Стал девочкой

Страница: 1 из 2

Я был в общем-то нормальным пацаном, за исключением одного — любил наслаждения во всех их проявлениях. Рано научился онанизму, а в двенадцать лет стал постоянным подписчиком всех рассылок, посвященных способам мастурбации.

Этому способствовало также и то, что мои родители часто уезжали в командировки и оставляли меня одного и надолго. Они служили в консульстве, во Франции — квартира же оставлялась на меня — благо моя самостоятельность под сомнение не ставилась. Так, я оставался полновластным хозяином квартиры и интернета — у меня была протянута выделенка, поставленная отцом за успехи в школе — восьмой класс я закончил с двумя четверками — все остальные отметки были «Отлично».

Девчонки у меня не было. Это может показаться странным — у парня в пятнадцать лет — и нет девчонки. Я и сам не знаю что произошло — это что-то по Фрейду, комплекс, или там чего еще... Причем комплекс этот я приобрел уже в сознательном возрасте — в 13 лет жутко смущаясь пригласил одну в кино, и получил отказ. После школы предложил ей гулять со мной. Она ответила что занята после школы — я сказал, что имею в виду «гулять вообще». И был послан в грубой форме. Увы, я не стал писать стихи о несчастной любви, не стал добиваться ее расположения, расшвыривая хулиганов. Нет — я ударился в онанизм. Я ласкал себя практически все время, когда находился дома, доводя себя до изнеможения. Со спермой у меня проблем не было — я обычно ложился на спину, закидывая ноги назад и кончал себе прямо в рот — мне очень нравился вкус своих «половых выделений».

Однажды, просмотрев новую галерею в разделе «Анальный секс» я решился. Мне всегда хотелось любви, но так как мне ее никто не давал — девчонки все как одна от меня отвернулись, пацаны тоже не шибко уважали, родители приезжали на пару дней в месяц — то приходилось компенсировать эту недостачу самому.

Я поискал предмет, напоминающий по форме член, и нашел — эта была свечка.

Сантиметра два в диаметре, двадцать по длине — это была находка. Зайдя в ванную и, смазав свечу вазелином, я, с бьющимся от страха того, что я делаю что-то недозволенное, я нагнулся, и ввел ее себе в попку. Сначала было больно, но потом, когда она прошла сквозь сфинктер, я ощутил несказанное возбуждение. Схватив свой член, я кончил в три приема, как никогда обильно, оросив своей струей кучу старой одежды. Ее мы не выбрасывали, а накапливали, а потом мать увозила ее куда-то в секонд-хенд, или какую-то религиозную общину. Часть спермы попала на мамины колготки, и я стал ее слизывать. Языком я ощутил дивную, шелковистую поверхность нейлона, и возбуждение накатилось с новой силой. Я вскочил и натянув их, посмотрелся в зеркало — и ахнул, увидел картину моего перевоплощения. Хилый юнец куда-то исчез, вместо него стояла вполоборота девушка с короткими волосами, хоть и малоразвитой грудью. С тех пор все мои сексуальные игры стали вестись в этом направлении. Приходя из школы я надевал что-нибудь из маминых вещей, оттрахивал себя в зад свечкой (надо сказать, я открыл новый способ — нагревал свечу в горячей воде и вылепливал на ней головку) — в хозяйственном магазине я накупил себе уйму «партнеров» — я «трахался» со всевозможными свечами, с ручками инструментов, зубными щетками; и получал дивный спектр ощущений сексуального плана. Однажды, вылепив из парафина нового «любовника» я поднес его к лицу и неожиданно для себя взял его в рот. Поласкал языком, немного заглотнул и вновь широкая река возбуждения наплыла на меня. Я жадно сосал его и одновременно дрочил. Кончил я быстро. Но новый предмет возбуждения постоянно стоял перед глазами. Постепенно я стал мечтать о человеке. О мальчике — именно о сильном и красивом мальчике, который бы полюбил красивую девочку вроде меня.

В школу я стал надевать предметы одежды «Унисекс» — в основном из мягкой ткани — джинсов я не любил. Трусиков я не надевал вовсе, заменяя их черными колготочками. Я отрастил себе волосы до плеч, в школе нося их свободно, а дома заплетая косички. Никто не замечал перемен происходящих со мной. Постепенно я понял, что мне нравится один парень — его звали Костя. Выше меня, гибкий но сильный, он представлял собой мой новый идеал. Девчонки у него не было — слишком уж застенчивый он был, хотя многие на него заглядывались, даже преподавательницы.

Наконец, я понял, что надо брать быка за рога, а то его уведут. Я пригласил Костю к себе, поиграть на компе — странно, что в свои 15 он не видел не одной игры. Я усадил его за комп, и открыл заранее купленый коньяк — деньги у меня были. Пить он умел и любил — в нашем классе почти все курили и пили, кроме меня одного. Так, вдвоем мы распили бутылку «Арарата» — причем я старался больше наливать ему, но и сам неплохо раскрепостился. Однако Косте становилось все труднее сшибать фраги в Unreal — он изо всех сил старался глядеть в монитор.

 — Слушай, давай по инету полазим! — предложил я.

 — Давай! — хрипло сказал он.

Я зашел на свой любимый сайт фетиша — pantyhose.

Костя просматривал одну картинку за другой, глаза его горели, брюки оттопырились. Я, тем временем пошел в комнату и переоделся — надел свои любимые черные колготки (прямо из Франции, между прочим!), мамин лифчик, блузку и халат.

Он так и не обратил на меня внимание, а зря — я решил немного полюбоваться на него. И вдруг — он расстегнул ширинку и достал оттуда пенис небольшой величины — но такой аккуратный, что я едва не засмеялся от радости — он точь в точь напоминал мне моих восковых друзей.

Костя наяривал все сильней и сильней, и вдруг увидел меня — и мгновенно остановился — гамма ощущений на его лице менялась с катастрофической скоростью — сначала горящее и жадное — затем испуганное, потом удивленное и наконец — снова возбужденное, но малость робкое. Я скинул халат и подошел к нему, мельком глянув в монитор — там тетка в чулках делала минет мускулистому мужчине. «Как подходит» — мельком подумал я и взял в рот Костин член. Он был очень тугой и теплый. Я провел языком по головке, оттянул губами крайнюю плоть и вновь коснулся головки. Дотронулся языком до уретры, и начал сосать, лаская языком все подряд. Двумя руками, тем временем я поглаживал его яички. На лице Кости было написано выражение высшего блаженства.

Внезапно член сильно напрягся, задрожал у меня во рту и начал извергать сперму. Я смахивал языком все выходящее семя себе в глотку. Сперма его на вкус сильно отличалась от моей — была гуще и соленей, но тоже очень приятной.

Наконец, член замер и начал опадать. Я в последний раз облизнул его головку и выпустил изо рта. И только тогда я понял, что я сделал — но странно, никаких угрызений совести я не испытывал — было лишь только приятное, щемящее чувство в низу живота. Костя посмотрел на меня и улыбнулся. Осторожно погладил меня по голове, шее, особого внимания удостоил содержимое бюстгальтера и пошел ниже. Провел рукой по колготочной ткани, по моей попке и ножке, а когда он дотронулся до моих яичек, я тут же кончил, залив семенем колготки.

 — Ты как девчонка... — прошептал он, завороженно поглаживая мою попку. И вновь возбудился, пенис его восстал, и я им занялся. Сладко постанывая, он сказал:

 — Нет, ты куда лучше любой девчонки!

В тот вечер я отсосал у него шесть раз, но до чего-то более серьезного пока не дошло. Провожая его, я так и не сказал ему, чтоб он не болтал, хотя наверное надо было.

В школе на следующий день я ничего не заметил, Костя смотрел на меня слегка испуганно, а я ему улыбнулся. На выходе из школы меня нагнали три пацана — Тарасов-длинный, Никоненко — качок, и Карась — их командир. Это были мои одноклассники, являвшиеся также небольшой бандой мелкого пошиба.

 — Погоди,...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх