; то раздвигала себе путь руками, то упиралась в грудь ими, отодвигаясь от чьих-то объятий. Если ее пальцы натыкались в этой гуще на чей-нибудь член, она слегка пожимала его или делала резкий рывок, после чего следовал вскрик. Если кто-то щипал ее за бедра, она тут же запускала ногой в чье-то голое бедро, возможно и принадлежавшее другому лицу. Если чья-то рука с силой хватала ее за грудь: она, с не меньшей силой вцеплялась зубами в ближайший к ней кусок человеческого тела.

Вся эта, тяжело дышащая человеческая масса, потеряла уже человеческий облик. Это была гора живого мяса и нервов, ничего больше. Бешенство продолжалось несколько минут, затем этот клубок стал сам по себе распадаться на отдельные сексуальные группы, охваченные половым безумием. Люди, отцепившись, отделялись от общей массы, как заговорщики, ложились тут же на пол, соединившись руками, ногами, телом и ртом.

Когда Лили выдвинула из этой массы свое исцарапанное тело, группа окончательно распалась. Все опустились на пол. Какой-то мужчина бросился к ней и Лили сжалась, чувствуя, что он, вот-вот овладеет еи. В следующую секунду, его руки впились ей в плечи, — Нет, нет! Пожалуйста, не надо! Взмолилась она.

И, не навалившись на нее, а наоборот — помогая встать, он сказал ей твердым голосом, — Ничего плохого с вами, мисс, не произойдет, а наоборот, все будет в порядке.

Осторожно, она ощупала свое тело, вся дрожа. — Вроде бы мне ничего не сломали, — Попробовала улыбнуться она. — Я чувствую себя, как регбистка после прорыва. Наверное, все так?

Мужчина ответил, сочувственно, — В конце концов, такой разогрев не так уж и плохо. Пробуждает какие-то интимные чувства, не так ли?

Она кивнула утвердительно. — Я думаю, продолжал он, — Что для большинства этих людей, такие вещи производят впечатление некоего обновления. Мы чувствуем себя, идущими в небеса, приобщаем себя к ним.

 — В этой же комнате?

 — Нет, пойдемте. Я покажу вам, где. — Он обнял ее рукой и подтолкнул к двери. Входя туда, он снова подтолкнул ее. Он положил руку на массивную ручку и открыл дверь.

Это была высокая, светлая комната с толстыми занавесками на окнах и серебряными бра. Сверху, из шарообразной люстры, по комнате разливался мягкий свет. Войдя, Лили сразу же заметила, в углу, одетого в красный плащ проповедника. Теперь у нее не осталось сомнений — Перед ней стоял Курт Томмини.

 — Не стесняйся, закрои дверь, — Сказал он.

 — С моей подругой все в порядке?

 — Конечно!

 — А как она...

 — Ее холодность и обида? Я полагаю, что сейчас она относится ко всему этому, так же как и ты.

 — Могу я ее увидеть сейчас?

 — Конечно! Сейчас у нее своего рода путешествие, с приключениями, по залам. Она там, откуда я тебя вызвал. Ты не хочешь составить мне компанию? Может и ее вытащим оттуда...

Они вышли и остановились перед другой дверью. Открыв ее, они вышли на лестницу, которая вела на второй этаж.

 — Как вы там повеселились? — Спросил он, когда они поднялись по лестнице.

Она чувствовала себя с ним свободно. — Мне как-то не по себе, у меня голова пошла кругом от этих друзей. Они все там будто сбесились. Я еще никогда такого не видела.

Томмини усмехнулся, — Насилие, секс, ненависть и ревность, без обмана и ложного стыда — это место, где позволяют все и используют все средства для возбуждения. Боже мои! Мы это уже прошли. Необходимо практически научиться тому, как сбрасывать с себя оковы тысячелетней цензуры, освободиться от социального наслаждения и выявить всю истинную животную природу, вот и все.

Он задержался перед очередной дверью. — То, что ты видела, все это варианты тои же темы.

Они вошли в пустое помещение без окон, примерно в тридцать шагов длиной. В первую минуту Лили подумала, что комната похожа на тюремное помещение: на всех четырех стенах висели орудия пыток, кандалы разных размеров и длинные хлысты, набитые волосом дубинки, клещи, щипцы, еще какие-то инструменты. Посреди комнаты стояло длинное ложе, окруженное нагими людьми с колпаками на голове. Их внимание было приковано к мужчине и женщине, тоже нагим, если не считать капюшонов. Женщина была тоненькая, смугленькая, восточного типа. Мужчина наоборот — высокий, с могучим торсом. Белые волосы спадали на плечи, широкую грудь и длинную шею. Лили все смотрела на эту пару. Женщина взмахнула рукой, и длинный свистящий бич из бычьей кожи, высек на плече мужчины красную кровавую полосу. Еще и еще взлетал бич, и тело мужчины покрывалось кровавыми рубцами. Тогда он повернулся к ней лицом и стал пытаться перехватить бич.

Томмини приблизился к Лили и прошептал, — Вот вам еще одна возможность пощекотать фантазию.

Она покачала головой, — Когда же она перестанет? Разве она не видит, что он уже изнемогает?

 — Все флагелянты — эксцентричные люди, если они скажут ей «нет», то здесь делать будет нечего. Посмотри на него.

Мужчина опять опустился на колени перед женщиной, а она хлестала его по плечам; но то, на что обратил внимание Лили Томмини, — Был член мужчины, находящийся в состоянии оргазма. Лили почувствовала, что ноги ее слабеют.

 — Может нам уйти отсюда? — Спросила она.

 — Нет, зачем же, пойдем поближе, посмотрим на других. Как ты это находишь?

 — Боже! Я думаю, они сами не прочь попасть в лапы этого дьявола.

 — Она, пожалуй, могла бы десяток осчастливить таким способом. Десять человек, одного за другим.

Лили с трудом воспринимала действительность, Не верю. Я думаю, что все это все-таки жестоко. Не могу себе представить всего этого.

 — Что же, сегодня у тебя будет случай, убедиться в противном. ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх